По следам братьев Тарпи

Post navigation

По следам братьев Тарпи

В XVI — XIX вв. в результате географических открытий, грабительских войн, нещадной эксплуатации природных богатств завоеванных территорий и покоренных коренных народов европейские державы осуществляют раздел мира, складывается система колониальных владений метрополий.

По следам братьев Тарпи

В указанный период шел процесс формирования и Российской империи. Восстания и освободительные войны покоренных народов, лишенных суверенитета и государственности, территориальной целостности, экономического потенциала, неизменно заканчивались поражениями. В начале XX века с поражением российского «колосса» в войне с «миниатюрной страной восходящего солнца», с нарастанием революционных настроений в обществе, просветители, немногочисленная интеллигенция тюрко-мусульманских народов осознали необходимость объединения на этнической и религиозной почве с целью достижения успехов в борьбе.

Предлагаем вниманию читателей выдержки из архивных источников, повествующие о методах борьбы жандармерии с активистами, в частности с братьями Ибраимом, Асаном и Али Тарпи.

26 января 1911 года начальник ТГЖУ (Таврическое губернское жандармское управление) полковник Немирович-Данченко направит запрос в жандармское управление Ялтинского уезда: «…сообщить мне за что именно был выслан… в 1906 или 1907 году имам и хатиб мечети в дер. Фотисала, Ялтинского уезда, Асан-эфенди Тарпи».

29 января в ТГЖУ поступил ответ: «…в 1906 году имам д. Фотисала Асан-эфенди Аджи-Амет оглу (а не Асан Эфенди Тарпи), имея большое влияние на поселян, возбуждал их против Правительства, к ниспровержению Самодержавия, почему пребывание ему в Ялтинском уезде было воспрещено…»

21 февраля 1911 года старший городовой г. Бахчисарая И. Дузов в докладе городскому полицмейстеру В. Корсакову сообщал: «Я по сведениям узнал, что в г. Бахчисарае в приходе Сырлы Чешме есть хатип Али Эфенди Тарпи, что его брат Асан Эфенди Тарпи, был выслан административно за политическое дело… Али Эфенди служит хатипом, т. е. старшим духовником… когда бывают табельные дни (т. е. в пятницу и праздники. — И. А.). Он служит Царский молебен и говорит речь… что все единогласно должны стараться и не бояться русское правительство… и нужно чтобы было у нас училища Руштие … учинить по турецкому образованию и что могут ехать в Турцию и поступать…»

28 февраля помощник начальника ТГЖУ ротмистр Леус запросил у В. Корсакова о «политической благонадежности хатипа Али-эфенди-Тарпи, прошу… уведомить меня, могут ли быть найдены свидетели, которые могли бы подтвердить факты, изложенные в Вашем сообщении».

В течение недели бахчисарайская полиция выявила двух свидетелей из числа крымских татар, которые тайно согласились сотрудничать с жандармерией, поэтому им были присвоены клички Мулла и Софта.

Уже 6 марта на допросе они донесли ротмистру Леусу, что лично знакомы с Крымтаевым, С.-Дж. Хаттатом, братьями Али и Асаном Тарпи, М. Давидовичем, имамом Аджи-Эмиром эфенди и др., «что ими были выработаны требования о том, чтобы из мусульман были образованы отдельные полки… чтобы не было мурзаков и духовного звания, а были все равны… об изменении преподавания в Зынджырлы-медресе… открытии по турецкому образу училища «Руштие» для татар… Али эфенди Тарпи устроил при своей мечети училище, куда назначил учителем турецко-подданного Афуз-Умера, который был учителем в Симферопольском училище «Руштие…»

8 марта полицмейстеру В. Корсакову поступили от околоточного пристава сведения о братьях Тарпи: «…Али Ахмед Тарпи, 35 лет, бахчисарайский мещанин, женат, имеет трех малолетних детей, имущество его состоит из дома… кроме того занимается книжной торговлей и Асан Ахмед Тарпи, 42 лет, из мещан г. Бахчисарая, женат, имеет двух малолетних детей, имущества не имеет, ныне ничем не занимается, а до этого состоял в должности хатипа при дер. Фотисала».

18 марта В. Корсаков в секретном донесении начальнику Севастопольской охранки указал: «…Хатип мечети в г. Бахчисарае в приходе Сары (Сырлы. — И. А.)-Чешме Али Тарпи Эфенди являясь видным пропагандистом панисламизма никогда не совершает молитв за русского царя… в один из праздничных дней говорил проповедь… что русский царь-безбожник… который притесняет татар, закрыл им училища «Руштие», а оставил только «Мектебе» и «Медресе», из которых выходят только слуги правительства…»

18 марта В.Корсаков в секретном донесении начальнику ТГЖУ указывал, «что свидетели… очевиды противоправной деятельности Али-Ахмета Тарпи и его брата Асана-Ахмета-Тарпи… от опроса при официальном дознании (от очной ставки. — И. А.) положительно отказываются. Оба они утверждают, что при господствующем в городе нравственном терроре… показания сделали под неприменным условием сохранения этого показания в тайне…»

В тот же день, 18 марта, начальник Севастопольской охранки полковник Попов направил в столичный департамент полиции совершенно секретное донесение, в котором, в частности, указал: «С марта месяца сего года от Таврического губернского жандармского управления начали поступать ко мне сведения от сотрудников (клички «Мулла» и «Татарин») о панисламистском движении в гор. Бахчисарае…

1) проживающий в гор. Бахчисарае мудерис «Зынджырлы-Медресе» Абийбулла-Эфенди-Абдулла-Эфенди-Оглу, будучи ярым панисламистом, начал больше преподавать историю «Калифата» и «Султаната»…

3) В г. Бахчисарае кофейня Каишева «Чатырдаг» является местом собраний панисламистов, где обсуждалась необходимость объединения мусульман, чтобы заставить Правительство исполнить их требования — жить по своей воле и даже мечтают о создании самостоятельного ханства, как было в старину; из этой же кофейни рассылались прокламации на татарском языке, призывающие мусульман к объединению, авторами этих прокламаций агентура называет бахчисарайских мещан: Ибраима-Эфенди Тарпи-Ахмета-оглу и его брата Асана-Эфенди Тарпи-Ахмета-оглу… Принятыми мерами удалось добыть несколько свидетелей для изобличения указанных агентурой лиц…

В виду данных результатов проверки мною ротмистру Леусу рекомендовано:

1) в отношении хатипа Али-Тарпи-Эфенди приступить к производству дознания…
2) …сделать обстоятельный доклад Таврическому губернатору
3) усилить в г. Бахчисарае наружное наблюдение…»

29 марта полковник Немирович-Данченко направит секретный приказ полицмейстеру В.Корсакову: «… допросить новых лиц из числа прихожан мечети… Сары-Чешме, которые несомненно также посещают для молитвы мечеть и могли слышать проповеди хатипа Али-Ахмета-Тарпи-Эфенди и его брата Асана…»

2 апреля он же в секретном докладе губернатору сообщал: «…бахчисарайский мещанин Али-Ахмет-Эфенди-Тарпи получает для своего магазина много книг из Турции, которые затем большими транспортами рассылаются по другим городам с татарским населением, причем многие книги имеют яркий панисламистский и противоправительственный характер. Однако принятыми мерами до сего времени не удалось получить из магазина Али-Тарпи подобных книг и означенное агентурное сообщение осталось не проверенным…»

18 апреля полицмейстер В. Корсаков в ответном донесении начальнику ТГЖУ сообщал, «что свидетелей очевидцев, желающих сделать показания против Али-Ахмета-Тарпи и его брата Асана-Ахмета-Тарпи в г. Бахчисарае не нашлось…»

Тогда 3 мая в г. Бахчисарай направляется ротмистр Леус для проведения дознания и допросов.

С целью избежать преследований и ареста Али Тарпи обратится с заявлением к бахчисарайскому полицмейстеру «о выдаче ему свидетельства и неимения препятствия для выезда его заграницу в Турцию…»

8 мая 1911 года начальник ТГЖУ направит секретное донесение губернатору со сведениями о третьем брате — Ибраиме Тарпи: «По полученным сведениям проживающий в г. Симферополе бахчисарайский мещанин Ибраим эфенди Тарпи избран имамом мечети дер.Дерекой… по имеющимся агентурным сведениям, Ибраим эфенди Тарпи проживал одно время в Константинополе, где принимал видное участие в работе партии младотурок, за что и был выслан из Турции. Приехав на жительство в Россию… примкнул к обществу местных татар прогрессистов, а отчасти и революционеров, с которыми и работает, главным образом, по делу постановки татарского образования по образцу турецкого. С этой целью, в конце декабря 1910 года он высказывался… о необходимости возбудить перед правительством ходатайство о разрешении как иностранно подданным (туркам), так и русско подданным, получившим образование за границей (в Турции) права преподавания в России, хотя это право отнято у означенной категории лиц лишь в минувшем году».

2 июня ротмистр Леус в секретном докладе губернатору указал: «В виду полученных мною агентурных сведений о преступной противоправительственной деятельности хатипа и имама мечети в приходе Сары-Чешме в г.Бахчисарае Али-Ахмета-Тарпи, мною было приступлено… по выяснению политической благонадежности названного лица, каковые агентурные сведения совершенно подтвердились… по имеющимся у меня сведениям, Али-Ахмет-Тарпи предполагает выехать заграницу и возбудить ходатайство о выдаче ему заграничного паспорта, что является нежелательным, так как он должен быть арестован».

4 июня было подписано постановление об аресте братьев Асана и Али Тарпи и «содержание под стражей». 7 июня они были арестованы и 8 июня доставлены в симферопольскую тюрьму.

9 июня Али Тарпи показал на допросе, что ему 40 лет, отец умер, матери 75 лет, окончил Орта медресе в г. Бахчисарае, ратник ополчения, имам-хатип мечети прихода Сырлы-Чешме, обвинения в панисламизме не признал.

Асан Тарпи показал, что родился в 1865 году, окончил Орта медресе в г. Бахчисарае, ратник ополчения, к следствию ранее не привлекался, обвинения в панисламизме не признал.

В этот период был произведен «обыск в книжном магазине, в г. Бахчисарае на имя Исмаил мурзы Гаспринского, для продажи книг на турецком языке… арестован заведывавший магазином состоящий хатипом бахчисарайский мещанин Али эфенди Тарпи Амет оглу и родной брат его Асан эфенди Тарпи…»

Тогда же к губернатору обратился симферопольский купец Абдураман Меметов с прошением освободить братьев Тарпи под его поручительство, но он получил отказ.

22 июня Ибраиму Тарпи будут возвращены книги, журналы, газеты, документы, изъятые у его родных братьев при обысках и аресте.

5 июля рассмотрение дела было закончено, и ротмистр Леус в докладе начальнику ТГЖУ предлагал ходатайствовать перед губернатором «о высылке братьев Али и Асана Тарпи из пределов Таврической губернии под гласный надзор полиции…»

5 июля начальник ТГЖУ подполковник Фон Плато ходатайствовал перед губернатором о высылке братьев Тарпи.

В адрес министра внутренних дел, губернатора и начальника ТГЖУ направили телеграмму депутаты Государственной Думы И.Муфти-Заде и Мурзаев с обращением провести объективное расследование по делу братьев Тарпи. В Симферополь поступит приказ из МВД об освобождении обвиняемых.

20 августа губернатор направит начальнику ТГЖУ предписание: «…уведомляю, что мною, 18 сего августа, братья Тарпи из-под стражи освобождены».

Ибраим АБДУЛЛАЕВ
Газета «Голос Крыма»
№ 52 (1042) от 24.01.2014 г.

Похожие материалы

Ретроспектива дня