Особенности национальной политики России

Post navigation

Особенности национальной политики России

Юбилей Ельцина заставляет внимательно взглянуть на пройденный Россией с 1990 года путь и постараться предугадать, что ждет ее в ближайшие десять лет. Владимир Путин готовится к новому президентскому сроку. Вектор его политики всегда был направлен к изоляции России от Запада, к возрождению «мягкого СССР», «мягкой советизации».

Путин мыслит категориями воспитанника КГБ, стиль управления страной он понимает как стиль управления КГБ («где посадки»?). Он основывается на политическом традиционализме русского народа и считает, что если не придерживаться авторитаризма, то при демократии страна неизбежно погружается в криминальный хаос. В «стране-лагере» должны быть конкретные паханы, иначе наступает беспредел. Народ стихийно не вырабатывает механизмов гражданского общества, более того, российское население отторгает гражданское общество, оно более склонно поддерживать криминальную общину, криминальный общак. Если внимательно взглянуть на героев Достоевского, а там все сплошь точно угаданные русские типы, если взглянуть на героев Гоголя, Грибоедова — то можно ли среди этих людей создать гражданское общество? Его можно искусственно сконструировать, но как только исчезает внешнее силовое давление, конструкция распадается.

Это, кстати, было очень хорошо заметно по Прибалтике. В советское время возникала загадка: едешь по Прибалтике — чистота, ухоженность, порядок, зажиточность, въезжаешь в Новгородскую, Псковскую области — грязь, пьянство, разруха, нищета. Климат одинаковый, земля одинаковая, культура разная. Помню, был на заседаниях в Риге латышского Народного фронта и русского Интерфронта, деловые, тихие, содержательные, спокойные заседания НФ и скандальные, громкие, склочные заседании ИФ. Разница просто бросалась в глаза. Хотя это были люди, почти все жившие в Латвии по 20 — 40 лет. Но это были разные политические культуры. Говорят, что каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает. Гражданское общество не возникнет с помощью заклинаний.

В России примерно 15%, максимум 20%, «западников» и 80% «азиатов», то есть людей с патриархальной, феодальной политической культурой. Виновато в этом не пресловутое татаро-монгольское иго, при татаро-монгольском иге в Золотой Орде была как раз военная демократия, виновато в этом ориентация на византийство, имперское мышление. Если бы Россия не стала империей, не захватила бы Казань, то, возможно, она превратилась бы в европейскую страну типа Франции. Если бы еще при этом Россия осталась старообрядческой, если бы церковь не подчинялась государству, не стала частью государственной машины, нарушив принцип «Богу — Богово, кесарю — кесарево», была бы духовная свобода. Но военные захваты, империализм, порабощение соседей, огосударствление религии привели к милитаризации России, к духовному окостенению.

Со дня захвата Казани прошло 458 лет, но в отсутствии демократии в России все равно до сих пор виновато татаро-монгольское иго. Наоборот, если бы Иван Грозный не захватил Казань, не централизовал бы Россию, ограничив права городов, то Россия без ресурсов должна была интенсифицировать внутренний духовный рост и имела шанс быстро прийти к демократии. Возможно, сохранение режима так называемого татаро-монгольского ига, а это был режим религиозной терпимости и плюрализма, низких налогов (10%), отсутствия крепостного права — и сделало бы Россию и Золотую Орду демократической Золотой Россией. Антидемократизм России базируется не на татаро- монгольском иге, которого и не было, а на византийском самодержавии и крепостничестве.

Сейчас происходит мифологизация дореволюционного царского общества, говорят, российское общество было толерантным, все чужие инородные культуры не подавлялись. Но это же просто обман. Россию называли «жандармом Европы», «тюрьмой народов». Все время вспыхивали восстания. Война на Кавказе, война в Средней Азии, украинский национализм (вспомним Шевченко), польский национализм, еврейский вопрос. Самодержавие, православие, народность — идеология царской России, при этом под народностью понималась русская культура и никак не культура других народов. Политика крещения и обрусения других народов была официальной, другие культуры не интегрировались, они не развивались и подавлялись.

Попытки воссоздать гибрид СССР и царской монархии — «православный СССР» приведут неизбежно к историческому краху.

На «Эхе Москвы» постоянно слышатся слова: какие молодцы египтяне и тунисцы, валят своих диктаторов, когда же у нас начнется. Во-первых, это уже было у нас 20 лет назад. Закончилось весьма плачевно, народ еле-еле выживал в начале 1990-х годов. Сейчас никто не хочет выходить на улицу, потому что непонятно, что требовать. Путина в отставку, а кого вместо него — Немцова? Но Путин — социал-демократ, все время поднимал пенсии, при Ельцине они были минимальны. Немцов возродит либерализацию в экономике, и это только резко усилит расслоение общества, и без того поляризованного до предела. Российское общество устало от радикализма. Оно словно уходит во внутреннюю эмиграцию, оно устало от перемен. Оно «зависло». Мало кто хочет возвращения назад, в СССР, но и реформы пугают. Как меньшее зло предпочитают статус-кво. Большинство демократов между тем просто уехали из России, остались в основном коммунистически настроенные патриоты.

Кстати, возникает ощущение, что «Эхо Москвы» теряет аудиторию, слова девальвировались, политики из старой обоймы не привлекают внимание. Старая советская демократическая интеллигенция уходит из жизни, а новое поколение прагматично, предельно рационально, эгоистично и настроено на зарабатывание денег. Один мой товарищ рассказывал мне, что еще при организации «Демократического выбора России» и Союза правых сил Гайдар настаивал на том, чтобы региональные организации и центральное правление в них возглавляли евреи, потому что они демократичны, либеральны, интеллигентны, образованны, стихийные антифашисты, ответственны, люди слова. То есть они не изменят демократической идее. Истории неизвестны евреи-диктаторы.

Тот же принцип был положен в основу приватизации, «красные директора» в основном были русскими, они составили основу путчистов, вспомним «Слово к народу» в «Советской России» перед путчем. К тому же русские писатели (тот же Распутин или Бондарев), деятели искусства в основном сочувствовали КПРФ как антизападнической силе и, следовательно, были ярыми антиельцинистами, как общество русских патриотов «Память». Это был не национальный разлом, а разлом политических культур. Евреи не были православными, и они органически воспринимали западную либеральную идею. Так как СССР представлял из себя «большую Россию» с формально союзными республиками и КПСС с великодержавной русской идеологией, то широкий фронт демократизации СССР складывался в основном из национальных движений. Даже Солженицын призывал к просвещенному авторитаризму, выступал против либерализма.

Этот тезис Гайдара только иллюстрирует важность национального вопроса в России. Инородческий, нерусский элемент в России более склонен к демократии, так как в ином случае он отодвигается на второй план. При демократии важна не национальность, а творческая одаренность, профессионализм. При авторитаризме нерусские теряют гораздо больше, чем собственно русский элемент. Россия — страна многонациональная и многоконфессиональная, причем простые арифметические пропорции здесь только затушевывают реальную ситуацию. Повторимся, к примерно 30 миллионам нерусских нужно добавить еще 40 миллионов людей из смешанных семей. То есть половина населения страны реально нерусская.

Но нужно ввести еще и «весовые коэффициенты». Например, сколько нерусских среди бизнес-элиты, культурной элиты, управленческой элиты, сколько проживает в Москве — скорее всего получится, что там русских меньшинство, возможно, 30%. И выдвинулись они не вследствие какой-то национальной общинности, а вследствие большей предприимчивости и часто большей пассионарности, большей «энергичности». Национальная политика в России — дело тонкое. Протесты на Манеже лишь показывают, что общая культура в России скорее всего на 30% русская, на 30% «американская» и на 40% складывается из культур народов СНГ.

Особенно хорошо это видно по литературе и поп-культуре в России. Контент-анализ ярко показывает реальное состояние дел. Да ведь и Гоголь был малоросс, и Пушкин — африканец, и Лермонтов — шотландец, и Куприн — татарин, то есть великая русская литература есть синтетическая культура.

России нужна демократическая, справедливая европейская модель управления, иначе повторится судьба СССР.

Рашит АХМЕТОВ, «Звезда Поволжья»

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня