Представляем книгу Хонахбея

Post navigation

Представляем книгу Хонахбея

С Валерием Хонахбеем, проживающим в Мариуполе, мы знакомы много лет. Он один из потомков православных крымских христиан, выселенных из Родины и размещённых в северном Приазовье в 1778 году по Указу Екатериной Второй.

 

Представляем книгу ХонахбеяВалерий Константинович — человек неравнодушный к судьбе своих соотечественников и по натуре своей исследователь. Недавно, в начале сентября 2011 г, будучи в Ялте, он позвонил мне. Мы встретились, беседовали. Обменялись, в частности, и книгами. Валерий Константинович подарил мне свою новую книгу:

 

В. К. Хонахбей. Греки Приазовья. Главы семей Приазовских греков по ревизским сказкам 1782 — 1858 гг., в двух книгах. Книга 1. Мариуполь: изд-во «Азовье», 2011, — 430 с.

 

В этой книге приведены списки фамилий крымских христиан, основавших Мариуполь, и 24 селения на территории, расположенной между реками Берда на западе и Кальмиус на востоке. Книга основана на материалах IV — Х ревизий Российской империи и содержит  полные сведения обо всех главах семей христиан — выходцев из Крыма.

 

Автором впервые собраны воедино, хранившиеся в Донецком и Запорожском государственных архивах, в Мариупольском музее Ревизские сказки —  документы греческого суда — органа самоуправления поселенцев, отражающие изменения в их обществе  на протяжении 76 лет.

 

Первая перепись переселенцев совпала с проводившейся в 1782 г. четвёртой Всероссийской ревизией, а последняя — с десятой, проведённой в 1858 году.

 

Работая с архивными материалами (а это более 6 тысяч страниц рукописного текста) В.К. Хонахбей проявил большую волю к достижению цели и осуществил похвальный подвижнический труд.

 

В книге первой списки даны по населённым пунктам, начиная с г. Мариуполя, основанного в 1780 году крымскими христианами (урумами) — выходцами из городов: Кефе (1643 чел.), Бахчисарая (1493 чел.), Карасубазара (1004 чел.), Кезлева(? чел.) и Балаклавы (82 чел.). Всего 879 дворов.

 

Списки родоначальников семей в Мариуполе указаны на с. 5 — 96 и приводятся  по следующим годам: 1782, 1795, 1811, 1812, 1816, 1835, 1850, 1852, 1858.

 

Например, в списках на 1795 г. указаны 637 имен глав семей, из которых только 17 выходцев из Анапы, 9 волохов.

 

Среди указанных фамилий есть такие:

 

Cреди купцов — Чентух, Сагир оглу, Синек, Беликрих, Халпакчи, Киямжи, Дулгер, Аджи оглу…

 

Среди мещан — Куркчу, Бузатжи Чебан, Хазанжи, Хасап, Реиз, Куюмжи, Айнали, Сары, Боятжи оглу, Пичахчи, Татаров, Барут, Адаман, Огурлу, Туглы, Хаража, Хаджи, Еламбашев, Чолпан, Ахбиих, Чора, Табах, Тыкиджи, Харабажих, Налчажи, Каракашев, Дервиш, Кокеев, Арабаджи, Хаара, Ягмурчи, Чубар, Товарчи, Сабунжи…

 

Среди цеховых — Бербер, Кечежи, Пичахчи, Хазанжи, Халпакчи, Куркчу, Хавушлу, Куюмжи, Дегерменжи, Вареджи, Икилик, Налбан, Кеменчижи, Сахаджи, Куркчу Сасых, Хасап, Тельлял, Арабатжи Чебан, Бузаджи, Челенгар, Дулгер, Еменжи, Калфа, Кебабчи, Кафеджи Куркчу, Хасыржи, Терзы, Халлач, Бузажи, Мутаф, Лапа, Тыкижи, Крыма Алили, Тащи, Налбант, Кефелли оглу, Хазанжи Цынгене Кокей, Куркчу Чентух, Хазанжи Балабан, Атчалма, Чебан, Харабаш Пичахчи, Хылыч, Хуш Учурмас, Чапчахчи, Етмекчи, Чолпан, Дели, Пиперов, Бирюш…

 

Бросается в глаза большое число бежавших (около трёхсот человек). Куда они могли бежать в это время? Скорее всего туда, куда им была ведома дорога, в Крым. Среди беглецов встречаем фамилии Арнаут, Бузаджи, Сагир, Шишман, Аталык, Дирикли, Чубар, Бербер, Боятжи, Дулгер, Папу, Хазанжи, Пичахчи, Куркчу, Челенгир, Вареджи, Демержи, Кечежи, Налчажи, Реиз, Терзы,  Делсиз, Тащи, Этмекчи, Хасап, Налбант…

 

Представляем книгу ХонахбеяВ списках 1850 г. указаны 566 глав семей. Появилось много русифицированных фамилий, но по-прежнему преобладают прозвища с крымской (татарской) этимологией: Караманов, Чентуков, Хараджа, Халпахчи, Оксуз, Каракаш, Бахал, Адаман, Хара, Хазанджи, Куркчу, Аглаух, Табах, Тикижи, Арихбаев, Куюмжи, Джемаатбаши, Шаганов, Тат, Сары, Яйла, Сарбаш, Харабоя, Хасап, Мумьяхмаз, Хилитчи, Бербер, Шамжи Варельжи, Джартабаш, Кертме, Сасих, Кечечи, Чолпан, Бозаджи, Салмахулах, Бабеков, Сагиров, и т.п.

 

Селение Анадоль основано в 1828 г. переселенцами из Малой Азии (Анадолу). Это единственный населённый пункт северного Приазовья, основанный некрымскими выходцами. Родоначальники семей учтены в 1835 г. (22 чел.) и в 1850 г. (91 чел.).

 

Село Бешево (позже — Старобешево) основано в 1780 г. у восточной границы Мариупольского уезда урумами — выходцами из горно-лесного крымского селения Бешуй в количестве 120 дворов (686 человек). Родоначальники семей учитывались по ревизиям 1811 (137 чел.), 1816(187 чел.), 1835 (191 чел.),1850 годов (137 чел.).

 

Село Богатырь основано в 1779 г. на левом берегу р. Волчья (на севере Мариупольского уезда) урумами — выходцами из крымских горно-лесных деревень Багъатыр (63 двора/ 412 чел.) и Лаки (65 дворов/ 412 чел.). Ревизией 1782 г. учтено 119 глав семей, в 1811 — 196, в 1835 — 261. Среди прозвищ встречаем: Балабан, Куркчи, Харахаш, Сахал, Налбан, Чебан, Кильфа, Котлубей, Топал, Танаджи, Аметов, Яшаров, Алакоз, Тохтамышев, Хара, Тохтаров, Уксиоз, Чолпан, Хотлубей…

 

Волноваху (с 1810 г. — Бугас) основали в 1802 году 68 семей — выходцев из Большой Каракубы. В 1811 г. учтено 68 глав семей, в 1816 — 82, в 1835 — 77. Среди фамилий встречаются: Чолах, Аблей, Харужи, Дульберов, Пастачи, Балабан, Бай, Талах, Шайтан, Хаара, Качан, Муратов, Тентек, Хунахбеев, Эриш, Чубар, Сагиров, Декерменджи, Чалаш…

 

Игнатьевку основали в 1779 году выходцы из 12 населённых пунктов:

 

1. с. Абдал  — 149 чел. (волохов).

2. г. Кезлев — 71 чел.

3. г. Кефе — 24 чел. (грузин).

4. г. Карасубазар — 8 грузин и 7 волохов.

5. г. Бахчисарай — 40 чел.

6 с. Бешуй — 41 чел. (грузин).

7. с. Какчиой — 19 чел. (грузин).

8. с. Орталан — 1 чел. (грузин).

9. с. Султан-Сала — 5 чел. (грузин).

10. с. Чермалык — 4 чел. (грузин).

11. с. Даир (Тав Даир) — 4 чел.

12. с. Зуя — 5 чел.

 

Итого 388 человек, из которых 156 волохов, 112 грузин.

 

Село Камар основано в 1779 г. в северо-западной части Мариупольского уезда на речке Мокрые Ялы 475 урумами — выходцами из селения Камара (Камары) — ныне с. Оборонное под Балаклавой. В 1782 г. учтено 92 глав семей, в 1816 — 167, в 1835 — 251, в 1850 — 224.

 

Большая Каракуба (Раздольное) основана при впадении речки Волновахи в Кальмиус в 1779 г. выходцами из Аргина (Аргъын) в количестве 255 дворов (1423 человека). Среди фамилий, указанных в ревизских списках разных лет встречаем такие понятные каждому крымскому татарину: Топал, Талах, Косе, Охчы, Чентух, Алакоз, Жарты, Сагир, Сары, Каракаш, Паша, Балабан, Янтых, Челик, Хасап, Ягмур, Донме, Халил, Харабажах, Девлетов, Хасап, Азамат, Дели, Ахчи, Харали…

 

В 1782 г. за счёт отселения части населения Большой Каракубы в количестве 137 семей основана Новая Каракуба (Красная поляна).

 

Село Карань ( ныне Гранитное) основано в 1780 г. урумами — выходцами из селений юго-западного Крыма: Карани (ныне Флотское) — 331 человек, Мармара (ныне не существует) — 103 чел., Черкес-Кермена (ныне не существует) — 307 человек. Среди фамилий, имеющихся  в ревизских списках 1811 — 1850 гг. находим такие: Балабан, Косе, Хара,Кучук, Аджи Оглу, Курук, Калбай, Топал, Баирбаш, Сарабаш, Арих, Хавалджи, Манга, Шайтанбаш, Папуч, Татарбай-Оглу, Охмуш, Кондоз, Тутай, Тат, Бешевли, Асурах (Оссурах), Хайтулу, Ганжерли, Ичкижи, Туях, Бельбекли, Малтапар, Хазнадар, Чатах…

 

Селение Керменчик (Старомлиновка) основано в 1779 году урумами — выходцами из следующих горных крымских сёл: Керменчик (ныне Высокое) — 477 чел., Бия-Сала (ныне Верхоречье) — 230 чел., Шуры (ныне Кудрино) — 151 чел., Албат — 113 чел., Отарчик (ныне Новоульяновка) — 38 чел., Улу-Сала (ныне Синапное) — данных о количестве выходцев нет. Всего (без улу-салинцев) 1009 человек. Им было отведено 12000 десятин удобной и 2200 десятин неудобной земли.

 

В 1793 году четвертая часть жителей отселилась, образовав село Дорд-Оба («Дурдуба»), которое позже (с 1810 г.) стало называться Новый Керменчик (ныне с. Новомлиновка Розовского района Запорожской обл.. После этого материнское село было переименовано в Старый Керменчик, а в 1947 году оно получило название Старомлиновка.

 

В списках родоначальников семей встречаются Папазов, Олмез, Налбант, Чолпан, Мелек, Барабаш, Топал, Бахлачи, Арабаджи, Балиоз, Балабан, Сагирь, Узун, Хиишбаш, Шишман, Бешуллу, Оба, Бай, Челмекчи, Хасан, Бешли, Джалтир, Тохтамыш, Сахал, Бурунсуз, Сефер, Таз, Яшар, Инжебель, Хара, Иосма, Чапик, Чакушбаш, Халайбаш, Каратиш, Яних…  В 1793г. Частью выходцев из Керменчика основан Новый Керменчик (Новомлиновка).

 

В 1779 г. основано селение Константинополь. Его население составили ромеи — выходцы из следующих селений: Демирджи (ныне Лучистое) — 190 чел., Кучук-Узень (ныне Малореченское) — 126 чел., Улу-Узень (ныне Генеральское) — 124 чел., Куру-Узень ( ныне Солнечногорское) — 103 чел., а также из Алушты (указано 8 дворов). По ревизским сказкам с 1782 г. по 1835 г. можно найти такие фамилии: Ага, Бичакчи, Мангуш, Чобар, Дардо, Бата, Мурача, Майтамал, Арбажи, Мадин, Топуз, Пача, Турна, Муро, Малич,  Шаха, Сари, Шамли, Кушуф, Дервиш, Кокош, Буга, Дедеш, Арих, Чундук, Халангот, Мердин, Челях, Тохтар, Саргана, Харабет, Сары, Карали, Даштан, Печахчий, Чихабах…

 

В 1780 г. селение Ласпа (Староласпа) основали урумы из крымских селений: Алсу (ныне Морозовка в Севастополе) — 289 чел., Ласпи (не существует) — 128 чел., Качикальён (не существует) — 77 чел., Толе (ныне Дачное) — 32 чел., Хайто (ныне Тыловое в Севастополе) — 21 человек.

 

Его жители носили такие прозвища как Сепердке, Камарале, Косе, Ходжи, Арабажи, Димиш, Охомуш, Чантир, Хара, Хайтолу,Хараман, Алакоз, Харахурси, Сарбей, Мурат, Арнаут, Чапчахчи, Сеферов, Папаз, Апак, Яшар, Бачана, Халчи, Мурза, Чантиру, Качежи, Табунчак, Кремли, Бахулдере, Тат, Бичхиджи, Халайджи, Хаахулах …

 

Из крымского села Мангуш (ныне Прохладное) было выведено 764 урумов (142 двора), основавших в 1780 г. на новом месте — западнее Мариуполя — селение Мангуш. Среди прозвищ родоначальников семей, указанных в ревизских сказках, легко переводимые Бояджи, Суганчи, Налбан, Кучук, Чабан, Алакос, Хара, Тосхопаран, Таушан, Каракуркчи, Арабатжи, Чичек, Бешевли, Харачора, Челбаш, Сагиров, Паша, Хавалжи, Сермамиих, Алтыбармах, Патлах, Ахбаш, Хаяржи, Дулгер, Чундух, Бешевли, Юсма, Курпе, Сагиров, Батыр, Хунахбеев, Кашкабаш, Балабан, Альянах…

 

В 1780г. 743 выходца из крымского  села Сартана основали северо-восточнее Мариуполя новое село, которому дали имя Сартана. Среди прозвищ родоначальников семей, указанных в ревизских сказках, есть такие: Топал, Байталжи, Кокташ, Чавка, Карай, Сарбей, Балабан, Ашла, Балыхчи, Чанбас, Паши, Яли, Хая, Деливер, Узунов, Лохман, Ягмур, Бай, Кошкош, Балчи, Хадий, Тири, Азамат, Шабан, Чалтиров, Шапорма, Топуз, Толмач, Лафазан, Хамбур, Чакуч…

 

Селение Старый Крым основано в 1780 г. северо-западнее Мариуполя урумами — выходцами из Эски Кърыма — 109 чел., из сёл Тапсан — 103 чел., Бурундук-Отар — 96 чел., Имарет (ныне Изюмовка) — 76 чел., Козы — 74 чел., Чуруксу — 46 чел., Орталан — 33 чел. Среди прозвищ родоначальников семей встречаются Шишманов, Чунтух, Арабаджи, Узунов, Хизилгоз, Косе, Тохмахчи, Сеферов, Выкрист, Ягмурчи, Топал, Улакли, Харасахал, Таначих, Хахач, Добра, Чубар, Бузлама, Налчи, Черкес…

 

В 1780 г. на берегу речки Волновахи христиане — выходцы из горно-лесных селений Стиля (1228 чел.) и Коуш (указано, что вышло 7 дворов) основали село Стыла, в котором среди родоначальников семей указаны Алакоз, Канар, Ялпах, Бай, Ягмур, Тимирке, Чебан, Папу, Чирах, Мангуш, Бабали, Халаджи, Шабек, Балакай, Кокоз, Чулдах…

 

В 1779 г. урумами — выходцами сёл Улаклы (Глубокий Яр) -215 чел., Бельбек (ныне Фруктовое) — 70 чел., Инкерман — 41 чел., основано село Улаклы на левом берегу реки Волчьей. Среди прозвищ его насельников в ревизских сказках есть такие: Алакоз, Ушулью, Еламбаш, Охомуш, Халаджи, Манха, Тулуп, Чунтук, Бояджи, Каракаш, Хаведжи, Алтемпара, Темербек…

 

В 1780 г. ромеями — переселенцами из крымских селений Гурзуф (83 чел.) и Кызылташ (187 чел.) на берегу Азовского моря основан Урзуф. Среди прозвищ родоначальников семей, его населявших, встречаем: Карабибер, Севда, Луби оглу, Кара, Мази оглу, Буга, Чебан, Май. Рейз, Топузов…

 

В 1780 г. основано село Чердаклы (Кремнёвка). Его население (505 человек) составилось из уроженцев крымских селений Чердаклы (154 чел.), Малая Каракуба (244 чел.), Байсу (107 чел.). Среди прозвищ родоначальников семей вполне татарские Яйла, Будур, Челебий, Балжий, Картахай, Кучук, Узунов, Ханахбей, Чолпан, Бай, Нурбей, Балабан, Топалов, Маишмаз, Сары, Караман, Каймах, Чубариц, Батыр, Аблез, Авджий…

 

В 1780 г. на правом берегу Кальмиуса основано село Чермалык. Его первоначальное население составили переселенцы — ромеи из крымских сёл Чермалык (346 чел.), Капсихор (97 чел.), Шелен (51 чел.), Айлянма (8 чел).  Среди прозвищ его насельников в ревизских сказках есть такие: Сагирь, Чабаниц, Домбай, Курпа, Налбанов, Харабаш, Ахман, Бузаджи, Донме, Хасхачих, Оглу, Манчха, Чехмах, Уксуз, Егурт, Шекали, Жалтир, Арих, Хаджи, Шишман, Чибин, Сохта, Гарип, Дурум…

 

В 1780 г. на берегу Азовского моря, восточнее Урзуфа, основано селение Ялта, первоначальное население которого составили ромеи — жители следующих южнобережных крымских селений: Биюк-Ламбат (372 чел.), Ялта (241 чел.), Марсанда (231 чел.), Магарач (ныне Отрадное) (175 чел.), Аутка (169 чел.), Никита (102 чел.), Кучук-Ламбат (75 чел.), Дегерменкой (57 чел.). В их среде были распространены такие «татарские» прозвища как Айнажи, Демержи, Алабаш, Сахтара, Сагир, Ортоглу, Топал, Кара, Еменжи, Софу, Реиз, Чанак, Кучук, Чувал, Пичахчи, Паша, Барабаров, Куба, Шайтан, Шаматы, Харакоз, Аланбаш, Малич, Фундук, Харабуга, Танабаш, Тавшан, Махас, Темиров…

 

Большой Янисоль основан в 1779 г. выходцами из селений, расположенных в верхней части Салгирской долины: Салгир Ени-Сала, Биюк-Янкой, Кучук-Янкой и Аян.

 

Малая Янисоль основана  в 1780 г. 354 выходцами из крымского горно-лесного селения Янкуль (ныне Красносёловка), среди которых были распространены прозвища Чанахай, Бардак, Шамли, Арих, Татаренов, Чевлах, Чубар, Алти Ахмах, Касара, Бакчисарай, Паши, Куртали, Янбаш, Тимир, Хая, Каракаш,  Башкисер, Боятжи, Хамбур, Тавшан, Делиоглан, Хоручи, Мантих, Оксуз, Хулаксиз, Япрах, Ханат, Деде, Ногаш, Зурнажи, Аянли, Чарты, Дулгер, Маишмаз, Чарих, Хамбур, Теленчи, Зембиль, Бурлактатар, Хая Чаряз, Чжирих, Инжибажах, Тутунжи…   

 

В заключении обращаю внимание читателей на то, что форзацы книги оформлены ввиде карт: 1) «Путь крымских христиан в Приазовье (1778-1780г.г.), 2) «Мариупольский уезд в 1779-1780 гг.» (с указанием мест расположения сёл, основанных крымскими христианами в 1779-1780гг.)

 

Асан ХУРШУТОВ

 

Этот материал был прислан из Мариуполя по электронной почте 24 ноября 2011 г. Он дополняет вышеприведённый обзор книги В. Хонахбея и раскрывает его точку зрения на прошлое крымских христиан, выселенных из Крыма в 1778 г.

 

 

Возродим историю Мариупольских греков

 

Городским греческим обществом «Этерия» при ОАО «Азовмаш» завершен трехлетний труд по розыску и обработке материалов, содержащих сведения о демографической ситуации  в Приазовье после заселения их Крымскими христианами, а точнее — за период с 1782 по 1858 гг. Члены общества — инженеры и техники, не связанные по роду своей деятельности с исторической наукой, ознакомились с бесценными документами того периода, стали сопричастны испытаниям и трудностям  выпавшим на долю их предков.

Путь крымских христиан в Приазовье (1778-1780 гг.)

Полученные сведения позволили критически подойти к оценке известных исторических событий, роли исторических личностей, осмыслить сам факт переселения и его влияние на последующую историю Крыма, России и Турции, зародить сомнения в существующих до настоящего времени официальных версиях трактующих историю этого периода.

 

Эти сведения получены из так называемых «Ревизских сказок» — документах 6-и Всероссийских переписей населения, подлежащего налогообложению по Мариупольскому округу.

 

Рукописные копии архивных материалов, относящихся к самому драматическому периоду в жизни переселенцев — началу освоения целинных земель «Дикого поля». Поселения крымских христиан основывались на пустынных, неосвоенных местах обособленно от других поселений в целях исключения влияния на диаспору ассимиляционных процессов.

 

Сохранившиеся до настоящего времени материалы собраны воедино из разбросанных по различным музеям и архивам, скомплектованы по всем населенным пунктам, основанным греками в Приазовье: по г. Мариуполю в 5-и книгах, по 23 селам — от одной до трех книг.

 

Для облегчения пользования этим массивом информации дополнительно в одной книге сосредоточены сведения о всех родоначальниках по каждому населенному пункту в отдельности, во второй, те же сведения в алфавитном порядке.

 

Приведенные копии оригинальных текстовых документов, дополнены их адаптированными  переводами. Эти сведения  носят абсолютно достоверный характер, так как все переселенцы и их семьи, внесенные в эти переписные листы, пользовались льготами, дарованные им жалованной грамотой Екатерины II.

 

Значительный объем работ, проделанный в сжатые сроки, не позволил глубоко и всесторонне осмыслить информацию, содержащуюся в этих бесценных документах. Материалы ждут своего бесстрастного не заангажированного и вдумчивого исследования.

 

Работа с «Ревизскими сказками» в процессе их сбора и знакомство с другими материалами по этой тематике позволило сделать предварительные предположения, которыми хотелось поделиться с общественностью.

 

Вот некоторые из них:

 

1. Собранные документы никогда не изучались, не публиковались, не подвергались правке и не корректировались. Материал относится к первичным документам и отражает истинное положение греческой диаспоры в Приазовье за указанный период.

 

2. В Крымском ханстве все греки находились под единоличным управлением митрополита, который обладал всей полнотой духовной и светской власти. Переселенные в Северное Приазовье Российской империи греки впервые получили право на гражданское самоуправление в виде выборного органа «Греческого суда» в соответствии с жалованной грамотой Екатерины II.

 

3. Митрополит Игнатий, церковная администрация и Греческий Суд по устоявшейся традиции использовали в качестве языка межэтнического общения урумский язык, несмотря на то, что все переселенцы владели урумским, ромейским и турецким наречием, деловая документация велась на урумском языке с использованием греческого алфавита.

 

4. Греки — переселенцы из Крыма в основном не имели фамилий. Компания по присвоению фамилий приурочивалась к периодически проводимым всероссийским переписям и осуществлялась наряду с представителями Российской администрации с участием (урумоговарящего) греческого суда. Присвоение фамилий происходило, по всей вероятности, в административном порядке, этим можно объяснить  их смысл, созвучный с уличными кличками, отражающий. специфику  индивидуума или его род деятельности. В этом, по моему мнению,  кроится разгадка  происхождения большинства фамилий, как среди урумов, так и  среди ромеев смысловое содержание которых можно расшифровать с использованием урумского языка.

 

5.Причины породившие конфронтацию между митрополитом Игнатием и «Греческим судом», представителей которого он предал анафеме, явились следствием конфликта между абсолютной властью, которой ранее обладал митрополит и зарождающимися ростками общественного управления в лице «Греческого суда».

 

6. В Крымском ханстве острого противостояния между татарами и греками на религиозной почве не было. Документы тех времен подтверждают:

 

— наличие семей, члены которой были приверженцы разных религий;

 

— чествование иконы Божьей Матери Крымскими ханами и рядовыми татарами;

 

— конфликтную ситуацию при переселении, возникшую при вывозе иконы Божьей Матери из Крыма, которую татары и греки, принявшие ислам, хотели оставить в надежде на ее покровительство и защиту;

 

— факт переход части греков в ислам, с целью избежать переселения в Приазовье;

 

— переход части татарского населения в православие и участие в переселении, что прослеживается по «ревизским сказкам» не только Мариуполя и урумских сел: Ласпе, Мангуше, Карани, но и в ромейских поселениях: М. Янисоль, Чердаклы, Большой Каракубе, Комар. По мере офамиливания населения в период переписей уличные прозвища перешли в фамилии, в корне которых отражена принадлежность к татарской нации. Это Тат (горные татары) Тат-ар, Тат-аров, Тат-аринов и т.д.

 

7. Организаторы и исполнители переселения руководствовались принципом: кто остался в Крыму — тот татарин — мусульманин, кто переселен в Приазовье — тот православный. Процесс переселения был болезненным, как для татар, так и для «греков». он резал по живому, линия раздела проходила через семьи, родственные связи народов, который на протяжении многих веков научились жить вместе.

 

Что дало переселение каждому из народов?

 

Для христиан-переселенцев это была катастрофа, приведшая к колоссальным материальным и человеческим потерям. Для татар и христиан, принявших ислам после присоединения Крыма к России — потери в лице христиан — естественных защитников. Когда на пустующие после переселения земли стали заселять континентальных греков. которые в период Российско — Турецких войн воевали на стороне России, и для которых татары были представителями побежденной стороны и союзником Турции, естественно и не без основания, татары опасались мести со стороны победителей, что положило началу массовой их эмиграции в Турцию. Крым практически опустел. Кто остался в Крыму, в основном конечно греки, которые приняли ислам и которых в Турции ожидали аналогичные преследования.

 

Среди теперешней татарской интеллигенции бытует мнение что Приазовские греки и Крымские татары — это один народ, разделенный по религиозному признаку. Данное предположение о существование конфессии греко-мусульман имеет право на существование по аналогии с всеми признанными греко- католиками. В подтверждение этой версии представители крымскотатарской интеллигенции приводят, как неоспоримое доказательство внешнее сходство генотипов теперешнего населения Приазовских и Крымскими сел, из которых более двух веков назад были переселены их предки. Данная гипотеза, возможно, найдет подтверждение при более углубленном изучении этого вопроса с использованием результатов новейших методов исследования ДНК на генетическом уровне.

 

8. После переселения, часть переселенцев подалась в бега, особенно это характерно для г. Мариуполя, который только по материалам переписи за 1795 г. потерял по этой причине 30% жителей. Куда они бежали? Конечно к своим родственникам — в Крым. Кем они стали? Конечно татарами, т.к. коренных греков-христиан в Крыму, согласно рапорта А.В. Суворова после переселения их в Северное Приазовье не осталось. Куда они делись, когда началось поголовное бегство татар в Турцию? По понятным причинам они остались в Крыму. Кем они официально считались? Естественно, татарами.

 

9. В Крымском ханстве, как впоследствии и в Приазовье, греки были приписаны к определенным пунктам проживания и в случае несанкционированного перемещения подлежали поиску, наказанию и водворению на прежнее место жительства, особенно строго это насаждалось после захвата Крыма турками, при них существовала система коллективной налоговой ответственности. С этого же периода начали пробиваться ростки противостояния на религиозной основе между христианским и мусульманским населением Крыма. В действие вступил известный принцип завоевателей «Разделяй и властвуй».

 

10. После присоединения Крыма к России в 1783 г. татары получили привилегии, подобно тем, которые получили греки в Приазовье, татарская знать — дворянские титулы и соответствующие льготы. Новые переселенцы в Крым — христиане из центральных районов России, переселяемые на освободившиеся после греков земли, льгот не имели. Это явилось причиной того, что греки, принявшие ислам с целью избежать переселения в Приазовье и бежавшие из Приазовья, после присоединения Крыма к России скрывали свою принадлежность к греческой нации, чтобы сохранить дарованные льготы и остались татарами.

 

Выводы, сделанные автором по результатам ознакомления с «Ревизскими сказками», не претендуют на абсолютную истину, скорее это предпосылки к диалогу между людьми, интересующимися историей своего народа. Дальнейшая работа над  «Ревизскими сказками» будет способствовать уменьшению белых пятен в нашей истории как Крыма, так и Приазовья.

 

Валерий ХОНАХБЕЙ, председатель греческого общества «Этерия»,

г. Мариуполь

 

Справка. Урумский язык — это язык двух генетически и типологически разных групп тюркоязычных христиан.

 

Первые — переселены в 1778-1779 гг. из Крыма в Северное Приазовье вместе с румеями (эллиноязычными), тюркоязычными волохами (молдаванами) и грузинами и вместе с ними входят в число так называемых мариупольских греков.

 

Вторые — переселились из Турции на Кавказ и Прикавказье в XVIII-XIX веках и известны также как трабзонские (трапезундские) греки, насчитывающие около 30 тысяч человек. Язык второй группы — язык триалетских урумов — от турецкого отличается фонетическим, лексическим и грамматическим субстратом и является языком огузским.

 

Урумский язык компактно представлен в основанных крымскими христианами 29 урумских селах Донецкой области, в одном селе Запорожской области и в г. Мариуполе. Численность приазовских урумов составляет около 60 тысяч человек.

 

 

Язык урумов крымского происхождения в основе своей кыпчакско-половецкий. Но в течение столетий разные его говоры в различной степени, как и местные татарские, караимские и крымчакские, были подвергнуты огузско-турецкому и ногайскому воздействию. Это отразилось на их нынешнем разного рода смешанном характере. Урумские говоры Северного Приазовья в своих диалектных чертах повторяют облик крымскотатарских говоров тех мест, откуда урумы были выселены около двух с четвертью веков назад.

 

Урумские говоры Северного Приазовья объединяются в четыре диалекта:

 

— Кыпчакско-половецкий (Великая Новоселка — Ени-Сала, Старобешево и Першотравневое — Мангуш).

 

— Кыпчакско-огузский (Старомлиновка — Керменчик, Богатырь, Улаклы).

 

— Огузско-кыпчакский (Гранитное — Карань, Староласпа и Комар — Камара, Старогнатовка — Гурджи).

 

— Огузский (Старый Крым и Мариуполь).

 

Народно-поэтические произведения урумов свидетельствует о глубоких исторических связях урумского языка с другими языками западнохуннской ветви. Об этом свидетельствуют средневековые масалы (дастаны) об Ашихе Гарибе, Арзу и Гамбере, Таире и Зоре, Козы Корпеше, Махмерем и Хуршутбеге, Тёроглу.

 

На развитие урумской песенной речи сильнейшее влияние оказала османская поэтическая традиция, имевшая широкое распространение в средневековом Крыму.

 

МФ-информ

Похожие материалы

Ретроспектива дня