Русские в тупике?

Post navigation

Русские в тупике?

Юлия ВЕРБИЦКАЯ

Кто-то должен был проговорить нелицеприятные вещи участникам конференции «Крым в контексте Русского мира», состоявшейся в прошлую субботу, 10 декабря, в Симферополе, в лицо. И этим человеком стала я.

Увы, когда главы русских и пророссийских организаций и движений Крыма собираются вместе, вместо рефлексии и аналитической проработки они занимаются шаманским камланием — то есть, заклинают друг друга, как у них все хорошо.

Несоответствие между реальным положением дел и этими магическими заклинаниями («мы становимся серьезной политической силой», «русские силы консолидируются» и так далее) и спровоцировало меня сделать свои выводы о состоянии русского движения в Крыму и особенностях русской идентичности вне России.

Выводы основаны на 15-летней журналистской практике и знании ситуации, так скажем, изнутри. Тем не менее, это не категоричные утверждения, а тезисы, надо которыми я предлагаю поразмышлять вместе со мной.

На мой взгляд, кризис идентичности является одной из основных проблем человека на постсоветском пространстве: в эпоху хаоса и нестабильности опору ищут во всем, в том числе и в идентичности.

Почему живущие в Крыму славяне из трех вариантов (русский, украинец и крымчанин) делают весьма неожиданные комбинации? Неожиданные для лидеров русских и пророссийских организаций.

Почему все чаще разъединяют и противопоставляют русскую и крымскую идентичности, хотя по идее они неразделимы?

Связано ли это как-то с русским движением в Крыму? Несомненно.

Состояние, в котором пребывает русское движение в Крыму сегодня, можно охарактеризовать, как тупик или системный кризис — самый масштабный за последние 15 лет.

Основные «достижения» таковы:

  • за эти годы лидеры и представители пророссийских организаций заработали у журналистов и аналитиков обидный эпитет «профессиональные русские», а также имидж вечно выясняющих отношения и вечно выклянчивающих денег у Москвы;
  • незаметно для себя, заметно для всех и к радости недоброжелателей маргинализировались — пиком этой маргинализации стало появление на «русском поле» одиозных личностей типа Храмова, а нижней точкой падения — унизительное для всех крымчан выдворение Юрия Мешкова;
  • чем сильнее шла маргинализация, тем увереннее русское движение в автономии теряло широкую поддержку у крымского сообщества (всего три места в парламенте, увы, это отлично доказали);
  • мало того: оно также теряло очень важную поддержку пророссийски настроенных (!) представителей интеллектуальной, медийной и политической элиты Крыма;
  • иными словами, политологи, медийщики, интеллектуалы по собственному желанию боролись за Русский мир, но убедительно просили не ассоциировать себя с самой главной русской организацией Крыма.

А политики и русское движение в Крыму — это вообще отдельная история: позорная для русского движения и провальная для политиков.

В итоге получилось, что большая часть крымского сообщества хорошо осознает свою русскую идентичность, но не привязывает ее к русским общественно-политическим организациям, выдвигая на первое место крымскую идентичность и превращая русскую — в пассивную.

Увы, тренды, которые диктовали представители русских общественных организаций Крыма, таковы:

  • превращение имперского комплекса в гротескный — то есть, в комплекс неполноценности;
  • «комплекс жертвы»: представителей крымско-татарской национальности ругают за спекуляцию на комплексе жертвы, но, похоже, крымским русским, точнее, их лидерам, к сожалению, также свойственен комплекс жертвы — «Россия нас бросила» и прочие подобные виктимные установки;
  • имидж неудачников, с которыми не считаются, которых используют и которыми жертвуют: политики, система и т.д.

В итоге в глазах продвинутой медийной и общественно-политической элиты обычные русские крымчане предстают как унылые «совки», люди из прошлого, с убогой риторикой, не способные рождать смыслы, не субъектные и инертные и ограниченные. И главное — не вписанные в общественно-политическое и интеллектуальное пространство Украины: крымским (читай русским) совкам и их лидерам киевская публика разве что может посоветовать выучить наконец украинский язык и сбить цены в курортный сезон.

Что же происходит с русской идентичностью вне России? Неужели прочерчены только три варианта: маргинализация, ассимиляция или же превращение в специфический тип русских европейцев?..

Не будем вдаваться в философию и говорить о том, что, может, причина в дуальном культурном коде и антиномичности русской культуры — сейчас речь о другом.

О том, что всё это (и особенности идентичности, и тупик русского движения в Крыму) могут привести к тому, что через 20-30 лет Крым перестанет быть уверенно русским. А это необратимо именит расклад в сложных российско-украинских отношениях. Эти явления уже привели к тому, что на Украине русские встроены в украинское сообщество при условии отказа от собственной идентичности.

То есть, если ты хочешь быть успешным и состояться в этом государстве, пожалуйста, забудь, что ты русский, актуализируй другую идентичность — к примеру, гражданина Украины.

И ведь забывают и отказываются…

Эти явления привели к тому, что русские не являются успешной ролевой моделью — и в итоге, русские, коих в стране, как минимум треть населения, по сути не оказывают влияния на общественно-политическую, гуманитарную и информационную ситуацию в стране.

Что делать, чтобы изменить ситуацию?

  • во-первых, перестать жить комплексом жертвы;
  • перестать оправдываться, обороняться, жаловаться и требовать;
  • начать наконец диктовать тренды всей Украине: по-хорошему, Крым должен «захватить» Украину, поставляя смыслы для всей страны и доминируя в интеллектуальном и гуманитарном пространстве.

Ведь сейчас наблюдается явный дисбаланс — и западноукраинская элита, «захватившая» Киев, явно не отражает настроений не только русских Крыма, но и жителей всей страны.

Что важно: вписываться в украинскую систему, не теряя при этом свою русскую идентичность — то есть, становиться ролевыми моделями для граждан Украины. Пребывая в украинском сообществе, актуализировать и подчеркивать свою русскую идентичность.

Что касается крымского русского движения, то ему необходима команда эффективных кризис-менеджеров, мягко говоря, ребрендинг, существенное обновление руководящего состава и спикеров. А также смена методов и технологий работы — на современные и, к примеру, ассиметричные.

Также необходимо не просто присутствие, а хотя бы адекватное присутствие (а лучше — эффективное доминирование) русских в информационном пространстве Украины в целом и Крыма в частности.

Юлия ВЕРБИЦКАЯ

Источник: http://kr-eho.info

Похожие материалы: