Россию принуждают к английскому

Post navigation

Россию принуждают к английскому

ЕГЭ по иностранным языкам станет четвертым обязательным предметом уже в 2022 году. Это решение Министерства образования и науки РФ, безусловно, — крайне важное событие, и не только для школьников, которые будут сдавать ЕГЭ в 2022 году, но и для страны в целом.

Гульнара Краснова,  ведущий научный сотрудник, доктор философских наук,  профессор РАНХиГС

ООН использует в своей практике термин «принуждение к миру» (англ. — peace enforcement operations) для ситуаций, когда необходимо вмешательство внешних сил для ее коррекции или изменения. В случае с ЕГЭ по иностранным языкам можно использовать термин «принуждение к английскому языку» (не вызывает сомнений, что большинство российских школьников будут сдавать именно английский язык).

 

Должно ли быть «принуждение к английскому языку» только административной мерой? Представляется, что эта проблема является комплексной и даже исторической, а может, и социально-политической, и сидит она глубоко в нашем национальном бытии. К примеру, спор западников со славянофилами, хотя и в других формах и выражениях, идет до сих пор. Зачем нам английский? Поощрять утечку мозгов в Америку?

 

Возвращаясь к введению ЕГЭ по иностранным языкам, хотелось бы напомнить, что в процессе «принуждения к английскому» важно не столько требовать, сколько создавать условия и стимулировать. Во многих странах мира были введены или вводятся государственные программы по обучению английскому языку, система поощрений для работников, владеющих иностранными языками, и т. д.

 

В России изучение английского языка не является предметом национальных программ и приоритетных проектов. Обучение иностранным языкам фактически отдано на откуп частным компаниям и репетиторам, которые и развивают этот рынок. В последние годы в изучении английского языка наметилась крайне важная тенденция — изучение английского языка уходит в онлайн.

 

Можно выделить основные образовательные продукты и услуги по электронному обучению английскому языку: расширенное электронно-ориентированное электронное обучение (готовые учебные курсы), онлайн-обучение на основе совместной работы (онлайн-классы и групповое онлайн-обучение), электронные справочные материалы, мобильное обучение с использованием мобильных приложений.

 

По данным компании Edutainme, в 2016 году рынок онлайн-обучения иностранным языкам в России показал рост. Так, компания Lingualeo сообщила об увеличении оборота в 2016-м по сравнению с годом ранее на 19% и увеличении числа пользователей — на 17%. По оценке Edutainme, компании, специализирующиеся на онлайн-продуктах обучения английскому языку, зарабатывают от 8 до 40 млн руб. в месяц.

 

Согласно докладу Ambient Insight. The 2015-2020 Worldwide Market for Digital English Language Learning Products (2016), российский рынок онлайн-изучения иностранных языков занимает 10-е место в мире и является одним из самых быстрорастущих в мире рынков обучения английскому языку. Рост рынка обучения английскому языку, говорится в докладе, продолжится в среднем на 2,8% в год до 2020-го, а наибольший рост будет наблюдаться в продаже мобильных образовательных услуг в рамках мобильного обучения (7,7%). Наибольшее снижение будет наблюдаться по продажам электронных справочных материалов (4,2%).

 

В целом же электронное обучение английскому языку будет расти во всем мире. Мировой рынок цифровых учебных материалов по изучению английского языка в 2015 году достиг 2,8 млрд долл. Пятилетний совокупный ежегодный темп роста составил 6,2%, а доходы 120 стран мира к 2020 году могут составить 3,8 млрд долл. В то время как темпы роста обучающихся английскому языку замедляются в развитых странах, их доходы от обучения английскому языку по-прежнему высоки.

 

На долю Китая, США, Южной Кореи, Японии и Бразилии приходится 65% мировых доходов рынка электронного обучения английского языка. Но темпы роста рынка относительно низкие: в Бразилии этот показатель составляет 4,1%, за Бразилией следуют Китай — 2,8%, Япония — 1,4%, Южная Корея — 1,4%.

 

Доминирование английского языка в Интернете уже очевидно в настоящее время: 26,3% всех пользователей Сети используют английский язык. С уверенностью можно предположить, что рост англоязычной аудитории Интернета продолжится. Кроме того, наблюдается абсолютное численное превосходство численности MOOCs (массовых открытых онлайн-курсов) на английском языке.

 

Еще в мае 2014 года участниками парламентских слушаний на тему «Нормативное обеспечение реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий» в Госдуме были отмечены «глобальные стратегические, политические, культурные, научные, образовательные и финансово-экономические риски для России, связанные с нарастающим развитием электронного обучения в странах-конкурентах и с нарастающим отставанием страны в этой сфере, что создает угрозу национальной безопасности Российской Федерации».

 

Это в том числе «риски, связанные с развитием странами-конкурентами МООС, которые вторгаются в сферу научного, образовательного и культурного суверенитета страны, навязывая чужую культуру и размывая национальные ценности страны. МООС создаются в контексте, соответствующем культурно-ценностным установкам страны, их создавшей. Слушатели МООС со временем и в отсутствие отечественных альтернатив принимают ту методологию, которая встроена в обучающие программы МООС. Отставание в развитии электронного обучения и связанного с ним производства контента ведет к демотивации в развитии национальных учебных материалов».

 

Участники слушаний также отмечали, что «использование МООС, сформированных в странах-конкурентах и доступных к использованию в бесплатном режиме, снижает мотивацию инициативного создания отечественных МООС, ориентируют активную, наиболее инновационную часть молодежи применять иностранные ресурсы. Эти процессы неизбежно ведут к навязыванию молодежи чужих культурных и нравственных ценностей, к снижению уровня, объемов отечественных НИР, мотивации в написании собственных учебников, а также методик обучения и, как следствие, к деградации российской культуры, науки, образования и российской самобытности».

 

Все это отчасти верно. Но глобализацию мира, которая породила и языковую глобализацию, никуда не спрячешь. А время, когда мы готовили по большей части местечковых специалистов без знания иностранных языков (для регионов России), прошло.

 

Гульнара Краснова,

ведущий научный сотрудник,
доктор философских наук,

профессор РАНХиГС

Источник: http://www.ng.ru

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня