Небо и космос академика Якуба Бекирова

Post navigation

Небо и космос академика Якуба Бекирова

Якуб Бекиров — научный консультант ОАО НПО «Родина» (авиакосмический холдинг), Заслуженный машиностроитель РСФСР, академик Международной академии информатизации, член Союза писателей Крыма, профессор.

 

Броня его успехов защищает соотечественников от наветов злопыхателей и помогает читателям понять, кто есть кто.

 

Якуб Бекиров - научный консультант ОАО НПО «Родина» (авиакосмический холдинг), Заслуженный машиностроитель РСФСР, академик Международной академии информатизации, член Союза писателей Крыма, профессорЯкуб Бекиров родился в июле 1923 года в Симферополе (Акмесджиде). В семье он был самым младшим, одиннадцатым ребенком. Жилось трудно, работал только отец. Мать растила и воспитывала детей, ухаживала за скотиной. Дом располагался в старой части города. В одну комнату пускали квартирантов. Во дворе был небольшой сад, мама гордилась выращиваемыми розами, которыми одаривала в период цветения всех своих гостей. Уроки дети делали при свете керосиновых ламп.

 

В начале 1930-х годов жизнь стала еще трудней. Была введена карточная система распределения продуктов. Норма хлеба на иждивенца составляла 200 грамм, а на работающего — 400 грамм. Мама устроилась на работу уборщицей на деревообрабатывающий завод, расположенный за железнодорожным вокзалом. Выживали благодаря корове и родственникам из деревни.

 

После смерти отца в 1935 году положение семьи ухудшилось. Якуб после школы продавал на базаре, который располагался на месте нынешнего парка Тренева, папиросы под названием «За заем», а в жаркое время года — холодную воду, нося тяжелое ведро и кружку.

Уже в школьные годы Якуб Бекиров пробовал писать стихи и однажды, читая их, был замечен вторым секретарем обкома партии Крыма Чагаром, который поддержал его начинание. За повесть «Огге, аркадашлар» школьнику Якубу Бекирову в 1939 году по итогам конкурса в Симферопольском пединституте присудили третью премию — 500 рублей.

 

В 1940 году Якуб Бекиров с товарищем Шевкетом Батыревым окончили крымскотатарскую образцовую школу с похвальными грамотами (золотых медалей тогда еще не было) и поступили на моторостроительный факультет Казанского авиационного института. Трудно было в первом полугодии, так как все лекции читались на русском языке. Но ребята старались, не пропустили ни одной лекции, ни одной лабораторной работы и в итоге первый курс оба друга окончили на «отлично».

Радужные надежды омрачились, когда началась война. Через неделю Якуба в числе группы студентов института направили на моторостроительный завод №16, выпускавший двигатели для производившихся на соседнем заводе самолетов Пе-2. Работали по 12 часов в сутки, а в конце месяца вовсе ночевали в цехе. В стране опять ввели карточную систему на продукты. На заводе кормили один раз в день.

 

В мае 1942 года Якуб с группой студентов добровольно ушли в Красную Армию. Эту группу, вопреки их ожиданиям, направили не на фронт, под Сталинград, а в тыловое училище, но в октябре 1942 года решением Государственного Комитета Обороны (ГКО) она была демобилизована и отправлена обратно в институт.

 

Только спустя время студентам стало известно, что в Казанском авиационном институте (КАИ) организовывалась кафедра ракетных двигателей, преподавателями которой были будущие генеральные конструкторы ракетно-космических систем (РКС) С.Королев, В.Глушко, профессор Г.Жирицкий и др. После занятий шли работать грузчиками, чтобы заработать на теплую одежду.

Весна 1944-го принесла сначала радость — 13 апреля был освобожден Симферополь. Выходцы из Крыма надеялись летом встретиться с родными.

 

Но 18 мая 1944 года принесло горе нашим соотечественникам — «черные эшелоны» везли крымских татар на Восток. Народ считал, что произошла страшная ошибка и «наверху» разберутся и вернут людей обратно в Крым. Видимо, человек так устроен, что всегда надеется на лучшее.

Якуб Бекиров защитил дипломный проект на «отлично», его направили в КАИ на должность старшего инженера кафедры ракетных двигателей, а через 2 года, победив на конкурсной основе, он занял место старшего преподавателя по спецтематике и начал собирать материал для кандидатской диссертации.

 

Через Министерство авиационной промышленности Якубу Бекирову удалось устроиться в Союзное опытно-конструкторское бюро (ОКБ) «Родина». Некоторое время работал главным технологом, а потом более 30 лет занимал должность главного инженера. Их предприятие являлось одним из основных разработчиков систем управления новейших самолетов по техническим заданиям таких конструкторов, как Туполев, Ильюшин, Сухой, Микоян, Антонов и другие.

 

Они принимали участие в работах по созданию ракетно-космических систем, в том числе и широко известного ракетоносителя «Протон». Ими были разработаны и изготовлены системы управления с последующей организацией серийного производства для сверхзвукового пассажирского самолета Ту-144, стратегического сверхзвукового бомбардировщика Ту-160, широкофюзеляжных самолетов Ил-96 (в том числе и Ил-96-300М (президентский), сверхтяжелых транспортных широкофюзеляжных самолетов Ан-225 («Мрия»), Ан-224 («Руслан») и другие.

 

Последние два самолета, не имеющие аналогов в мире, разрабатывались в ОКБ Генерального конструктора О.Антонова.

 

За разработку и успешную летную эксплуатацию летательных аппаратов члены коллектива ОКБ «Родина», в том числе и Якуб Бекиров, были награждены орденами и медалями. Якуб-ага был удостоен почетного звания «Заслуженный машиностроитель РСФСР».

В 1976 году руководством СССР было принято решение о создании многоразовой космической системы, направленной на дальнейшее развитие аэрокосмической техники и снижение стоимости выведения полезных нагрузок в космос.

Создание отечественного орбитального корабля многоразового использования было ответным мероприятием на разработку и создание в США системы «Спейс-Шатл», первый полет которого состоялся в апреле 1984 года.

 

Конструкторское бюро занималось согласованием и утверждением технического задания по новому изделию «Буран». Необходимость выполнения работ в крайне сжатые сроки требовала от ОКБ максимального использования материальных ресурсов и интеллектуальных способностей каждого члена коллектива. Первый полет «Бурана» должен был состояться в автоматическом режиме, включая взлет и посадку. Международная обстановка требовала решения этой задачи.

Несмотря на большую занятость, Якуб Бекиров согласился читать лекции по своей специальности для студентов 5 курса Московского авиационного института (МАИ), а также руководил дипломными работами выпускников института, являясь членом ученого совета факультета.

 

Он всегда старался передать свой опыт работы на производствах, знакомил слушателей с последней научно-технической информацией, которую еще нельзя было найти в учебниках. Все это помогало Я.Бекирову при чтении курса лекций. Он знал каждого своего студента и наиболее способных рекомендовал на работу. Так готовили молодую смену — будущих специалистов в области авиакосмической техники.

Конечно же, в 90-летней жизни были дни пасмурные и думы тяжелые. Он видел жизнь родственников после выселения на окраине Голодной степи в Узбекистане и старался помочь им в меру своих возможностей. Успешной работой он отметал в сторону ложь о его народе, распространявшуюся рухнувшей впоследствии тоталитарной системой.

«Я никогда не думал о наградах и премиях. Я был бесконечно счастлив успешным полетом нового самолета и первым успешным запуском ракеты. Надо было работать, и я работал. Это была моя жизнь», — завершил свои воспоминания Якуб Бекиров.

 

Адиль СЕИТБЕКИРОВ
Газета «Голос Крыма»
№ 27 (1017) от 05072013 г.

 

Похожие материалы: