Политическая ошибка или геноцид?

Post navigation

Политическая ошибка или геноцид?

Ранее президент Ющенко распорядился создать рабочую группу, задача которой — в кратчайшие сроки доработать проект закона «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку». Ранее крымскотатарский Курултай (национальный Съезд) обратился к Верховной Раде Украины с просьбой признать актом геноцида переселение татар Крыма, проводившееся в 1944 году. Версия о геноциде — один из элементов обоснования права татар на национальную государственность. Одним из юридических «камней» в фундаменте такой государственности может стать лоббируемый президентом закон. О том, можно ли квалифицировать переселение татар, как геноцид, и если да, то какие шаги в первую очередь должна предпринять власть, читайте в интервью политолога Виктора Харабуги .

— Давайте для начала разберемся, есть ли правовое определение понятия «геноцид»?

— Геноцид признан международным правом тягчайшим преступлением. ООН в 1948 году приняла Конвенцию «О предупреждении геноцида и наказании за него». В международном праве это понятие означает «действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую».

В соответствии с Конвенцией, геноцид это:

А) убийство членов такой этнической группы;

Б) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

В) предумышленное создание для членов какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное ее физическое уничтожение;

Г) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

Д) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Примером геноцида является истребление 1,5 миллионов армян властями Оттоманской империи. Гитлеровская Германия возвела геноцид в ранг государственной политики. Только в Восточной Европе было уничтожено около 12 миллионов лиц славянского и еврейского происхождения. После II Мировой войны многие конфликтующие стороны обвиняли друг друга в геноциде. Так арабские государства обвиняли Израиль в геноциде против арабского населения. СССР обвинял США в проведении политики геноцида во многих частях мира, в частности, во Вьетнаме. Аналогичные обвинения США предъявляли Советскому Союзу по поводу Афганистана. Взаимно обвиняли друг друга в геноциде Азербайджан и Армения, конфликтующие стороны в бывшей Югославии. Опыт показывает, что участники любого этнического конфликта, как правило, пытаются навесить на своего противника это обвинение.

Но мировое сообщество далеко не всегда признает правомочными эти обвинения, ведь для их подтверждения требуется расследование и выводы международного суда. В нашем случае, авторы обращения в Верховную Раду (делегаты Курултая — ред.), не утруждая себя доказательствами, предлагают на уровне закона признать данный факт. Видимо их вдохновило недавнее признание голодомора актом геноцида.

— Раз есть четкое международно-правовое определение, можно соотносить с ним факты, известные о переселении татар?

— В высказываниях лидеров татарского национального движения мы не видим никаких доказательств того, что действия совершенные по отношению к указанной группе подпадают под правовое определение геноцида.

Давайте посмотрим, имел ли место геноцид на всех этапах акции спецпереселениия: первый этап — сам момент выселения татар из Крыма, второй этап — транспортировка в места высылки и, наконец, третий — пребывание крымского контингента в местах спецпоселения.

— Еще живы многие крымчане. помнящие момент выселения татар. Что они свидетельствуют по этому поводу?

— Дело в том, что никто из лидеров меджлиса-курултая, ни одна государственная институция или общественная организация не привели ни одного факта, соответствующего хотя бы одному пункту международно-правового определения геноцида, которые имели бы место на территории Крымской АССР в момент выселения. Нет сообщений о массовых убийствах, о местах массовых захоронений, нет сведений о целенаправленном разделении семей, изъятии детей из этой группы и т.п. Только один раз, несколько лет назад в репортаже одной из татарских журналисток прозвучало утверждение, что выселяемых татар топили вместе с баржами в Азовском море. Но никаких документальных данных по этому поводу нет. Следовательно, говорить о том, что на территории Крыма проводилась политика геноцида, нельзя.

— Может быть это тоже хитрость «режима»? Из пункта «А» в пункт «Б» выехали спецпереселенцы, а сколько их доедет, может остаться незамеченным.

— По архивным данным НКВД, опубликованным в последнее время, в момент прибытия на спецпоселение было учтено 228 тысяч 392 человека, выселенных из Крыма. Помимо татар в их число входят греки, армяне, болгары и представители других национальностей. Умерли в пути следования 191 человек. В основном, от болезней. Каких либо других данных о массовой гибели людей — о расстрелах, массовой голодной смерти, об эпидемиях, никем не приведено. Кстати, эти факты весьма легко проверяются и удивительно, что до сих пор национальное движение татар Крыма не потребовало от Службы безопасности Украины и Узбекистана, которые располагают такими документами, сообщить факты: фамилии комендантов этих поездов, фамилии командиров охранных отрядов, количество людей, погруженных в поезда и выгруженных на конечных станциях. Все это легко установить.

Все эти сведения были в документах НКВД и носили закрытый характер. Их подлинность легко проверяема, они не были пропагандистскими материалами, данные в них не искажались. Численность указывалась точно, поскольку, комендант каждого поезда нес персональную ответственность за полученных им в Крыму граждан и отчитывался за каждого в пункте прибытия. Поэтому говорить о какой-то подделке здесь не приходится.

Зато документально зафиксировано, что все поезда сопровождались медработниками, спецконтингент обеспечивался питанием по нормам военного времени для гражданских лиц, обеспечивался провоз личного имущества в определенном объеме.

Вообще-то, для того периода массовое перемещение граждан не было чем-то необычным. Более 20 миллионов человек убыли в эвакуацию. Причем, они подчас оказывались в более жестких условиях, чем спецпереселенцы, потому что грузились в поезда и ехали под бомбами. И кстати, ущерб, понесенный гражданами СССР, отправившимися в эвакуацию по государственным разнарядкам, не компенсировался.

— А в то же время существовали документы советских органов власти о выплате компенсации татарам за утерянное в результате переселения имущество.

— Да, было и такое. Конечно, эта компенсация была неадекватна потерям, но сам факт показателен в свете проблемы, которую мы обсуждаем.

— Но, может быть, расчет был на то, что компенсацию некому будет выплачивать?

— Я уже приводил документально обоснованную цифру потерь при переселении — 191 человек. Других данных, подтвержденных документально, никто до сих пор не привел.

Если же действительно в пути следования спецпереселенцев по отношению к ним осуществлялась практика геноцида, то стоит отметить, что данное преступление не имеет срока давности. Мы говорим о периоде 1944-го года — многие участники тех событий еще живы. Если у кого-то есть доказательства геноцида, то тогда давайте искать тех конкретных сотрудников НКВД, комендантов поездов, командиров охранных отрядов, виновных в преступлении, и привлекать их к ответственности. Сторона, которая высказывает обвинения, берет на себя и обязательства по предоставлению доказательств. Если таких фактов нет, то это клевета.

— Из вышесказанного следует, что татар выселили и довезли почти без потерь. Может быть геноцид проводился в местах спецпоселения?

— Основную массу спецконтингента выселили в Узбекистан. Если там осуществлялся геноцид, возникает вопрос: кто исполнитель этого преступления? Войска НКВД, советские и партийные органы Узбекистана, которые действовали, исполняя директивы Центра, и отвечали за размещение спецконтингента, трудоустройство, снабжение продуктами питания, предметами первой необходимости и так далее? Если на территории Узбекистана и других республик имел место факт геноцида, то и тут можно найти конкретных преступников, которые должны до конца жизни преследоваться во всех странах мира.

Если внимательно читать все заявления, которые прозвучали в прессе, там не приводится ни одного факта, имевшего место на территории Узбекистана, который можно было бы квалифицировать, как акт геноцида. Не названа ни одна фамилия кого-либо из работников НКВД, советских и партийных органов, непосредственно участвовавших в осуществлении геноцида. Но ведь в случае расследования преступлений фашистов, мы знаем конкретные фамилии командиров зондер-команд и даже рядовых преступников. Если в советских республиках имело место преступление, то кто преступники?

Спецпереселенцы размещались в основном в сельской местности, в кишлаках, колхозах, совхозах, рабочих поселках, они проживали бок о бок с местными жителями. Как для узбеков, так и для спецпереселенцев уровень жизни был единый, единые цены на продукты и предметы потребления, единые пайки. Медицинская помощь узбекам и спецпереселенцам также оказывалась в одних и тех же здравпунктах, больницах и роддомах, дети обучались в общих учебных заведениях.

Спецпереселенцы не были ограничены в политических правах: они могли избирать и быть избранными, многие оставались членами или были приняты в правящую Коммунистическую партию или в комсомол.

В общем-то, не было ограничений даже в отправлении религиозного культа. Спецпереселенцы молились в тех же мечетях, что и узбеки. Здесь ограничения были общего характера, касавшиеся всех советских граждан, независимо от их этнической принадлежности.

Впоследствии, как свидетельствуют факты и даже воспоминания самих крымских татар, они могли поступать в средние и высшие учебные заведения. Это не ограничивалось ничем, кроме места проживания. Если в районе спецпоселения был техникум, то никто не запрещал в него поступать. А в последствии многие татары получили научные степени, заняли видные руководящие посты, в том числе в партийных и советских органах.
Кстати, эта картина разительно отличается от тех условий, в которые попали граждане США японского происхождения. 19 февраля 1942 года по чрезвычайному указу президента Рузвельта N9066, около 120 тысяч человек без суда были вывезены с тихоокеанского побережья в центральные, в основном, пустынные, районы страны. Они жили в условиях лагерей с вышками, вооруженной охраной и колючей проволокой. Следует ли в этом случае считать, что президент Рузвельт проводил политику геноцида? Только в 80-х годах XX века комитет Конгресса США принял документ, которым признал эти действия «политической ошибкой». Следует ли привлекать правительство США, начальников лагерей и командиров охранных подразделений к ответственности, как исполнителей геноцида, вычеркнуть Рузвельта со скрижалей истории, как борца за демократию и приравнять его к Гитлеру?

Во время Второй мировой войны политика депортации или интернирования была достаточно распространенной, ее применяли не только СССР и США, но и многие другие государства. Единственным существенным отличием советской политики было то, что и после войны людей закрепляли на определенной территории, на которую их переселили. Это было ограничение в передвижении по территории государства определенных категорий граждан. Были спецкомендатуры, в которых переселенцы должны были регулярно отмечаться. Эту практику можно называть «политической ошибкой» или как-то еще, но она не подпадает под международно-правовое определение геноцида.

— Тем не менее, стоит приехать в Крым очередной съемочной группе какого-нибудь центрального телеканала, как без труда находится бабушка или дедушка, которые на камеру рассказывают о том, как «люди на моих глазах умирали тысячами».

— В основе правовых решений должны лежать достоверные факты. А мы можем сделать вывод, что нет документальных фактов о том, что в течение всех трех периодов выселения в отношении татар Крыма осуществлялся геноцид. Ни при выселении, ни при перевозке, ни в местах высылки не было массовых убийств, массового причинения телесных повреждений или умственного расстройства, нет документов и иных доказательств о создании для татар таких жизненных условий, которые были направлены на их полное или частичное вымирание. Нет фактов, говорящих о применении мер, рассчитанных на предотвращение деторождения. Такими мерами могут быть, например, стерилизация граждан или разделение семей. Факты говорят об обратном. Есть постановление НКВД от 21 июля 1944 года о воссоединении разрозненных семей крымских татар. Есть директива НКВД от 9 августа того же года о соединении семей крымских татар, болгар, греков и армян. Это говорит о том, что правительство СССР не ставило задач, которые подпадают под пункт «Г» Конвенции ООН о предотвращении геноцида.

Нет фактов насильственной передачи детей из одной человеческой группы в другую. Мы не говорим о сиротах, которые попали в детский дом, мы говорим о целенаправленном изъятии детей, имеющих родителей, из татарской среды и передаче их в другую среду. Естественно, нет данных и о том, кто конкретно этим занимался.

Получается, что авторы обращения Курултая, которое может перерасти в законопроект, не утруждают себя доказательствами, а просто предлагают на уровне закона признать факт геноцида. Они даже не пытаются указать хронологические рамки осуществления геноцида. А ведь нужно указать с какого по какой год, по какой месяц это происходило. Временные рамки геноцида определяются датами принятия конкретных документов или реальными действиями, которые четко фиксируются. Допустим, с 1944 года по 1953 год, или по 1960 год.

Инициаторы закона говорят в общем: геноцид осуществлялся «в условиях тоталитарного режима». А что это за режим такой? Понятие «тоталитарный режим» не является правовым определением, нет правовых параметров, по которым какой либо режим можно было бы отнести к тоталитарному. Это политологический термин, к тому же, целые группы политологов спорят по его содержанию, и некоторые из них вообще отрицают понятие «политический режим» как таковое. Соответственно, неправовое определение не может звучать в правовом документе — в законе Украины.

На мой взгляд, нельзя принимать законодательное решение по такой сложной проблеме, квалифицируя ее на чисто эмоциональном и декларативном уровне. Желательно, хотя бы для начала увидеть результаты работы, которая ведется различными группами национального крымскотатарского движения, рассмотреть их документы на уровне крымского парламента, затем, на уровне украинского и только после этого принимать решение.

— Как же тогда можно квалифицировать то, что произошло с татарами?

— Эту политику скорее надо рассматривать, как политику насильственного переселения этнической группы на определенные территории, но не как политику геноцида. То есть, люди лишались права проживания в местах прежнего обитания, ограничивались в передвижении, теряли часть имущества, ухудшался их уровень жизни, они подчас лишались возможности занимать руководящие посты, не могли, например, получить престижное образование в Москве или Ленинграде, однако все эти действия не подпадают под определение геноцида. Соответственно, людей, подвергавшихся этой политике нельзя считать жертвами геноцида.
После снятия ограничений они широко выдвигались на руководящие посты, сливались с местной элитой, получали ученые степени, а еще позже преуспели в области бизнеса и политики. Тем более, нельзя считать жертвами геноцида потомков этих граждан, которые ни в какой мере не испытывали ограничений по этническому признаку.

— Понятно, что татарская политэлита вот так вот запросто от версии геноцида не откажется. Как поставить точку в этом споре?

— Одна из сторон активно доказывает версию о геноциде и очевидно преследует здесь политическую цель: под предлогом реабилитации жертв геноцида добиться создания в Крыму татарского национального государства. Эта цель всегда выдвигалась татарским национальным движением и ее никто не скрывает.

Чтобы прекратить спор, нужно осознать, что речь идет об одном из страшнейших преступлений. Соответственно на обвинения должны реагировать и государственные органы. Допустим, при комитете Верховной Рады по правам человека и делам национальностей должна быть создана специальная комиссия, которая разошлет запросы в архивы, обратится к СБУ, к властям Узбекистана и других бывших республик СССР, где находились спецпоселения татар Крыма, с тем, чтобы не только установить факты геноцида, но и имена конкретных исполнителей, которых надо судить. Государство просто обязано это сделать, если оно декларирует свое стремление к демократии. Если обвинения в преступлениях обоснованы, преступники и преступные организации должны быть установлены и наказаны. Повторюсь — многие участники тех событий еще живы.

И крымский парламент обязан на одной из ближайших сессий создать комиссию по расследованию данных обвинений. Давайте соберем все имеющиеся документы, изучим свидетельства очевидцев и установим, либо опровергнем факт геноцида.

На мой взгляд, такая комиссия должна состоять из юристов, правозащитников, представителей разных политических сил. И она должна определиться: был ли геноцид на территории Крыма, в пути следования и в местах спецпоселения. Поскольку речь идет и о других государствах, такая комиссия должна будет обратиться к правительству Украины с просьбой осуществить международное расследование. Ведь надо обращаться к правительствам Узбекистана, Киргизии, Туркменистана, Российской Федерации и других республик бывшего СССР. СБУ обладает огромными архивами. Надо запросить, располагают ли они документами и могут ли указать, в каких именно кишлаках, поселках и колхозах осуществлялся геноцид и кем конкретно.

Территории высылки не подвергались нападению фашистских захватчиков, архивы не сгорели, все документы есть, их только надо изучить, чего никто до сих пор не сделал.

И если такая комиссия докажет факты геноцида, поскольку это преступление не имеет срока давности, надо объявлять в международный розыск преступников. Может они пенсии какие-нибудь особые до их пор получают, партийные, военные, депутатские. Справедливость должна восторжествовать, но она должна не на уровне лозунгов декларироваться, а быть доказанной.

Хотелось бы особо обратиться к председателю комитета Верховной Рады Украины по правам человека Леониду Грачу, для которого создание такой комиссии является его священной обязанностью. Она должна прийти к определенному выводу: снять напряжение в обществе, и расставить все точки над «i»: либо потребовать наказания преступников, либо сказать, что геноцида не было.

Если же власти откажутся от этого, то за дело должны взяться нетатарские общественные организации на уровне юристов, ученых, историков, и провести собственное расследование, чтобы определить, проводилась ли политика геноцида.

Кроме того, любопытно было бы обратиться к правительству США и получить весь комплект документов о том, как они решили аналогичную проблему с выселением японцев. В мировой практике принят принцип прецедента. Иначе получается, что если аналогичные действия на территории США, это «политическая ошибка», то на территории других стран — это уже геноцид.

— А есть ли опыт решения подобной проблемы в других постсоветских государствах? Ведь выселяли не только с Украины и не только татар.

— Насколько мне известно, ни одна из бывших советских республик не квалифицирует акты спецпереселения, как геноцид. Более того, некоторые республики не ликвидировали последствия спецпереселения. Например, выселенные из Грузинской ССР турки-месхетинцы до сих пор не возвращены на места своего прежнего проживания — в демократическую Грузию. Даже после «революции роз» ее лидер президент Саакашвили не поставил вопрос о квалификации высылки турок-месхов, как политики геноцида.

В завершении разговора, хотелось бы отметить, что обращение к трагическому опыту прошлого должно быть максимально осторожным, тщательно выверенным и не носить пропагандистский характер, и не быть направлено на получение каких-то политических преференций. Иначе, призывы к восстановлению «исторической справедливости» приведут уже сегодня к новому витку обострения межнациональных отношений.

Справка: После нападения японской авиации на Перл-Харбор в США были интернированы и выселены также и американские японцы (кстати, как и советские немцы, не давшие особых поводов для обвинений в нелояльности новой родине): 120 тыс. японцев, проживавших на востоке страны, вывезли на запад, ограничив при этом срок их пребывания в местах спецпереселения четырьмя годами.

15 декабря 1941 года конгрессмен Джон Ранкин заявил: «Я за то, чтобы схватить всех японцев в Америке, на Аляске и Гавайях и бросить их в концентрационные лагеря!».

Между тем данные американской контрразведки свидетельствовали о том, что американские японцы в своём подавляющем большинстве сохраняли верность американскому флагу, не отличаясь по своим настроениям от других расовых и этнических групп США. Даже глава ФБР Эдгар Гувер, известный своей подозрительностью, считал, что община американских японцев не представляет угрозы безопасности США.

Однако логика войны была иной. 19 февраля 1942 года президент США Франклин Делано Рузвельт подписал Чрезвычайный Указ N 9066, санкционировавший выселение и последующее заключение этнических японцев без суда и следствия.

Указ обосновывался интересами безопасности страны. Власть военных распространялась, таким образом, и на гражданских лиц. Как следствие этого Указа, по стране было создано 10 концентрационных лагерей для спецпереселенцев. В основном, они размещались вдалеке от западного побережья, дабы обезопасить Соединенные Штаты на случай возможного вторжения с океана. Арканзас, Айдахо, Вайоминг, Техас — лагерная география была обширна.

Этническим японцам военная администрация приказала прибыть на сборные пункты. На сборы дали четыре дня. Нажитое имущество и дома продавались японцами за бесценок или просто в спешке были оставлены на произвол судьбы. Сначала японцев свозили на так называемые сборные пункты, затем — в лагеря. Было выселено и посажено в концлагеря более 120 тысяч этнических японцев. Все, включая детей, женщин и стариков. Две трети заключённых были американскими гражданами, остальные имели легальный вид на жительство в США.

Случаев бегства или сопротивления не зафиксировано.

Три человека пытались оспорить правомерность насильственного выселения и заточения в Верховном суде США, но потерпели поражение.

Японцам, работающим в концлагерях в мастерских по пошиву солдатского обмундирования платили зарплату — примерно в половину суммы от средней зарплаты на воле. Семью старались не разделять, как правило, семья японцев в общем бараке занимала отдельный кубрик. Кормили в соответствии с армейским рационом.

Однако жизнь в лагерях с романтичными пасторальными названиями Топаз или Кристал-Сити не была радужной.

За колючей проволокой и под охраной солдат с автоматами в руках, при свете прожекторов на вышках, американские японцы провели несколько лет жизни. Это всё же была тюрьма, без каких бы то ни было оговорок, для людей, не совершивших никакого преступления. И именно так это оценивает община американских японцев сегодня.

За период войны 9486 этнических японцев были награждены высшей воинской наградой США — орденом Пурпурное Сердце. Они уходили на фронт, а их семьи оставались заложниками в концлагере. Большинство заключённых было освобождено в январе 1945 года, когда до конца войны оставалось не так уж долго.

В 1946-47 году были закрыты последние лагеря Тул-Лейк в Калифорнии и Кристал-Лейк в Техасе.

Лишь около половины японцев вернулись в места прежнего проживания. Дома многих оказались захвачены бездомными.

Поражение в правах было преодолено не сразу. До 1952 года японцам из числа постоянных жителей была закрыта дорога к получению американского гражданства.

Сами американские японцы молчали долго, скрывая правду недоговорками от своих детей и внуков. Во время же войны большинство официальных лиц использовали для обозначения эти концентрационных лагерей эвфемизмы вроде «центров эвакуации и перемещения».

Лишь в 1981 году под влиянием успехов мощного движения за гражданские права, в котором активно участвовали негритянская и еврейская общины Соединённых Штатов, была создана специальная комиссия по депортациям и интернированию гражданских лиц, которая занялась сбором свидетельств по всей стране.

По итогам работы, комиссия рекомендовала выплатить жертвам насильственного переселения и заключения по 20000 $ долларов репараций каждому.

Комитет Конгресса США по расследованию этих событий, расценил акцию американских властей по насильственному выселению и заключению этнических японцев как необоснованную и мотивированную преимущественно расовыми предрассудками и военной истерией и квалифицировал её как политическую ошибку . В 1988 году тогдашний американский президент Рональд Рейган подписал Акт о гражданских правах и принёс официальные извинения американцам японского происхождения за совершённое в годы войны. Первые выплаты компенсации старейшим из пострадавших японцев начались в 1990 году.

Агентство «Единое Отечество»

 

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня