Нас обещали вернуть в свои дома

Post navigation

Нас обещали вернуть в свои дома

Я родилась 17 марта 1929 года. Моя мать — Фатма Меметовна Азизова, 1903 г.р., отец — Юсуф Абдиевич Азизов, 1893 г.р. Я родилась в Массандре, и жили мы по ул. Егорова, 6.

 

Нас обещали вернуть в свои домаМама работала заведующей детсадом от винзавода «Массандра» до 1941 года, а когда началась война, нам как семье члена партии был дан указ эвакуироваться с возвращением на место работы после окончания войны. С нами была Ирина Даниловна Перепелицина с дочкой Татьяной, работавшая в то время председателем Массандровского поссовета, которая получила такой же указ.

 

Нас направили в Туркменистан, в г.Мары. Папа попросил маму, чтобы она как член Коммунистической партии попросила перевести их в другое место жительства, так как в Средней Азии от жары с его болезнями ему было очень плохо. Чтобы спасти жизнь отцу, мама перевезла нас в Ессентуки.

 

Так получилось, что гитлеровцы заняли город, и маме пришлось уехать, наша связь с ней прервалась. От всего пережитого и от того, что пришлось расстаться с мамой, папа умер, а я осталась сиротой. Это было в 1942 году.

 

Папу похоронили русские женщины, спасибо им, а я плакала и кричала от безысходности, меня отвезли в детдом в г.Армавир Ставропольского края, (станица Барсуки), где я находилась до начала 1943 года.

 

В те годы мы голодали, ходили побираться по дорогам, просили хлеба. Были и маленькие дети, которых привезли из блокадного Ленинграда. Мы искали колосья пшеницы и ели. Повар давал нам железные банки, в которых мы жарили семечки и лускали их, сидя целыми днями на кроватях, а потом опять шли побираться по деревне.

 

Когда гитлеровцы отступали, кто-то доложил, что директор у нас коммунистка, по национальности еврейка. Ее вызвали в комендатуру. Она пришла к нам, старшим девочкам, попрощаться. Мы все плакали, она поцеловала каждую из нас и еще принесла тарелку с кипятком и положила туда свой партбилет и сказала: «Дети, знайте, может, того, кто меня выдал, уже и в живых нет, но я никому не отдам, лучше скушаю размоченный партбилет, пусть он уйдет со мной». И уехала в комендатуру. Больше она не вернулась, и детдом остался без директора.

 

От голода мы стали болеть. Написали в Москву. Оттуда к нам прислали другого директора, у него не было одной руки. Нас, пятерых старших девочек, послали на работу в г.Ижевск. Поселили в клубе, кормили, устроили на военный завод, где мы работали малярами, красили пулеметы, маскировали щиты, складывали в футляры бомбы.

 

Потом пошел слух, что война скоро закончится. Я пошла к директору завода и попросила уволить меня, так как хотела поехать искать маму. Директор согласился, в мае 1943 года меня уволили. Бригадир купил мне билет и проводил. Я приехала, а мамы еще нет. Тогда я решила поехать в Симферополь, подошла к участковому, у меня была справка с завода, я все рассказала ему. Он спросил, кто я по национальности, я ответила, что татарка, и тогда он сказал, что отправит меня в Ташкент: «Езжай, может, там найдешь родных. На вокзале в Ташкенте подойди к участковому».

 

Я так и сделала. Но на дверях висела записка, чтобы приходили на следующий день. Было уже 6 часов вечера, на мое счастье, подошел мужчина, спросил, кто хочет работать в колхозе, сушить для армии помидоры, капусту и картофель. Я согласилась.

 

Мы отправляли сушеную продукцию на армейскую базу, там складывали в бумажные мешки и отправляли, а нам давали 500 грамм хлеба в день. Так в колхозе я работала день и ночь и проработала много времени. Стаж работы у меня 47 лет. Там же я вышла замуж и родила 5 детей. Муж мой был узбек. Он умер в 1980 году после аварии, после этого я решила вернуться на Родину в 1991 году искать маму и узнать, приезжала ли она сюда.

 

Оказалось, что приезжала. Об этом мне рассказала тетя Ира Перепелицина. Ее с дочерью после войны в Крым пустили, а мою маму нет, потому что крымская татарка. Мама плакала, сказала, что муж умер, дочь неизвестно в каком детдоме. Но ее горе никого не тронуло. Тогда она уехала в Дагестан, в г. Махачкалу, где от всего пережитого вскоре умерла.

 

Я прошу помочь получить мне квартиру. Моя мать была коммунисткой. Я обратилась к директору винзавода Массандры, чтобы вернули мне квартиру, так как мы сдали ее Н.Соболеву, который пообещал, что когда мы вернемся в Ялту, квартиру получим обратно. В этой квартира я родилась и прожила до 1941 года.

 

Когда я вернулась в Ялту и обратилась к властям, чтобы мне вернули мою квартиру или хотя бы выделили мне общежитие, мне ответили, что, мол, мы ничего не знаем. У меня есть свидетели, сотрудники моей мамы, это повар и прачка, работавшие у нее, они дали подтверждение.

 

Я осталась сиротой. Меня ограбили, лишив родителей и жилья. Я хочу подать в суд. Выделил бы мне директор завода хотя бы общежитие, на том бы разговор и закончился. Нас эвакуировали с условием возвращения в свои дома.

 

Многие в Ялте имеют по несколько квартир, квартиры пустуют или сдаются. Олигархи выкупили участки, построили дворцы, а рабочий класс страдает».

 

Велядия Азизова, г.Ялта

Газета «Голос Крыма», № 31 (969) от 03.08.2012 г.

Похожие материалы

Ретроспектива дня