Народ, который хочет жить, убить невозможно

Post navigation

Народ, который хочет жить, убить невозможно

66 лет назад был депортирован народ Балкарии

Нам хотели дать почувствовать нашу малость, за сутки лишив Родины, но мы выстояли. Народ который не хочет умереть, убить невозможно

Кязим Мечиев

8 Марта 1944 года репрессивная деятельность государственного режима по отношению к балкарскому народу достигает своего апогея — народ лишается своей государственности и территории, подвергается тотальному насильственному переселению в республики Средней Азии и Казахстана.

Официальным основанием постановки вопроса о выселении балкарского народа является клеветнический донос в адрес Л.П.Берия, подписанный руководством КБАССР в лице Кумехова, Бзиава и Филатова с просьбой выселить балкарский народ за якобы имевший место массовый бандитизм. Вопрос с выселением балкарского народа окончательно был решен в феврале 1944 года в г.Орджоникидзе (ныне г.Владикавказ) во время встречи Л.Берия с первым секретарем Кабардино-Балкарского обкома ВКП(б) Кумеховым (кабардинцем). Единственный балкарец, сопровождавший Кумехова в этой поездке, молодой инструктор обкома ВКП(б) К.Уянаев на прием к Л.Берия допущен не был. А высшее должностное лицо на тот период из числа балкарцев — Председатель Президиума Верховного Совета КБ АССР 30-летний И.Л.Ульбашев заблаговременно был отправлен в командировку в г.Москву. Таким образом встать на защиту интересов балкарского народа фактически было некому.

Вся эта вакханалия происходила в то время, когда 16,3 тысячи представителей малочисленного (около 53 тыс. человек на 1941 год) балкарского народа героически сражались против гитлеровских оккупантов на фронтах Великой Отечественной войны. В этом призыве на фронт с кратным увеличением норм мобилизации кроется одна из главных причин того, почему балкарцы, несмотря на явное и очевидное для всех количество многодетных семей, на 1959 год были единственным из репрессированных народов, не достигших своей довоенной, на 1939 год, численности. Никто не принимал во внимание, что на фронтах Великой Отечественной войны находится около 30% от общей численности всего балкарского населения КБАССР.

В течение одних суток весь народ (около 38 тыс. человек) был загружен в товарные составы-«скотовозы» и тотально выслан в Казахстан и Среднюю Азию. При этом за исключением 20 кг груза, разрешенного брать с собой каждой семье, все движимое и недвижимое имущество балкарцев осталось в КБАССР, которая тем же Указом была переименована в Кабардинскую АССР с передачей ей 90 % территорий Балкарии. Часть Эльбрусского и Нагорного районов были переданы Грузии с образованием Верхнесванетского района. Примечательно, что Указ Президиума Верховного Совета СССР о выселении балкарцев из КБАССР был принят 8 апреля 1944 года, спустя месяц после осуществления самого акта геноцида.

Поднадзорная, при жестком комендантском режиме, ссылка продлилась 13 долгих лет, в течение которых от голода, тифа и каторжных работ погибла половина балкарского народа.

9 января 1957 года Президиумом Верховного Совета СССР был принят Указ о полном снятии ограничений с балкарцев, возвращении их на родину и переименовании Кабардинской АССР в Кабардино-Балкарскую АССР. Народ в организованном порядке, эшелонами стал возвращаться на Родину. Массовое возвращение пришлось на 1957 — 1958 годы.

Возвращение балкарцев на историческую родину в 1957-59 годах не сопровождалось восстановлением попранных прав. «Восстановление государственности балкарского народа» оказалось фикцией.

Из всех балкарских населенных пунктов была восстановлена едва ли половина, а из 6 населенных пунктов Хуламского общества — ни один. Вопреки всем нынешним заявлениям руководства КБР о «сохранении и передаче балкарцам их домов» практически все балкарские села были разрушены полностью и в основном пустовали. Более того, общеизвестно, что разрушение балкарских сел (от разбора зданий до уничтожения надгробных плит) осуществлялось по прямому указанию Обкома партии и Совнаркома Кабардинской АССР, на основании их совместного постановления от 15 апреля 1944 г. no 241, принятого сразу же после депортации балкарцев. Народу пришлось обустраиваться заново. На сегодняшний день 76 балкарских селений лежат в руинах. В результате манипуляций с административно-территориальным делением республики не был восстановлен в прежних границах ни один из четырех районов Балкарии, существовавших на момент насильственного переселения.

Федеральный центр выделил на обустройство возвратившегося из ссылки балкарского народа значительные средства. Однако обком и Совмин республики использовали их по собственному усмотрению. Как свидетельствуют документы, средства целенаправленно распылялись и откровенно разворовывались. Материалы организованной в 1991 году комиссии депутатов Верховного Совета КБАССР свидетельствуют, что из всех этих средств лишь 13% были использованы по прямому назначению, т.е. на нужды балкарского народа. Огромные средства в значительной части были направлены на строительство объектов в кабардинских населенных пунктах. Большинство административных зданий, производств и школ в них построено именно в годы, когда из федерального бюджета направлялись целевые средства на восстановление инфраструктуры балкарских населенных пунктов и строительство жилья для возвращающихся. То же повторилось и в 1990-х годах — в Балкарии не был построен ни один из планировавшихся 200 объектов, за исключением 2-й городской больницы в с.Хасанья. Примечательно что в декабре 1989 года Верховный Совет СССР, а затем и Верховный Совет РСФСР твердо осудили репрессии со стороны государства в отношении народов, насильственно выселенных в 1942 — 1944 годах из родных мест в Сибирь и республики Средней Азии и Казахстан. 26 апреля 1991 года Верховный Совет РСФСР принял закон «О реабилитации репрессированных народов», в соответствии с которым права репрессированных народов должны были быть восстановлены в полном объеме, что, к сожалению, до сих пор не осуществлено.

В марте 1994 года, в канун 50-летия выселения балкарского народа в Среднюю Азию и Казахстан, Президент Российской Федерации Б.Н.Ельцин официально от лица государства извинился перед балкарским народом за репрессии и геноцид в период с 1944 по 1957 годы. Тем самым Российское государство дало понять всем и каждому, что чернить балкарский народ, навешивать на него разного рода ярлыки непозволительно и преступно. Тотальной Насильственной репрессивной Депортации были подвергнуты:

КАРАЧАЕВЦЫ — 2 ноября 1943 г.;

ЧЕЧЕНЦЫ — 23 февраля 1944 г.;

ИНГУШИ — 23 февраля 1944 г.;

БАЛКАРЦЫ — 8 марта 1944 г.;

КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ—18 мая 1944 г.;

ПОНТИЙСКИЕ ГРЕКИ с Кавказа- 27 июня 1944 г.из Крыма, июнь 1949 г. из Грузии;

МЕСХЕТИНСКИЕ ТУРКИ-14 ноября 1944 г.;

ХЕМШИДЫ-ноябрь 1944 г.;

и другие Народы, начиная с 1919 г.

Каждый четвертый балкарец находился в рядах воюющей Красной Армии. Каждый второй из них погиб, защищая Отечество от немецко-фашистских захватчиков. Воины-балкарцы в числе первых встретили врага на западной границе СССР, став участниками героической обороны Брестской крепости. Сыны Балкарии защищали Москву и Ленинград, принимали участие во всех крупных операциях Великой Отечественной войны, участвовали в партизанском движении на Украине и Белоруссии, в антифашистском сопротивлении в Европе, в конечном освобождении народов Европы от гитлеровского ига. Многие из балкарцев дошли до Берлина, приняв участие в штурме логова германского фашизма. Отважный летчик — Балкарец Алим Байсултанов стал первым Героем Советского Союза из Северного Кавказа.

Из общего числа высланных балкарцев 52 процента составляли дети, 30 — женщины, 18 процентов — старики и инвалиды. Таким образом, жертвами депортации оказались дети, женщины и старики

За 9 месяцев 1944 года родилось всего 56 детей, а умерло — 1592 человека. Начиная от 1 апреля 1944 года до сентября 1946 года а Казахстане и Киргизии умерло 4849 балкарцев, а это каждый восьмой переселенец. Народ практически вымирал в изгнании.

Все рушится. Все падает во тьму

Под черным ураганом выселенья.

О, дай, Аллах, народу моему

В годину эту страшную терпенья…

Я пожил, я немало видел бед,

Но что они в сравненье с той,

что ныне?

Изгнанник я. И вот под старость лет

С родным народом маюсь

на чужбине.

Уже тускнеет свет в моих глазах,

Но через все страданья и сомненья

Лишь об одном молю тебя, Аллах:

Народу моему пошли терпенья.

Слух пропадет и голос у меня,

Завоет пес мой, чувствуя тревогу,

И люди деревянного коня

Мне снарядят в последнюю дорогу.

Но жив пока, пока могу дышать

Под тяжким гнетом горестных

событий,

Я не устану братьям повторять:

— Вы ненависти в сердце не копите!

На скачках проверяют скакуна.

Пройдем же сквозь хулу

и сквозь проклятья.

От горя, как от скверного вина,

Не обезумьте — к вам взываю, братья!

Народ наш не был баловнем судьбы,

И голод донимал нас, и набеги.

Но не свернули с праведной тропы,

И, дай Аллах, нам не свернуть

вовеки.

И головы летели наши в прах,

Когда мы с неприятелем сшибались,

И пламя гасло в наших очагах,

Но мы всегда народом оставались.

Знавали мы нашествия чумы,

Знавали наводненья и лавины,

Но горской чести не роняли мы.

Свидетели — и горы, и долины.

Наш край родимый, как он далеко!

И хлеб изгнанья в нашем горле комом.

Да, выдержать такое нелегко.

Не выдержать — покрыть себя позором.

Возьми слова Кязима, брат, возьми

И выстой в жизни под безумным гнетом.

Пока нам хватит силы быть людьми,

Мы на земле останемся народом.

Кязим МЕЧИЕВ

www.ingushetia.org

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня