Севастополь, загнанный в тупик

Post navigation

Севастополь, загнанный в тупик

Что ждет Севастополь, если оттуда будет выведен Черноморский флот? Убьет ли город демилитаризация или наоборот — вдохнет в него новую жизнь? Эти вопросы остаются без ответа — в Киеве ЧФ воспринимают лишь как первопричину газовой скидки.

Первый замглавы Партии регионов Владимир Рыбак, отвечая на критику Харьковских соглашений, продливших базирование Черноморского флота в Севастополе, заявил, что уход российской группировки оставит от города развалины. «Допустим, флот освободил бы Севастополь. Если Россия заберет все оттуда, от города останутся фактически развалины, а там рабочие места минимум у 50 тысяч украинских граждан», — уверен политик.

Что ждет Севастополь, если оттуда будет выведен Черноморский флот?Заявление Рыбака не прошло незамеченным. В контексте «взрывоопасности» темы российско-украинских взаимоотношений, любое публичное обсуждение Черноморского флота вызывает самую оживленную реакцию. Тем более что рассуждать и впрямь есть о чем.

Реальность такова, что Севастополь сегодня находится в тупике. Рабочих мест — мало, зарплаты — низкие, молодежь ищет возможности уехать из города. Промышленности почти не осталось, население выживает за счет торговли. В сознании жителей (за исключением, быть может, старшего поколения) Севастополь воспринимается не как самый большой или как наиболее архитектурно выверенный и красивый крымский город — коим он, безусловно, является! — а как тупиковый и в железнодорожном отношении, и в вопросе перспектив.

Но при этом, объективная реальность такова, что Черноморский флот вовсе не является спасательным кругом, удерживающим Севастополь на плаву. Так, вклад ЧФ в сводный бюджет города составляет лишь 11%. И не стоит полагать, что эта цифра компенсируется большим числом рабочих мест, которые флотские части дают Севастополю. Во-первых, в связи с упорно проводимым российским Министерством обороны курсом «перехода на новый облик вооруженных сил», от «лишних ртов» на военных предприятиях стремительно избавляются. То гражданское население, которое продолжает работать на предприятиях ЧФ — это, в основном, флотские пенсионеры. Иначе говоря, их увольнение на общей структуре занятости и безработицы в Севастополе скажется слабо.

Да и общие тенденции таковы, что Черноморский флот играет сегодня все меньшую роль в жизни города. Ушли в небытие социальные программы и культурная инфраструктура — включая флотские библиотеки, театр и различные ансамбли. Идут под нож старые корабли океанской зоны, выслужившие свой ресурс — как это недавно произошло с БПК «Очаков». Те суда, которые Москва обещает (пока лишь на словах) привести им на смену, не потребуют ни громадной береговой инфраструктуры, ни многотысячных обслуживающих коллективов.

 

Эпоха флотских динозавров наподобие ракетного крейсера «Москва» уходит в небытие. Как минимум, в российской военно-морской доктрине — вместе с масштабными базами и огромными ремонтными комплексами. Флот ужимается как шагреневая кожа, играя все меньшую роль в повседневной жизни Севастополя. Лучшая иллюстрация нынешнему состоянию ЧФ — нашумевший видеосюжет пятилетней давности, когда самолет командующего ЧФ сгорел дотла при взлете с крымского военного аэродрома «Гвардейское».

На самом деле концепция «невоенного Севастополя» — не нова. Эксперты говорят, что еще в 1979 году в одной из партийных резолюций было озвучено, что город перестал быть сугубо флотской базой — а стал населенным пунктом, в котором, помимо прочего, базируется военно-морская группировка. Разница в определениях — налицо.

Нечего удивляться, что теоретически возможный уход ЧФ из Севастополя воспринимается не как апокалипсис наших дней, а всего лишь как повод обсудить возможные альтернативы военно-морскому будущему города. Одна из наиболее часто озвучиваемых альтернатив существующему статус-кво, это торговый порт. Севастополь — это один из двух наиболее глубоководных незамерзающих портов на Черном море. Его причалы способны принимать корабли практически любых размеров и водоизмещения. Транспортный узел, которым мог бы стать город в случае вывода Черноморского флота — альтернатива, которая будоражит сознание сторонников демилитаризации Севастополя.

Даже если предположить, что теоретически Москва примет решение о выводе ЧФ из Севастополя, то этот процесс растянется на несколько лет. Примером может служить Грузия, вывод с территории которой нескольких военно-морских баз (а не флота) растянулся на долгие три года. А это значит, что в течение «эвакуационного» периода вполне можно нивелировать негативные социальные последствия для Севастополя — если на то будет политическая воля украинского руководства. Если же в действиях высоких чиновников будет сохраняться логика поведения мародеров на оккупированной территории — то лишь в этом случае вывод флота станет для Севастополя катастрофой.

Но, так или иначе, вся информационная волна, поднятая заявлением чиновного «регионала» Рыбака — это буря в стакане воды. Так уж сложилось, что Партия регионов сегодня объективно представляет из себя олигархический конгломерат без внятной идеологической программы. Внутри которого сегодня к тому же существует несколько финансово-промышленных группировок. И лишь в качестве бантика на упаковке этого «профсоюза олигархов» находится прослойка идеологических популистов, к которой принадлежит тот же Рыбак. Их держат в партии для оправдания «пророссийского» дискурса — у них нет за спиной мало-мальских финансово-экономических рычагов, чтобы влиять на ситуацию. Их заявления отнюдь не отражают реальные процессы и настроения, царящие внутри Партии регионов. Но сами по себе они не могут позволить отступить от интонации однажды заданной канвы трактовки событий.

Вот и получается, что их единственная медиазадача — это создавать информационные поводы для разговора о реально существующих альтернативах сложившемуся порядку вещей. В которых не заинтересован никто, кроме тех, кто не хочет жить в XXI веке по лекалам, логике и стандартам века XX-го.

Глеб ПЛОТНИКОВ

Источник: http://www.rosbalt.ru/ukraina/2011/09/14/889958.html

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня