Новой войны в Карабахе не будет

Post navigation

Новой войны в Карабахе не будет

Британский журналист, автор исследований по современному Закавказью, ведущий специалист по вопросам Кавказа вашингтонского Фонда Карнеги Томас де Ваал обсудил с корреспондентом ИА REGNUM карабахский конфликт, отношения между Азербайджаном и Россией, ожидаемую встречу президентов Азербайджана и Армении в Сочи.

— Как Вы оцениваете события, которые происходят в последнее время на линии соприкосновения армяно-азербайджанских войск?

Ведущий специалист по вопросам Кавказа вашингтонского Фонда Карнеги Томас де Ваал— Здесь стоит осторожно давать оценку. В течение последних двух-трех месяцев ситуация обостряется: в связи с событиями на Украине, с тем, что там используют спор между Россией и США, и вообще все отвлечены другими событиями.

Я думаю, что эти нарушения режима прекращения огня на линии фронта не имеют никакой военной логики. Это, скорее, имеет политический контекст.

 

И не секрет, что в общем-то это больше в интересах Азербайджана, чтобы перемирие было более жаркое, чтобы статус-кво был нарушен.

Но, очень важно: я считаю, что обострения на линии соприкосновения, произошедшие неделю назад, — это, скорее всего, инициатива армянской стороны, которая хочет показать азербайджанцам, что Армения может нанести ответный удар. И сейчас, согласно заявлениям армянских военных, это довольно ясно.

Я бы сказал, что с обеих сторон всегда были взаимные провокации. Когда что-то начинается, тогда уже трудно сказать: кто начал, а кто ответил.

— Многие российские эксперты говорят, что Америка и Европа заинтересованы, чтобы на Кавказе вновь началась война. Что у России и так много проблем из-за Украины и если еще такие же проблемы возникнут на Кавказе, то это будет еще один удар по России. Что в будущем конфликт может развиться на территории России — на Северном Кавказе.

— Это нонсенс, конечно. Потому что никто, кроме сумасшедшего, не хочет нового конфликта. Кроме морального, есть еще и экономический аспект: там трубопроводы, большие экономические интересы, никто не хочет рисковать. Россия в этом тоже не заинтересована. Разве что Россия может быть заинтересована в замораживании конфликта, чтобы у нее остались рычаги давления на армян и азербайджанцев. Но посмотрим, что будет после сочинской встречи.

— Каковы Ваши ожидания относительно сочинской встречи?

— В первую очередь, надо отметить, что эта встреча была запланирована до обострения конфликта и, конечно, нельзя сказать, что Россия начала это обострение, здесь ответственность лежит на Армении и Азербайджане. Но, конечно, Путин готов использовать эту встречу в своих целях, доказывать, что он миротворец, доказывать Западу, что он человек, который влияет непосредственно на Армению и Азербайджан, и чтобы усилить свое влияние, особенно в Азербайджане, я думаю.

— Но ничего конкретного Вы от этой встречи не ожидаете?

— Однозначно, будут заявления об усилении режима прекращения огня, что положительно. Но кроме этого я ничего не ожидаю. Путин всегда довольно прагматично отзывался о карабахском конфликте.

— Некоторые аналитики считают, что, используя карабахский конфликт, Россия хочет, чтобы Азербайджан присоединился к Евразийскому и Таможенному союзу. Другие эксперты говорят, что можно создать конфликт, согласованный с Россией, и вернуть Азербайджану два-три района, а потом разместить там российских миротворцев и, таким образом, Азербайджан уже будет в составе Евразии.

— Я думаю, что это фантастика. Это нереально. Азербайджан достаточно силен, чтобы самостоятельно управлять своей внешней политикой. Но и в интересах Азербайджана сохранить свои энергетические связи с Западом. Я подчеркиваю, что энергетические, потому что там на уровне политики нет уже ничего общего — почти все прозападные силы сейчас под большим давлением и преследованием в Азербайджане.

 

Здесь прямая аналогия с Казахстаном, который имеет сильные связи с большими нефтяными компаниями, но более пророссийский. Но я думаю, что это случится и в Азербайджане, но в этот раз уже без Евразийского союза. У Азербайджана скорее политика изоляции, политика баланса: ни в этот лагерь, ни в тот лагерь.

— Азербайджан не заявляет, что он будет вступать в Европейский союз, не говорит, что он будет вступать в состав НАТО. Но российские политики, точнее, Жириновский, прямо говорят, что Азербайджан, Грузия и даже Армения хотят войти в состав России.

— Жириновский — это Жириновский. Но есть амбиции и желания, а есть реальность. Я думаю, что не надо забывать, что у России огромные проблемы сейчас на Украине. Армения и Азербайджан — это не первый и даже не второй приоритет для них, но я думаю, что какие-то очки Путин хочет получить от этой встречи. Я считаю, что больших планов в отношении Армении и Азербайджана у Путина сейчас нет.

— Россия никогда не критиковала Азербайджан за демократизацию. А Европа всегда критикует и в последнее время это очень усилилось. В ответ очень многие азербайджанские чиновники критикуют и США, и Европу и т.д., говоря, что «мы сами знаем, как мы будем жить, как мы будем развивать свою демократию». А Россия этого никогда не требовала. Это не говорит о том, что Азербайджан выбрал путь на Россию?

— Нет, это говорит о том, что Азербайджан выбирает и то, и другое. Что касается энергетики, что касается нефтяных и газовых ресурсов, Азербайджан выбирает Запад. Азербайджану удобно иметь хорошие отношения с Россией и доказывать ей, что он подавляет эти прозападные силы и что он ей не угрожает. Это и есть политика Азербайджана.

— Украинский конфликт, после которого начались санкции против России, — как это подействует на Россию?

— Это очень сложный вопрос. Никто не знает, какие будут последствия, каким будет давление на бизнес-класс в России, но пока неясно, как он будет реагировать: он будет слабее, он будет более политически зависим от Путина, от Кремля или наоборот, он будет стараться выразить свое недовольство Путину, Кремлю относительно изоляции России. Я думаю, что пока рано об этом говорить.

— Как вы оцениваете последние события в Карабахе. Как будет развиваться ситуация?

— Я думаю, что новой войны не будет. Пока. Потому что там ни у кого нет интереса, чтобы начать полномасштабную войну. Это не в интересах ни армянской стороны, ни азербайджанской. Никто не хочет рисковать тем, что имеет. Но я боюсь, что обострение продолжится. И к сожалению, мы еще увидим, как молодые люди гибнут на линии фронта и с армянской, и с азербайджанской стороны. Увы.

Источник: http://www.regnum.ru

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня