Национальные конфликты убрали с улицы

Post navigation

Национальные конфликты убрали с улицы

Президент России Владимир Путин начинает четвертый срок. Любой на его месте при переизбрании мог бы внести серьезные коррективы в свою политическую и экономическую стратегию или ограничиться точечной настройкой. Скажу о той сфере, которую знаю: национальных и этноконфессиональных отношениях.

Национальные конфликты убрали с улицы

Как мы можем судить по процессу переподтверждения соответствующих направлений в администрации президента и правительстве, Путин согласился или поддержал ту схему управления национальной политикой, которая сложилась за последние пять лет и которую он вместе со своей командой строил с 2012 года, начиная с его знаменитой статьи «Россия: национальный вопрос».

До сих пор есть много суждений о том, как выполняются майские указы президента России, которые он подписал 7 мая 2012 года в день вступления в должность в третий раз. По мнению экспертов, указ, касающийся гармонизации межнациональных отношений в стране, исполнен полностью. Все те задачи, которые были сформулированы как в организационной, так и в содержательной схеме, оказались реализованными. И это одна из причин того, что в майском указе 2018 года нет отдельного раздела по этнополитическим проблемам. Все объективные показатели ситуации с межнациональными отношениями заметно улучшились, что видно и по социологическим опросам, и по тону и содержанию публикаций российских средств массовой информации.

Практически ушел в прошлое «язык вражды», который процветал еще пять лет назад. Значительно снизился уровень антисемитизма и кавказофобии. Уже мало кто употребляет негативно окрашенное словосочетание «лицо кавказской национальности», перестали появляться лозунги «хватит кормить Кавказ». Даже мигрантофобия значительно пошла на спад. Самое заметное — это то, что притихли радикальные националисты всех мастей. Конечно, они не исчезли в принципе, но их активность в общественном пространстве резко снизилась.

Сложилась работающая система управления национальной политикой, мониторинга и упреждения конфликтов. Любая система — это прежде всего люди. В данном случае, можно назвать первого заместителя руководителя администрации президента Сергея Кириенко и заместителя руководителя администрации президента Магомедсалама Магомедова. Появился и орган исполнительной власти в правительстве — Федеральное агентство по делам национальностей. Во всех субъектах Российской Федерации воссозданы и действуют структурные подразделения и общественно-консультативные советы при главах. Государство вновь стало активным игроком на этноконфессиональном поле, проводит национальную политику, которую когда-то оставило без своего присмотра. Напомню, что в 2004 году были ликвидированы практически все структуры исполнительной власти, которые занимались этой темой не только на федеральном уровне, но и региональном и местного самоуправления.

Сейчас все это появилось. Создана государственная система мониторинга этноконфессиональных отношений, которая начинает ныне доходить до населенных пунктов. Возникло понимание и осознание того — и президент Путин активно это продвигает и поддерживает, —что реальная национальная политика происходит на местах, в городе и селе. У нас в стране более 23 тысяч органов местного самоуправления. Раньше даже в их уставах или в распределениях обязанностей не была прописана необходимость обращать внимание на межэтнические отношения. Сейчас же это одна из задач органов местного самоуправления. Для их решения нужны специалисты, как минимум, два человека на управляющую единицу. Получается, что требуется около 50 тысяч профессионалов, которых еще предстоит обучить.

По майскому указу 2012 года создан принципиально новый для сферы этнополитики общественно-консультативный институт — Совет при президенте России по межнациональным отношениям. В рамках его создан президиум, который рассматривает оперативные вопросы, готовит предложения к заседаниям. Через совет происходит постоянный обмен мнениями и корректировка практических действий и теоретических документов, диалог с властными структурами. Практически все национально-культурные автономии и крупнейшие национальные организации представлены в совете, равно как ведущие представители экспертного и научного сообщества.

Совет существует шесть лет. За это время по предложениям его членов президент России дал около 85 поручений, и реализация их вышла на уровень более 80%. Главным продуктом работы совета стала Стратегия государственной национальной политики на период до 2025 года. Она появилась на свет пять с половиной лет тому назад, но уже можно многое записать в актив. Вошли в традицию ежегодные совещания руководителей органов власти субъектов Федерации по реализации Стратегии, где собираются высшие должностные лица, обмениваются опытом и практикой работы. Отмечу особо два заседания Совета по межнациональным отношениям, которые прошли в Астрахани в 2016 году и в Йошкар-Оле в 2017 году. Они выработали новые акценты и ориентиры в этнополитике. И я должен сказать, что авторитет совета возрастает. Это говорит о том, что институты гражданского общества за последние шесть лет стали активным актором национальной политики и партнером государства.

А теперь о главном вопросе. Какую пользу приносит выстроенная система реализации национальной политики органами власти в союзе с гражданским обществом и научной и экспертной средой? Покажем на примере с проблемой обязательного или необязательного изучения национальных языков в республиках. Как бы она решалась еще шесть лет назад? Думаю, что в 2011 году мы бы вышли на серьезный конфликт с участием улицы. Но сейчас удалось общими усилиями убрать фактор улицы и не допустить политизации этой сложнейшей и взрывоопасной проблемы. Дискуссия была переведена на уровень экспертов, за стол переговоров. Потенциальный конфликт вовремя увидели и не допустили неуправляемого развития событий.

Процесс изучения родных языков может складываться двумя путями. Первый подход — это нужно сделать престижным, чтобы люди знали и родной язык, и языки соседей. Второй подход — расширять сферу практического применения национальных языков. Ни в коем случае недопустимо насильственное административное давление и принуждение к изучению языка. Были ведь «советы» заставлять или — другая крайность — вообще не изучать национальные языки. Оба варианты неприемлемы. И я с удовлетворением отмечаю, что в этом случае общество, система образования и власть вышли на правильную и грамотную в правовом отношении модель разрешения конфликтных ситуаций, основы которой были заложены шесть лет назад Стратегией государственной национальной политики.

Однако жизнь быстро изменяется, она ставит новые вопросы, риски и вызовы. Поэтому полного воспроизводства модели, появившейся на свет в 2012—2013 годах, быть не может. В майском указе 2018 года президент России Владимир Путин поручил правительству при разработке национальной программы обратить особое внимание на необходимость укрепления российской гражданской идентичности на основе духовно-нравственных и культурных ценностей народов Российской Федерации. Существующая модель управления этнополитическими процессами в нашей стране и команда, которая ее осуществляет, способны обеспечить решение этой задачи.

Владимир Зорин — председатель комитета Государственной думы по делам национальностей (1996−2000), министр РФ по делам национальностей (2001−2004), доктор политических наук, профессор, член Президиума Совета при президенте России по межнациональным отношениям

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2433548.html

Похожие материалы: