Отнять и поделить

Post navigation

Отнять и поделить

«Все отлично, кормят хорошо, платят прилично, но как пожар – хоть увольняйся» — отозвался в одном бородатом анекдоте пожарный о своей службе.

Предполагаем, что примерно такие невысказанные мысли посещают головы профессиональных судей судов общей и арбитражной юрисдикций, а с недавних пор и Конституционного Суда — столкнувшихся с последствиями резких действий крымских чиновников.

В Консчтитуционный суд РФ поступила новая серия жалоб крымчан, лишенных частной собственности под видом «национализации» имущества Украины

Дело в том, что 12 октября 2017 года Конституционному Суду Российской Федерации снова выпало испытание.

Далее много букв, простите.

В высокий суд вновь, уже под новым «углом атаки», поступила новая серия жалоб крымчан, лишенных частной собственности под видом «национализации» имущества Украины и одиозных олигархов.

Правда решение похоже будет одно на всех: и для олигархов и обычных граждан.

Мы и наши коллеги уже не раз обращались в уважаемую судебную инстанцию и, получая вместо решений уклончивые реверансы и иезуитскими формулировками, снова и снова уходили на новый вираж, чтобы вернуться используя самые различные правовые конструкции.

И вот очередные «препятствия» для рассмотрения жалоб учтены и устранены, а Конституционному Суду, хочется думать, в этот раз не отвертеться.

От него настойчиво и терпеливо ждут недвусмысленных выводов о том, что нужно знать всем от мала до велика, от студента до крупного иностранного инвестора: СУЩЕСТВУЕТ ЛИ и защищается ли в России ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ и, соответственно, возможно ли отнять любую приобретенную и оформленную собственность (квартиру, завод, жилой дом, земельный участок) не только без суда и компенсации стоимости, но даже без пояснений.

Ожидаемое в течение недели решение должно показать место, которое занимает Конституция и вообще Закон в современной России, а равно и состояние судебной системы с смысле способности исполнения функции ПРАВОСУДИЯ, поставив точку в затянувшихся спорах.

Почему это все еще интересно? 

Поскольку все виды использованных в Крыму механизмов принудительной смены собственников недвижимого имущества, в том числе:

— статья 2-1 Закона Республики Крым «Об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений в Республике Крым»

— постановление Госсовета о включении в перечень имущества Республики Крым

— введение на российские и иностранные предприятия временной администрации до принудительного выкупа, средств на который в бюджете очевидно нет и сроки для которого четко не определены —

не смотря на то, что вступили в категорическое противоречие с федеральным законодательством России, фактически легализированы как через решения судов общей юрисдикции, так и арбитражных судов Российской Федерации.

При этом, как ни странно, только Конституционный Суд России в его сегодняшней «вертикалеукрепляющей» роли за прошедшие три года хоть и не позволил Закону превалировать над революционной политической необходимостью, но в своих противоречивых и путанных мотивировках не исказил закон, а скорее «не поверил» в то, что он нарушается, а потому, дескать и вмешиваться причин нет.

Например, по жалобе в интересах одного из представляемых нами граждан ответил, что нормативная основа «национализации» ст.2-1 Закона Республики Крым распространяется на государственное и профсоюзное имущество Украины, а право частной собственности в России свято и нерушимо. Потому нет никаких оснований полагать, что норма, со ссылкой на которую в действительности отбирается частная собственность, нарушает чьи-либо права.

Цитата: «само по себе предусмотренное абз.3 ч.1 ст.2-1 ЗРК «Об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений на территории Республики Крым» регулирование не предопределяет его распространение на отношения с участием субъектов, не поименованных в абзацах первом и втором части 1 той же статьи (в том числе физических и юридических лиц, включая иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, право собственности которых на земельные участки и иные объекты недвижимого имущества на территории Республики Крым возникло до 17.03.2014».

Другими словами: «Не может быть» — ответил Конституционный Суд обратившимся, в отчаянии сжимающим в руках свои ничего не значащие свидетельства и акты на имущество, которым пользуется кто угодно, но не они.

Команде юристов «Прецедент консалтинг» выпала хоть пока и не радостная, но важная и интересная миссия отстаивать всеми доступными правовыми средствами законные права значителельной части пострадавших от перераспределения имущества в Крыму, как юридических, так и физических лиц.

Вопреки предположениям Конституционного Суда, речь идет не о находящемся в Крыму имуществе Украины, профсоюзном имуществе или другом, представляющем стратегическое значение для жизнедеятельности и безопасности региона [водоснабжение, энергетика, связь и пр.], а о самой что ни на есть частной хоть и безусловно привлекательной собственности.

С физическими и юридическими лицами, имущество которых в один миг вдруг стало государственным, мы дважды прошли всю вертикаль судебной системы, не добившись не то, что справедливого, но и относительно основанного на законе решения. Рассматриваются материалы наших Доверителей и Конституционным Судом Российской Федерации.

Среди тех, кто не утратил веры в то, что значение слова Закон в России не переоценено и доверился советникам нашей компании наиболее показательной представляется, пожалуй, именно судьба имущества граждан – физических лиц, которые не принимали на себя предпринимательских рисков и для которых это не просто имущество, а их дома.

27 февраля 2015 жилые дома граждан России и Украины попали в список «национализированного имущества» — в так называемый Перечень имущества, учитываемого как собственность Республики Крым.

Перечень «национализированного» имущества утвержден Постановлением Государственного Совета Республики Крым.

Речь идет о дюжине домов, расположенных в живописном месте, в Большой Ялте [с. Оползневое].

Кем-то дома были приобретены в виде «недостроев» у инвестиционной компании и достроены/реконструированы, другими же дома построены, что называется «с нуля», на приобретенной надлежаще оформленной земле в полном соответствии с тогдашним законодательством для строительства жилых домов.

Все, кроме трех, дома были описаны и без какой-либо мотивировки включены в упомянутый Перечень.

Желая защитить свои права, собственники «национализированного» имущества приняли решение обратиться за защитой в суд.

Но путь судебной защиты нарушенного права частной собственности оказался долог и тернист. Если упростить, то выглядел он на примере одного из нескольких наших дел следующим образом.

Учитывая, что решение о включении частного имущества в Перечень имущества, учитываемого как собственность Республики Крым принято публично-правовым органом, а сроки на его обжалование усеченные — принимается решение об обращении в суд в порядке публично-правового спора.

Крымские судьи в публично-правовом споре усмотрели больше признаков спора о праве.

Мы в некоторых случаях намеков не понимаем. Нам важно сделать буквально все возможное, не упустив ни одной возможности для Доверителей сохранить имущество.

Прислушавшись только к позиции Верховного Суда Российской Федерации, обратились в суд общей юрисдикции уже в порядке спора о праве.

Суд общей юрисдикции решил послать нас спорить в публично-правовом порядке, не зная, что там мы уже были. Поданные исковые заявления суд вернул как не подсудные, с указанием того, что из поданного искового заявления ясно как белый день усматривается публично-правовой спор – об обжаловании нормативного акта органа государственной власти.

Дело не в том, что мы гордые, просто упрямые.

Поэтому мы идем:

а) в Верховный суд Республики Крым: подаем административное исковое заявление об обжаловании постановления Госсовета Республики Крым [по рекомендации суда],

но также

б) параллельно также подаем частную жалобу на определение суда о возвращении искового заявления, поскольку на этот случай у нас уже получен черным по белому написанный акт Верховного Суда Российской Федерации противоположного содержания.

Верховный суд Республики Крым возвращает административное исковое заявление, как не подсудное суду, а частную жалобу удовлетворяет – принимает решение об отмене определение о возвращении искового заявления и направляет материалы дела снова в суд первой инстанции для рассмотрения спора о праве.

После получения судом первой инстанции материалов дела снова возникают сложности – суд вероятно в отчаянной попытке избежать принятия очевидно незаконного решения оставляет исковое заявление без движения, мотивируя тем, что в деле «отсутствуют оригинал искового заявления и доказательства оплаты государственной пошлины», но после жалобы об утере судом оригиналов документов, судья их все-таки «находит» и принимает исковое заявление к производству.

Опустим баталии в судебных органах Крыма. Скажем только, что добравшись до Верховного Суда Российской Федерации, крымчане получили определение высокой инстанции о том, что включение жилого дома и расположенных рядом домов для отдыха, с земельными участками на которых они расположены, соответствует законодательству, а именно ст.2-1 ЗРК «Об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений на территории Республики Крым», а конституционность такого правового регулирования не была (?!) поставлена под сомнение Конституционным Судом Российской Федерации.

Тут уместно вспомнить, что нам ответил Конституционный Суд, обосновывая отказ принимать к рассмотрению жалобу на указанную норму.

Пока в судах общей юрисдикции рассматривался спор о праве, одновременно прошли и другими возможными не всеми хожеными путями:

в) в Верховный суд Республики Крым, теперь уже с третьим способом защиты нарушенного права — с заявлением об обжаловании не Постановления Госсовета, а Закона Республики Крым «Об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений на территории Республики Крым» [в части].

Суды вплоть до Верховного Суда Российской Федерации уклонились от оценки соответствия крымского закона – федеральному законодательству со ссылкой, на то, что и это [оспаривание нормы закона] – «спор о праве».

г) с четвертым доступным способом – новыми заявлениями в Конституционный Суд Российской Федерации [заявления Пустынского В.Н. и Дояр Е.В. еще на изучении]

Что еще интересно ?

Что сказали по поводу национализации органы, на которые законодательством возложено тяжкое бремя изучения проектов нормативно-правовых актов на предмет соответствия федеральному законодательству и для выявления «коррупциогенных» факторов.

И в период правления Натальи Поклонской и в более поздний период позиция органов прокуратуры о соответствии нормотворчества и основанного на нем изъятии частной собственности, отличной от госимущества Украины — федеральному законодательству — последовательно размытая и нерешительная.

Последовательно уклонялись от правовой оценки актов субъекта Российской Федерации и рекомендовали самостоятельно обратиться в суд.

Примерно такая же невнятная позиция и по наличию «коррупциогенных» факторов, которые должны были быть выявлены ДО принятия соответствующих актов.

Что ж это за факторы такие?

Это прежде всего условия чрезмерной дискреции чиновника, произвольности в принятии решения.

Это, например, когда можно без какого-либо обоснования, критериев и четкого механизма написать перечень из 300 произвольных адресов и назвать все, что по ним находится – государственной собственностью.

Просто включить имущество [дом, квартиру, здание, помещение] в перечень имущества Республики Крым. А затем передать какому-либо ведомству [зачем ведомству красивый дом с бассейном, кроватями, креслами, кухнями и детскими игрушками?] или продать не очень дорого, в связи с низкой инвестиционной привлекательностью Крыма.

Кстати также произвольно без особых объяснений можно как решить включить\не включить — так и исключить [!][уверены обошлось без коррупциогенных факторов] ранее включенное имущество из перечня имущества Республики Крым.

Вот судам, осуществляющим правосудие и разрешающим споры о праве — нельзя.

Профессиональные опытные судьи краснеют, прячут глаза, путанно мотивируют свои очевидно для них самих незаконные решения, чтобы оправдать оказанное им при назначении доверие.

Административным же и непрозрачным путем, органам субъекта Российской Федерации, нескольким должностным лицам — можно.

Так тихо и без лишнего шума список имущества Республики Крым спустя два года покинули, например, несколько объектов в центре Ялты.

Говорят – у них нашлись правоустанавливающие документы. Вероятно, какие-то особые правоустанавливающие документы, каких ни у кого больше нет.

Вот примерно об этом, только формальным юридическим языком о крымском нормотворчестве написали в Конституционный Суд России и попросили вернутся к оценке спорной нормы.

Интересно, что накопившиеся за прошедший период обращения, судебные споры, общественное напряжение от бесправия в Крыму привели к тому, что и Правительство, и Минюст, и Государственная Дума и Представитель Президента России и Генпрокуратура на запрос Конституционного Суда направили заключения, в общем нелицеприятные скорее для законодателей моды отнимать чужое.

Но, зная недюжинные способности Конституционного Суда остаться не разобравшимся или не понятым, но зато политкорректным – мы не будем спешить с выводами и подождем текста решения.

Станислав Петров

Источник: https://zakon.ru

Похожие материалы: