ПРООН в Крыму: Миссия не выполнима

Post navigation

ПРООН в Крыму: Миссия не выполнима

Анатомия скандальных событий с миссией ООН в Крыму

9 февраля в Симферополе, невзирая на суровый мороз,  у стен меджлиса состоялась масштабная акция протеста крымских татар, координатором которой выступила общественная организация «Поколение Крым» во главе со своим председателем Русланом Бальбеком.

 

Ринат ШаймардановКонечно, к татарским демонстрациям в Крыму и Украине уже привыкли, и к требованиям демонстрантов о выделении земель репатриантам и восстановлении прав крымскотатарского народа относятся философски. Однако, вчерашняя акция протеста стала исключением из общего правила.

 

300 участников демонстрации на этот раз не требовали чего-либо от Украины. Главной мишенью демонстрантов стала… миссия ООН и ПРООН, прибывшая в Крым с целью мониторинга ситуации.

 

Вернее, не сама миссия, как таковая, а крайне странный для почтенной международной организации проступок, напрочь ломающий все представления украинской общественности о высоких принципах международного права, равенства и непредвзятости европейской демократии.

 

Для более точного понимания сути крымского скандала вокруг миссии ООН и предъявленных демонстрантами претензий, проанализируем ситуацию с самого начала.

9 февраля в Симферополе, невзирая на суровый мороз,  у стен меджлиса состоялась масштабная акция протеста крымских татар, координатором которой выступила общественная организация «Поколение Крым» во главе со своим председателем Русланом Бальбеком

 

Точка отсчета: есть народ и есть джемилевщина

 

Как известно, осенью прошлого года резко обострилась ситуация в крымскотатарской среде.

 

Ветераны Национального движения крымских татар обратились в Нобелевский комитет с требованием исключить председателя Меджлиса Мустафу Джемилева из числа номинантов на присуждение Нобелевской премии мира 2011 года и присудить эту почетную премию всему институту Национального движения.

 

Свою позицию ветераны разъяснили так: Мустафа Джемилев — предатель интересов народа, узурпатор, хитростью и интригами монополизировавший право говорить и принимать решения от имени крымских татар, и расхититель бюджетных средств и гуманитарной помощи, за 20 лет не добившийся ни законодательного восстановления прав крымских татар в Украине, ни каких-либо успехов в развитии своего народа.

 

Вскоре после этого ветераны потребовали от Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова проведения открытых теледебатов в прямом эфире, на которых руководители меджлиса должны были отчитаться перед народом за свои «достижения» и аргументированно опровергнуть либо признать предъявленные ветеранами публичные обвинения в воровстве и предательстве.

 

Руководство меджлиса уклонилось от проведения теледебатов и, вместо ответа, через подконтрольные СМИ развязало травлю ветеранов.

 

Такое поведение функционеров меджлиса только подтвердило в глазах общественности достоверность выдвинутых против них обвинений.

В результате, собрание ветеранов Национального движения объявило о вынесении импичмента М.Джемилеву и Р.Чубарову и лишении их права выступать и говорить от имени народа на любом уровне.

 

Эта информация была широко освещена украинскими и зарубежными СМИ.

Вынесение импичмента Джемилеву и Чубарову поддержала и крымскотатарская общественность.

 

21 ноября 2012 года в Симферополе состоялся митинг, на котором было сожжено чучело Джемилева и от имени крымскотатарского народа подтвержден импичмент Джемилеву и Чубарову.

 

Более того. Если ветераны ограничились только вынесением импичмента, то в резолюции митинга были предъявлены определенные требования не только к главе меджлиса, но и ко всем, кто попытается проигнорировать мнение общественности:

 

«5. Крымскотатарский народ обращается к главам государств и правительств, к международным организациям, к политическим партиям и ко всей украинской и мировой общественности с заявлением:

 

5.1. Любые встречи и договоренности глав государств и правительств, представителей международных организаций, политических партий и общественных организаций с Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым, начиная с 14 ноября 2011 года, являются нелегитимными и не признаются крымскотатарским народом.

 

5.2. Любые попытки представителей власти, международных организаций, политических партий и общественных организаций оказать Мустафе Джемилеву и Рефату Чубарову поддержку в виде публичных заявлений, проведения с ними переговоров, присуждения наград или премий, приглашений на международные встречи и тому подобное — встретят самое активное неприятие, публичное осуждение и всемерное противодействие крымскотатарского народа всеми дозволенными законодательством Украины способами — от письменных обращений до массовых акций протеста»

 

Информация об этом митинге также была обнародована практически всеми информационными агентствами мира.

 

Резолюция этого митинга была переведена на английский язык и официально разослана в действующие международные организации и комитеты.

 

В конце января 2012 года 15 крымскотатарских общественных организаций подписали Меморандум о создании Крымскотатарского Народного Фронта (КТНФ), ключевыми задачами которого на первое полугодие 2012 года были заявлены:

 

— общенародное содействие правительству Украины в разработке, принятии и введение в действие Закона Украины «О восстановлении прав репрессированного крымскотатарского народа» до 18 мая 2012 года

 

— созыв 18 мая 2012 года Чрезвычайного Общенародного собрания крымскотатарского народа с нормой представительства 1 делегат от каждой крымскотатарской семьи, для обсуждения дальнейших путей развития крымскотатрского народа, с учетом ситуации, сложившейся на 18 мая 2012 года.

 

Эта информация также была широко освещена украинской и зарубежной прессой, а во все правительственные органы и представительства международных организаций были отправлены официальные письма с информацией о создании, целях и задачах КТНФ.

 

Таким образом, украинские и международные организации и учреждения имели возможность получить — и получили! — информацию о существовании в крымскотатарском сообществе, как минимум, двух резко отличающихся друг от друга групп влияния:

 

объединенные силы крымскотатарской общественности, состоящие из самостоятельных легальных организаций, действующих независимо и видящих решение крымскотатарских проблем исключительно в законодательном поле Украины;

 

личные сторонники Мустафы Джемилева, зависящие от него финансово или организационно и, в силу этого, поддерживающие его политику существования и деятельности меджлиса вне правового поля Украины, за счет активной политической поддержки и финансовой подпитки со стороны узкого круга западных организаций и политиков.

 

Соответственно, вышеназванные организации имели достаточно времени, чтобы внести соответствующие коррективы в свои планы исследований и мониторингов ситуации по Крыму в целом, и в крымскотатарской среде, в частности.

 

Миссия ООН: начало скандала

 

В начале февраля в крымской прессе прошла информация о планируемом визите в Крым делегации ООН. Целью визита был заявлен мониторинг миссией ПРООН ситуации на Крымском полуострове. Для ознакомления с крымскотатарским вопросом в программу визита была официально включена встреча с руководством Меджлиса.

 

Поскольку знание истинного положения дел в крымскотатарском социуме исключительно важно для международного экспертного сообщества, в Центральный офис ООН должна попасть полная, достоверная и объективная информация, равноправно и равновелико предоставленная всеми субъектами крымскотатарской политической жизни — именно эта задача встала перед Исполкомом КТНФ.

 

Чтобы разъяснить представителям Крымского офиса ПРООН причины и необходимость встречи делегации миссии с крымскотатарской общественностью, имеющей мнение и планы действий, в корне отличающиеся от видения ситуации руководителями меджлиса, непосредственно на заседании Исполкома КТНФ был проведен телефонный разговор с Крымским офисом ПРООН.

 

В разговоре представителю офиса ПРООН Куртмолле Ганиеву были обоснованы причины и приведены аргументы в пользу необходимости встречи представителей объединённой крымскотатарской общественности с делегацией ООН, аналогичные вышеизложенным.

Тем не менее, общественники получили жесткий отказ и заявление, что для изучения крымскотатарского вопроса миссия ООН будет встречаться только с представителями меджлиса.

 

Миссия ООН: Развитие скандала

 

Получив устный отказ работника Крымского офиса ПРООН в организации встречи, Исполком КТНФ принял решение предпринять официальную попытку установления контакта с миссией ООН.

 

Члену Исполкома КТНФ Надиру Бекирову, председателю Международного Фонда исследований и поддержки коренных народов Крыма, было дано поручение обратиться в представительство ООН с официальным письмом о включении в программу визита делегации ООН в Крым встречи с представителями объединенной крымскотатарской общественности.

 

Надир Бекиров оперативно выполнил поручение, отправив в представительство ПРООН в Крыму официальное письмо с изложением просьбы объединённой крымскотатарской общественности:

Текст письма Надира Бекирова в Крымский офис ПРООН

Ответ крымского офиса всемирно известной международной организации, основанной для защиты демократии и равенства народов, для «оказания содействия социальному прогрессу, улучшению условий жизни и положению дел в области прав человека» (текст с сайта ООН — прим.ред.) оказался на удивление странным и противоречащим всем критериям объективности при сборе и анализе информации:

Отказ Представительства ПРООН в Крыму от встречи с легальными крымскотатарскими общественными организациями и подтверждение встречи с Меджлисом, действующим вне правового поля Украины

Разъясним смысл ответа Крымского представительства ПРООН:

делегация, приехавшая изучать ситуацию в Крыму, отказалась от встречи с представителями объединённых сил прогрессивной крымскотатарской общественности, программа и действия которых являются основой легальной политической деятельности и самыми масштабными событиями крымскотатарского социума, как минимум, на ближайшие полгода.

 

Резонный вопрос: что же тогда собиралась изучать и мониторить миссия ООН в области крымскотатарского вопроса в Крыму и Украине в целом?

 

Миссия ООН как детонатор взрыва общественного негодования

 

Столь предвзятое и откровенно противоречащее внутренним требованиям и нормам ООН поведение сотрудников Крымского представительство ПРООН, откровенно игнорирующее и предупреждающие пункты из резолюции митинга 21 ноября, и неоднократные попытки Исполкома КТНФ уладить назревающий конфликт, сложно назвать чем-либо иным, кроме как искусственно организованной дестабилизацией неконфликтной, в принципе, ситуации.

 

И дестабилизация таки произошла.

 

Детонатор сработал как положено, и вновь по улицам Симферополя возмущенные люди двинулись защищать свои права — но теперь уже не от произвола властей, а от равнодушия, предвзятости и самоуправства местных представителей международной организации, созданной для защиты прав этих самых людей.

 

Горький и, откровенно говоря, унизительный для ООН парадокс…

Митинг протеста состоялся под стенами Меджлиса — непосредственно во время проведения злополучной встречи миссии ООН с руководством этой нелегальной организации. По окончании встречи в Меджлисе, участники демонстрации зачитали и вручили ООНовцам Обращение, текст которого заслуживает быть приведённым полностью:

 

ОБРАЩЕНИЕ

 

«Мы, «Поколение «Крым», крымскотатарская общественная организация, представляющая широкие слои крымскотатарского общества, различные возрастные группы, в очередной раз обращаемся к представителям Евросоюза с требованием прекратить официальные контакты с руководством Меджлиса.

 

М.Джемилев не является легитимным лидером крымскотатарского народа, а является проводником интересов коррумпированной верхушки, узурпировавшей вот уже 20 лет власть в крымскотатарском обществе.

 

Обращаем внимание, что 21 ноября 2011 года решением Общенародного митинга крымских татар, проводившегося в поддержку Ветеранов Национального движения, М.Джемилеву и Р.Чубарову был объявлен импичмент. В данной акции народного возмущения принимали участие, как сами ветераны Национального движения, так и общественные организации, выражающие интересы широких слоев крымскотатарского народа, делегаты Курултая, а также члены региональных меджлисов.

 

В настоящее время конструктивные силы крымскотатарского общества предпринимают шаги по оздоровлению самобытных и традиционных институтов самоуправления нашего народа, а также по формированию легитимных, действующих в законодательном поле Украины, представительных органов крымских татар.

 

Считаем неэтичным со стороны уважаемых представителей международных организаций вести диалог с дискредитирующими себя в лице большого количества крымских татар «вождями».

 

Крымскотатарский народ достоин лучшего будущего! Нет авторитаризму! Нет коррупции! Да здравствуют честные выборы в национальные собрания крымских татар!

Процветания крымскотатарскому народу!»

 

Как видно из текста Обращения, именно демонстративное пренебрежение миссии ООН мнением крымскотатарской общественности — в угоду интересам давно дискредитировавшего себя руководства Меджлиса — и стало единственной причиной всплеска волнений в Крыму, прервавших устоявшееся было на полуострове спокойствие.

 

Кто виноват? и Что делать?

 

На эти два извечных вопроса двух последних веков в сложившейся ситуации есть вполне конкретные ответы.

 

Ни для кого не секрет — по крайне мере, в Крыму — что подавляющее большинство «крымскотатарских» должностей в крымских представительствах международных организаций заняты выдвиженцами Меджлиса, рекомендованными на эти должности «высочайшим соизволением» его руководства.

 

Соответственно, будучи «обязанными» за «продвижение» и реально понимая, что благоволение в любой момент может смениться опалой и утратой теплого места, «назначенцы» в своей деятельности всегда и всюду реализуют политику руководства меджлиса, действуя исключительно в интересах этой нелегальной структуры и «отсекая» любые попытки «несогласных» и «оппозиционеров» установить контакты с этими организациями.

 

Более того, эти люди выполняют роль своеобразного «фильтра», пропуская в вышестоящие инстанции материнских организаций недостоверную информацию, искажающую в выгодном для Джемилева и Чубарова свете истинное положение дел в крымскотатарском социуме и реальную степень влияния руководства меджлиса на своих соотечественников.

 

За примерами далеко ходить не надо.

 

Пресса пестрит материалами о встречах руководителей меджлиса с делегациями международных организаций и фондов, о реализуемых через них проектах и т.д.

 

Вопрос: кто готовит эти встречи? Кто составляет программу пребывания этих делегаций в Крыму? Кто составляет план встреч этих делегаций? Кто распространяет среди общественности предварительную информацию о визите той или ной миссии и собирает заявки от желающих встретиться с делегацией? Кто подает «наверх» предварительную информацию об участниках встреч?

 

Ответ: сотрудники местных отделений вышеуказанных международных организаций. Как мы уже знаем — занимающие свой пост исключительно по степени лояльности к руководству меджлиса.

 

Результат: пресса пестрит материалами о встречах руководителей меджлиса с делегациями международных организаций и фондов, о реализуемых через них проектах и т.д. и т.п.

 

Как говорится — короля играет свита…

 

Но… Крымскотатарский персонал в крымских представительствах зарубежных организаций, миссий и фондов составляет меньшинство. В основном, в этих организациях работает интернациональный состав. При этом, как ни странно, весь этот «интернационал» сверхлоялен к просьбам и инициативам руководства меджлиса и мягко — но очень эффективно — подавляет любые проявления активности со стороны крымскотатарской общественности, не входящей в проджемилевский клан.

 

Этот печальный факт (кстати, подтверждаемый массой примеров, из которых последняя провокация с миссией ООН, вылившаяся в акцию протеста у стен меджлиса, стала просто апофеозом предвзятости) наводит на мысль о возможном существовании негласных, но очень четких установок центральных офисов определенных международных организаций, исполнение которых, как и положено, является обязанностью нижестоящих исполнителей.

 

Установки эти, как показывает анализ происходящих событий, преследуют одну, жестко определенную цель — сохранение и поддержку стремительно падающего авторитета Мустафы Джемилева и мобилизационных возможностей сотканной им за 20 лет нелегальной «сети влияния», построенной на финансовых вливаниях и организационной поддержке узкого круга международных организаций и финансовых структур. Под «мобилизационными возможностями» в данном случае подразумевается оперативная организация массовых протестных акций, с помощью которых можно в четко заданные сроки дестабилизировать ситуацию на полустрове и оказывать давление на правительство.

 

Существование таких установок косвенно подтверждают несколько очень важных вопросов, честные ответы на которые могут существенно повлиять не только на прояснение ситуации со скандалом вокруг крымского визита ООН, но и — страшно сказать — на вектор интеграционных стремлений Украины:

 

— Почему международные организации, действующие в Европе исключительно в законодательных рамках, в Украине позволяют себе преступать украинские законы, демонстративно оказывая политическую, организационную и финансовую поддержку организации, более 20 лет принципиально действующей вне правового поля Украины?

 

— Почему миссии и делегации европейских международных организаций, изучая крымскотатарскую проблематику, проводят встречи и получают информацию исключительно от представителей и креатур нелегальной структуры, руководство которой неоднократно устраивало публичные политические демарши против действующего правительства Украины?

 

— Почему общественные организации, объединяющие значительные силы крымскотатарского народа и демонстрирующие лояльность и желание сотрудничать с правительством Украины в решении крымскотатарского вопроса, получают официальные отказы представителей руководящих органов международных демократических организаций от встречи с ними?

 

— Почему международные европейские организации открыто пренебрегают общественным мнением и официальными документами собраний, митингов и объединений легальных общественных организаций крымских татар, выступающих против М.Джемилева и Р.Чубарова, демонстративно поддерживая тех, кого крымские татары публично и аргументированно называют предателями интересов крымскотатарского народа — прекрасно осознавая, к каким социальным последствиям может привести такая политика?

 

Ручное управление больше не работает

 

Для чего Европе нужен ТАКОЙ меджлис и ТАКОЙ Мустафа Джемилев? — вопрос далеко не праздный. Ответить на него без упоминания слов «геополитика», «Украина», «Россия», «Европа» и «сфера влияния» — вряд ли возможно, но это будет уже совсем другой анализ.

Пока же с совершеннейшей очевидностью можно утверждать: мятущийся и нестабильный Крым ослабляет всю Украину в целом. Это аксиома, то бишь, факт, не требующий доказательств.

 

В свою очередь, перманентную нестабильность Крыма за последние 20 лет «обеспечивал» нерешенный (или сознательно нерешаемый? — прим.ред.) крымскотатарский вопрос.

 

В свою очередь, официальным «решалой» крымскотатарских проблем, а также «рупором» и единственным «представителем» крымскотатарского народа перед мировой общественностью, стараниями бывших советских диссидентов и поддерживающих их международных организаций, был «назначен» — и в этом статусе «представлен миру» — Мустафа Джемилев. Весь авторитет и влияние западноевропейской демократии, а также находившейся под её неусыпным контролем части украинской политической «верхушки», были использованы для продвижения и поддержания этого политического мифа.

 

Таким образом, «создав» находящийся в режиме «ручного управления» крымскотатарский детонатор, Европа получила скрытый от невооруженного взгляда, но очень мощный и действенный рычаг ослабления Украины.

 

Этим рычагом определенные западноевропейские круги, незаинтересованные в существовании сильного и самостоятельного украинского государства, искусно пользовались с 1991 года, посредством манипуляций трагедией и пассионарностью крымскотатарского народа сдерживая и дестабилизируя волнениями в Крыму процесс государственного строительства в Украине.

 

Сегодня этот изъеденный политической ржавчиной рычаг перестаёт функционировать.

И украинское государство, и крымские татары созрели до взаимопонимания и совместного поиска обоюдоприемлемой модели сосуществования, гарантирующей и целостность Украины, и соблюдение интересов крымских татар, как пережившего геноцид, выселение и возвращение на историческую Родину коренного народа Крыма — с учетом паритетных прав всего многонационального крымского сообщества.

 

В этой заново рождающейся системе взаимоотношений крымских татар и Украины нет места истеричным упрёкам, публичным обвинениям, политическим демаршам — всему тому, чем на протяжении 20 лет занимались лидеры меджлиса.

 

Нужны взаимная добрая воля, рассудительность, спокойная настойчивость, знание и грамотное применение международного и украинского законодательства, трезвая оценка политической реальности и готовность к разумным компромиссам.

 

Между Украиной и крымскими татарами должна — и может! — быть выстроена система законодательно оформленных «договорных отношений» — в политической, экономической, социальной сферах — и эти договоренности должны неукоснительно соблюдаться обеими сторонами.

 

Такова новая парадигма решения крымскотатарского вопроса в Украине, предлагаемая Крымскотатарским Народным Фронтом.

 

Эта парадигма в настоящее время доводится до сведения всех субъектов государственного строительства и управления Украины.

 

Эта парадигма доводиться и до сведения мировой общественности. По крайне мере — до той её части, которая искренне озабочена восстановлением прав крымскотатарского народа и готова воспринимать новые реалии.

 

Но самое главное — эта парадигма защищается.

 

Защищается всеми легальными методами, средствами и способами — от петиционных кампаний до массовых демонстраций против искусственных попыток кого бы то ни было вновь навязать крымскотатарскому народу унизительную роль управляемой «извне» протестной массы.

 

В связи с вышеизложенным, думается, что международным организациям следует в корне пересмотреть прежнее одностороннее видение крымскотатарской проблематики, а центральному офису ООН — организовать официальное расследование причин инцидента в Крыму и, по его итогам, провести кадровые перестановки в Крымском представительстве ПРООН — во избежание повторения подобных инцидентов, дискредитирующих доброе имя и высокую миссию Организации Объединённых Наций в мире.

Ринат ШАЙМАРДАНОВ,
аналитическая группа Милли Фирка

 

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня