Нам солнца не надо, нам светит Меджлис

Post navigation

Нам солнца не надо, нам светит Меджлис

О процессах, происходящих в Крыму и крымскотатарском сообществе, читайте в материале Даниила Маврина. Порой бывает весьма полезно взглянуть на себя со стороны.

 

Важно, чтобы Зеркало при этом не было кривым…

 

Внутренние агенты внешнего влияния

 

Мустафа Джемилев - внутренний агент внешнего влияния в УкраинеГосударства всегда соперничали между собой. Самые трагические страницы в мировой истории — результат этой борьбы. И зачастую она проявлялась не как противостояние армий и полководцев за территории, а путем установления своего доминирования с использованием экономических, политических и психологических средств.

 

Например, исследователями упоминается массовое проникновение английских «агентов влияния» в Россию под видом послов и купцов в период правления Ивана Грозного.

 

В Новейшее время в качестве примера такого воздействия можно назвать финансирование прихода нацистов к власти в Германии и материальное обеспечение возрождения немецкого военного могущества Федеральной резервной системой США и банком Англии. Цель — натравливание Гитлера на СССР.

 

Подобный способ в межгосударственном противостоянии использовался США и в годы холодной войны, получив позаимствованное из военной терминологии наименование — стратегия непрямых геополитических действий.

 

Обязательным компонентом в стратегии непрямых геополитических действий является создание подконтрольных внешнему агенту одного или нескольких центров власти из элитарных групп внутри государства. Функционируя фактически параллельно с государственными органами власти, они выполняют следующие задачи: дестабилизация общества, его раскол на антагонистические друг другу и действующему политическому режиму группы, нагнетание недовольства. В перспективе эти группы влияния могут использоваться и как инструмент для свержения легитимного режима.

 

В регионах, где существует ситуация этнического конфликта, внешнее вмешательство — достаточно эффективный и часто используемый способ для решения задач, связанных с «большой» стратегией. Здесь уместно вспомнить поддержку Германией ирландских повстанцев для подрыва изнутри своего геополитического противника — Великобритании, или английское стимулирование арабского национализма на Ближнем Востоке с целью ослабления Османской империи в Первой мировой войне. Оппозиционные центры власти в таких случаях концентрируются вокруг этнических лидеров, которые становятся своеобразными символами движения или претендуют на эту роль.

 

Исследователи называют несколько индикаторов, свидетельствующих об использовании этнических лидеров и движений в контексте стратегии непрямых геополитических действий. В качестве наиболее общих здесь можно выделить: создание международных условий, которые способствуют мобилизации этнических групп, в том числе организационная и финансовая поддержка; coздание условий, которые стимулируют политические режимы в различных странах проводить политику, приводящую к обострению отношений с этническими общностями; организация посредничества и переговоров в урегулировании споров.

 

Именно в контексте инструмента «внешнего влияния» можно анализировать и деятельность лидеров крымскотатарского Меджлиса. Прежде чем говорить об этом, кратко изложим исходные параметры рассматриваемой нами ситуации.

Во-первых, на территории суверенного государства Украина действует этническая организация крымских татар — Меджлис, которая позиционирует себя в качестве органа национального самоуправления крымских татар. По данным социологического опроса, опубликованного Центром Разумкова в 2011 году, Меджлис поддерживают лишь 25% крымских татар.

 

Во-вторых, основной целью этой организации, сформулированной в ее программных документах, является создание на территории Автономной республики Крым независимого государства крымских татар, что подразумевает и отторжение от Украины этой территории. Промежуточная цель Меджлиса — достижение статуса национально-культурной автономии и получение доминирующего доступа к власти и к ресурсному потенциалу полуострова.

 

Меджлис как «дождь или солнце» — он просто есть

 

Возвращаясь к заявленной проблеме, отметим, что на данный момент основным предметом спора между действующей властью и Меджлисом является нахождение его вне правового поля Украины.

 

Де-юре Меджлис просто не существует. Его лидеры отказываются от регистрации в качестве общественно-политической организации в соответствии с действующим законодательством. По словам Председателя Меджлиса Мустафы Джемилева, регистрировать его «как общественную организацию нельзя», поскольку «это не группа единомышленников, а орган, который избирается самим народом».

 

Но более правдоподобно выглядит другое объяснение: регистрация в требуемом законодательством варианте поставит Меджлис в один ряд с другими крымскотатарскими общественно-политическими организациями, лишив его самопозиционирования: «Мы говорим Меджлис, подразумеваем крымскотатарский народ».

 

Заместитель Джемилева Рефат Чубаров утверждает, что общественная организация не может выполнять функции национального органа крымских татар, соответственно должен быть принят специальный закон о национальном органе.

 

Но, как отмечает известный крымский политолог Виктор Харабуга в интервью «Независимой газете»: «Мы живем в государстве, где существует Конституция, законодательство. Там не прописано ни понятие «коренной народ», ни особый статус Меджлиса как «параллельного парламента».

 

Фактически требования Меджлиса — это требования о получении статуса параллельного парламента для организации, цель которой — отторгнуть кусок территории Украины и выйти из ее состава. Именно для этого, по мнению автора этих строк, звучат требования о внесении изменений в законодательство Украины и претензии на статус национального парламента крымских татар.

 

Хотя, по убеждению крупнейшего прозападного издания Украины «Зеркало недели», споры по поводу законности Меджлиса являются бессмысленными.

 

Аргумент данного издания поражает своей абсурдностью: это все равно, что «объявить незаконным дождь или солнце, потому что они не прописаны в законодательстве. Они есть. И меджлис-курултай будет до тех пор, пока не выполнит свою миссию — восстановление прав народа, среди которых (спокойно!) — и право на самоопределение».

 

Говорить о том, что подобные лозунги не формулируются без команды «фас» со стороны внешних сил, заказывающих данный материал, наивно.

 

«Просто есть», заменяющее установленный законом порядок регистрации для организации, именуемой ее лидером «самостоятельным политическим игроком», — это абсолютно новая правовая категория не только для национального, но и международного права.

Любишь кататься — имей сто друзей

 

В этой статье не стесняются указать и на то, что именно с Меджлисом и только с Меджлисом, этой незаконной сепаратистской организацией крымских татар, будут вести диалог «все международные институты и дипломаты всех стран».

 

Тогда становится непонятным, почему никогда нигде не встречалась информация о том, что все международные организации согласны вести переговоры только с ЭТА (Националистическая организация баскских радикалов) или ИРА (Ирландская республиканская армия), цели которых практически идентичны целям меджлиса.

 

Трудно себе представить и госсекретаря США, который встречается и организует сотрудничество, например, с представителями «Партии независимости Аляски».

 

Безусловно, вряд ли можно назвать государство, которое бы поддерживало «устремления этнических меньшинств к самоопределению в своей, а не другой стране». И как тогда объяснить тесные и многочисленные внешние контакты Меджлиса, кроме как не политикой двойных стандартов и избирательной поддержкой сепаратизма?

 

Список международных организаций и представителей различных государств, с которыми связана деятельность слишком активного для «нетленного» Джемилева внушителен. Среди них: Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств, Совет международных исследований и обмена, Агентство международного развития США, министерство иностранных дел Великобритании, Генеральный Директорат Европейской Комиссии по вопросам внешних отношений Организация непредставленных народов и наций, программа развития ООН в Украине и так далее.

 

В принципе, любовь к путешествиям для человека весьма уважаемого возраста — это европейская практика, но ведь не все пенсионеры жалуются международным организациям на жизнь в государстве, которое взяло на себя обязательства по обустройству прав репатриантов, которых не депортировало.

 

Ну, а если серьезно, риторика Меджлиса на всех этих встречах одинакова и обвинительна — ущемление прав крымскотатарского народа.

 

Например, на сайте Меджлиса опубликована информация о состоявшемся в апреле 2013 года в Кельне ужине в честь «председателя Меджлиса Мустафы Джемилева». Среди присутствующих представители крупнейших турецких организаций в Европе: Генеральный президент Европейского Тюрко-исламского союза, Генеральный секретарь Исламского сообщества национальной позиции Европы, Центр турецко-германской дружбы, Представитель Союза Тюркских демократов в Германии, Председатель государственной комиссии по интеграции, руководители турецких и мусульманских общин Германии, представители ведущих турецких СМИ в Европе.

 

В своем выступлении Джемилев поведал об «этнических чистках крымских татар из органов власти Крыма по национальному признаку и приближению к представительному органу крымских татар», обвинил украинские и республиканские власти в стремлении «уничтожить систему Курултая Крымскотатарского народа — общенациональной структуры по защите прав крымских татар».

 

Кроме того, на этой встрече «прозвучало мнение, что глава крымского правительства … явно готовится выполнить в отношении мусульман Крыма роль «украинского Милошевича». А это звучит уже тревожно, практически как сценарий дальнейшего развития событий в Крыму, если вспомнить судьбу Югославии и Косово.

 

Участники ужина решили в дальнейшем организовать на территории Европейского Союза чрезвычайное совещание тюркских общественных организаций и обсудить современное тяжелое положение крымскотатарского народа в Украине. Была озвучена и необходимость донесения проектов по содействию защите прав крымских татар в Украине широкой международной общественности.

Звучит по-европейски чинно и благородно, если игнорировать в этом явную попытку вмешательства во внутреннюю политику суверенного государства, которое совсем не взывало о помощи в выборе кандидатур на посты госчиновников в АРК, назначаемых по профессиональному, а не по этническому признаку.

 

Только непонятно, почему назначение на государственные должности, в том числе крымских татар просто не имеющих отношения к Меджлису, преподносится как действия против всего крымскотатарского народа?

 

Вспомним, что категоричную форму заявления Меджлиса приобрели после потери своего доминирования в Совете представителей крымскотатарского народа при Президенте Украины. Согласно Указу Виктора Януковича от 26 августа 2010 года, персональный состав Совета утверждается Президентом Украины.

 

В обновленном составе, дополненном представителями других крымскотатарских общественно-политических организаций АРК, Меджлис не обладал абсолютной монополией. Вполне логичный шаг, учитывая низкий уровень поддержки Меджлиса среди крымских татар.

 

Но по этой причине члены Меджлиса участия в заседаниях Совета больше не принимают.

 

По словам Мустафы Джемилева, являвшегося его председателем Совета с 1999 года, «власти должны взаимодействовать с коренным народом только посредством законно избранных ими своих представительных органов». То есть только с представителями Меджлиса. Но как можно законно избирать членов незаконной организации?

 

Но самое главное, почему все так рьяно пекущиеся о судьбе крымскотатарского народа представители и председатели не прислушиваются к легализованным крымскотатарским организациям, объединившимся в Крымскотатарский народный фронт?

 

В феврале 2012 года состоялся официальный визит в Крым делегации Организации Объединенных Наций, представляющей Департамент политических дел ООН и Бюро по предотвращению кризисов и восстановлению Программы развития ООН. Общественным организациям татар Крыма, входящим в состав Крымскотатарского народного фронта, было официально отказано во встрече с делегацией и заявлено, что для изучения крымскотатарского вопроса миссия ООН будет встречаться только с представителями Меджлиса.

Шулер пойман — пора на покой

 

Все сценарии «походов за правдой» глав Меджлиса от имени (но не по поручению!) всего крымскотатарского народа стандартны: жалобы на жизнь, просьба о помощи, получение согласия. Так в апреле 2013 года Рефат Чубаров «проинформировал» главу Европейского Союза в Украине, посла Яна Томбински, «о возрастающем напряжении взаимоотношений между крымской исполнительной властью и высшим представительным органом крымскотатарского народа — Меджлисом, о неприятии «крымскими властями диалога с крымскими татарами».

 

Председатель Меджлиса Мустафа Джемилев поддерживает тесные связи с глашатаем имперских амбиций НАТО Збигневым БжезинскимВо время встречи с представителем Европейского Союза в Украине, «основную часть встречи его участники посвятили обсуждению вопросов взаимодействия в подготовке Международного форума по восстановлению прав крымскотатарского народа, обеспечению его безопасности и гарантий развития в Украине».

 

Этот форум, поддержанный в ООН, ОБСЕ, ЕС должен собраться для обсуждения возможных форм международной помощи в возвращении крымских татар, их обустройства и правовой интеграции в украинское общество, а также для создания международного фонда, в котором планировалось, по высказыванию Чубарова, аккумулировать до 100 млн. евро.

 

То есть, международная общественность не просто обещает содействие «по восстановлению прав крымскотатарского народа», но и самым активным образом ее оказывает. В частности, финансово. Хотя финансовая область деятельности Джемилева — большой секрет, поскольку как нелегальная организация Меджлис не предоставляют бухгалтерскую отчетность не только налоговым органам, но и собственному народу.

 

По данным крымскотатарской общественной организации «Милли Фирка» на 2014 год, США через Государственный департамент и Агентство международного развития собираются выделить «на поддержку демократии и реформ в Украине» $54 млн., годовой бюджет Меджлиса в несколько раз превышает годовой бюджет Представительства Президента в Крыму.

 

Даже только финансирование поездок Джемилева — очень затратная статья расходов. И это все, по его словам, благотворительность международных организаций, выделяемая на правое дело восстановления прав депортированных крымских татар.

 

И на этом фоне обвинительная риторика лидеров Меджлиса в отношении украинских властей все больше ужесточается: «Цель Януковича в том, чтобы убрать Меджлис, избираемый крымскотатарским народом, с политической арены Украины. … Президенту не нравится, что решения по многим политическим вопросам Меджлис принимает самостоятельно».

 

А связано это с тем, как прокомментировал Джемилев в интервью «Радио свобода», что «Меджлис крымскотатарского народа является организованной оппозицией нынешней власти на Украине».

 

Становятся более агрессивными и обещания Джемилева обратиться к помощи мирового сообщества: «легитимность его (Меджлиса) подтверждает Декларация ООН о правах коренных народов. С этим власти обязаны считаться. Если не будут считаться, будем подключать международные структуры».

 

Подключение международных структур, помимо того, что «будут перекрыты дороги, парализовано движение, минимум в Симферополе, а возможно, это перекинется и на другие регионы автономии», было обещано и в случае, если Меджлису не позволят монопольно проводить траурные мероприятие 18 мая в День памяти жертв депортации 1944 года.

 

Цитировать высказывания председателя Меджлиса во время его международных встреч и пассажи в отношении украинской власти — задача непосильная для одной публикации: он весьма активен, красноречив и многословен. Но обобщающие моменты здесь выделить можно. Ведь вся эта, по выражению «Зеркала недели», «провинциальная мышиная возня» очень четко соответствует выделяемым исследователями индикаторам, свидетельствующим об использовании этнических лидеров и движений в контексте стратегии непрямых действий.

 

Итак, действующий параллельно с государственными органами власти нелегитимный центр власти в Крыму уже есть — Меджлис.

 

Он самым активным образом поддерживается извне. Все организации и государства, обещающие помощь и помогающие Меджлису, так или иначе связаны с НАТО, которое чрезвычайно активно в Черноморско-Каспийском регионе, или имеет собственные геополитические интересы в Крыму.

 

Своими демаршами и требованиями в адрес действующей власти, формулируемыми сепаратистскими лозунгами, а также явным демонстрированием пренебрежения к законодательной системе Украины, осуществляемыми при откровенном одобрении из-за рубежа, Меджлис фактически вынуждает действующую власть принимать шаги, направленные на ограничение его деятельности. Хотя политика власти как на республиканском, так и на государственном уровне в отношении Меджлиса и его лидеров более чем мягкая.

 

Но компромисс уже едва ли возможен. Эффективно формировать этномобилизационные конфликтные процессы в Крыму у Джемилева теперь вряд ли получится, ему не доверяют даже свои.

 

Пожалуй, надо ждать нового лидера, который будет так же активно использоваться для «больших игр» на территории Крыма…

Даниил МАВРИН

 

Дополнительные материалы по теме:

 

Кто стоит за Мустафой Джемилевым?

 

Кто содержит меджлис?

 

Зачем Америке Меджлис?

 

Шолом алейхем, Мустафа!

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня