Серверу Джепарову попробовать себя не дали

Post navigation

Серверу Джепарову попробовать себя не дали

Серверу Джепарову попробовать себя не дали

Популярный среди футбольных специалистов немецкий сайт Transfermarkt, регулярно оценивающий стоимость игроков, в 2017 году добрался и до национальных чемпионатов стран Центральной Азии. Так, в частности, совокупная стоимость игроков 16 клубов высшей лиги Узбекистана, по оценкам немецких специалистов,  составляет 79,6 миллиона евро.

Ранее на сайте лишь изредка оценивались только национальные команды стран региона и клубы, принимавшие участие в Лиге Чемпионов и Кубке АФК. Означает ли публикация Transfermarkt, что интерес европейцев к азиатскому футболу растет, и насколько можно доверять оценкам немецких специалистов? С этими и другими вопросами корреспондент «Ферганы» обратился к российскому футбольному агенту Павлу Нестерову, работающему, в том числе, и с футболистами из Таджикистана.

— Насколько сами футбольные агенты доверяют цифрам Transfermarkt?

— Каждый случай — частный. Но если уж президент ФК ЦСКА Евгений Гинер говорил о том, что цены на Transfermarkt близки к объективным, то не будем с ним спорить.

— По вашему мнению, указанные на сайте цены реальны?

— Мы же понимаем, что в оценке стоимости футболиста заложена почва для коррупции. Как можно оценить спортсмена? Игрок перешел из команды А в команду В за миллион долларов, например, а команда B перепродает этого же футболиста за 100 тысяч, хотя он неплохо играл, забивал. На лицо, вроде бы, коррупционная схема, ясно – что-то здесь не так. Но как здесь оценить «товар»? Покупатель и продавец просто говорят, мол, мы видим, что игрок стоит 100 тысяч, это наше мнение. Поэтому сказать, насколько правильны выводы Transfermarkt по Центральной Азии, тяжело. Но мы не имеем более точного источника информации, чем немецкий сайт.

 Кое-кто из ваших коллег рассказывал, что ориентировался по компьютерной игре Football manager (симулятор футбольного менеджмента), как вам такой источник?

— Вполне может быть. Почему нет? Очень хорошо поработали люди, создававшие эту игру, но все равно это условность. Нельзя наверняка предсказать, что живой игрок будет развиваться так же, как в компьютерной игре. Сложно представить, что случится, если клубы начнут ориентироваться на компьютерные игры. В любом случае, Transfermarkt — более авторитетный источник.

Определить точную стоимость игрока, действительно, очень сложно. Последние трансферные окна оставили больше вопросов, чем ответов. Причем вопросов риторических. Допустим, стоит ли бразилец Неймар уплаченных за него французским ПСЖ испанской «Барселоне» 222 миллионов евро, достоин ли аргентинец Карлос Тевес, уехавший в Китай, зарплаты 32 миллиона евро в год? Футбол – это бизнес, любая дорогая покупка должна себя оправдать если не спортивными показателями, то хотя бы участием в рекламных акциях, привлечением болельщиков и продажей футболок с именем игрока. Потому не так важно, сколько стоят футболисты в Узбекистане или Казахстане, важно, что за ними следят. Цена на Transfermarkt рядом с фамилией игрока – первый признак известности среди специалистов, а его стоимость – дело наживное.

— Чем могут зацепить центральноазиатские футболисты иностранные клубы?

— Своим мастерством – это основной критерий. Там есть ребята, действительно одаренные. То, что я увидел у местных клубов — доверие к молодежи со стороны федераций и клубов. Взять тот же «Истиклол», из которого я веду пару ребят, молодые игроки получали шансы в Кубке АФК, в национальной сборной. У центральноазиатского футбола большое будущее, руководствам клубов сейчас нужно наращивать обороты, у них есть все условия, чтобы играть: поля, погода – то, что является камнем преткновения в российском, например, футболе. Плюс советская школа из региона никуда не ушла. Для меня центральноазиатский рынок гораздо интересней, например, африканского. В Африке, конечно, есть таланты, безусловно, их много, но азиаты не менее работящие, к тому же они гораздо ответственнее выходцев с черного континента. Плюс менталитет. Африканец, который приезжает прямо с родины, – бомба замедленного действия. Неизвестно, какие у них там обычаи были. У меня родители работали в Африке, чего только не рассказывали! Со спортсменами из Центральной Азии намного легче — советское воспитание, пусть не самих игроков, но их родителей. Это показатель способности к адаптации. Достаточно взглянуть на Казахстан. Мы знаем и много тренеров — выходцев из Центральной Азии. Тот же Курбан Бердыев из Туркменистана – один из сильнейших специалистов на всем постсоветском пространстве.

Чемпионат Казахстана выделяется на фоне остальных центральноазиатских республик, поскольку национальная команда, как и местные клубы, играет в европейской зоне — УЕФА. В Казахстан с большей охотой едут легионеры, понимая, что они будут находиться на виду у европейских тренеров и агентов. В Высшей лиге Казахстана в прошлом сезоне клубами были заявлены 332 футболиста, из них 107 легионеров. В чемпионате Узбекистана из 417 игроков лишь 28 иностранцев. По примерным подсчетам «Ферганы», в Киргизии на 130 футболистов 15 легионеров, а в Таджикистане те же 15 иностранцев, только на 170 игроков. Надо уточнить, что большинство легионеров в чемпионатах Таджикистана и Киргизии — выходцы из постсоветских республик. В Узбекистане превалируют балканские игроки (10), кстати, самый дорогой легионер – черногорец Марко Шимич – оценивается в 1,8 миллиона евро. Ну, а самый знаменитый легионер, поигравший в Центральной Азии (в «Бунедкоре» в сезонах 2008/10) – обладатель «Золотого мяча» бразилец Ривалдо.

— Туркменистан наиболее закрытая страна в регионе…

— Сложно представить страну более закрытую, чем Северная Корея, но и оттуда есть легионеры. Так что если туркменским клубам есть, что предложить, то никаких препятствий быть не должно. Но я говорю в целом о центральноазиатском рынке, о футбольном климате. Есть специалисты, есть наследие. Например, в «Истиклоле» работает Мухсин Мухаммадиев, поигравший в российском чемпионате и даже за сборную России, много других тренеров и функционеров, которых можно считать связующим звеном между азиатским и европейским футболом. Все ведь рядом. А местным федерациям и клубам остается лишь развивать то, что сейчас есть, и продолжать доверять молодежи. Тем более существует огромный рынок сбыта: Китай, страны Персидского залива, которые так или иначе просматривают клубы и сборные, против которых играют. Европе также стоило бы более внимательно взглянуть на Центральную Азию.

— Похоже, уже начали?

— Transfermarkt проделал большой объем работы. Это серьезный индикатор, который еще раз подтверждает перспективность рынка. Когда-то ведь и иранский рынок был закрыт. Лет десять назад, до того как иранские футболисты приезжали на просмотр к Бердыеву в казанский «Рубин», сложно было представить, что можно приехать в Иран и привезти оттуда какого-нибудь игрока. Сейчас в России играет Сердар Азмун, Милад Мохаммади, Саид Эззатолахи. Я сам предлагал нескольким клубам Мехди Тареми (лучший бомбардир чемпионата Ирана в прошлом сезоне), но по разным причинам договориться не получилось. Такая же ситуация и с центральноазиатскими чемпионатами и игроками, подходит их время.

Для понимания ценности собственных воспитанников и интереса легионеров к стране можно сравнить стоимость сборной со стоимостью чемпионата. Сборная Казахстана оценивается специалистами Transfermarkt в 19,8 миллиона евро (относительно прошлого сезона футболисты серьезно подорожали, в связи с успехами «Астаны» в еврокубках), а 12 клубов высшего дивизиона – в 121,1 миллиона. В частности, «Астана» и «Кайрат» — дороже 20 миллионов. То есть клуб стоит дороже национальной команды, соответственно, разницу делают иностранные игроки. Казахстан становится импортером. Иная ситуация в Узбекистане. Сборная, с учетом Виталия Денисова и Одила Ахмедова, стоит примерно 23 миллиона евро (без Ахмедова и Денисова – 12,65 миллиона), а чемпионат (16 команд) – 79,6 миллиона. Самые дорогие клубы «Пахтакор» и «Локомотив» — чуть более 11 миллионов. Выходит, узбекистанский футбол работает «на экспорт». Маловато информации по Туркмении, но в составах двух сильнейших команд страны прошлого сезона («Алтын Асыр» и «Ахал») иностранцев «Фергана» не обнаружила.

— Вы упоминали, что советская школа не ушла из региона?

— В моем понимании, футбол развивается. Валерий Лобановский, например, был тренером, опережающим свое время. Он был новатором, был одним из лучших в мире. По его конспектам учились многие тренеры Западной Европы. Но сейчас эта система не применима и не применяема. Футбол шагнул вперед, все очень быстро развивается. Может быть, как раз с этим и связан застой в странах Центральной Азии. Но земля богата талантами, и время все расставит по своим местам.

— При упоминании о советском футбольном наследии в Центральной Азии всплывает фамилия Максима Шацких из киевского «Динамо», а также Мирджалола Касымова, Владимира Байрамова, Рахматулло Фузайлова – все они закончили играть в российском чемпионате в 2005-06 годах. Очередной футболист высокого уровня из Центральной Азии — Одил Ахмедов — появился в России только в 2011 году. В этом пятилетнем промежутке Сервер Джепаров в 2008 и в 2010 становился лучшим игроком Азии. Неужели он не пригодился европейским командам?

— А еще были Николай Ширшов, Владимир Маминов и многие другие. Но для меня это тоже загадка. На мой взгляд, Джепарова упустили. Если человек показывает отличную игру на протяжении нескольких лет подряд, то он заслуживает шанс попробовать себя на уровне выше чемпионата Южной Кореи. Мы не знаем его потолок, может быть, предел Джепарова — азиатский футбол, а может быть, мадридский «Реал» и Лига чемпионов УЕФА, но если не попробуешь – не поймешь. Для меня странно, что Серверу попробовать себя не дали, хотя он показывал отличную игру на протяжении нескольких сезонов кряду. Возможно, и были переговоры, что-то не срослось, такое часто бывает, или у Джепарова были личные мотивы. Наверняка мы знать не можем. Одила Ахмедова, например, заметили и договорились.

— Был ли смысл Одилу Ахмедову уезжать в Китай?

— Нельзя осуждать Ахмедова, что он выбрал целью обеспечить свою семью. Есть еще пример Акселя Витселя, который предпочел Китай, а не «Ювентус». Ахмедова звал ЦСКА, это не секрет. В плане футбольной карьеры, конечно, ЦСКА был бы для него более приемлемым вариантом, как и для Витселя — «Ювентус». Сейчас такая тенденция – в Китай можно приехать и подписать контракт, несмотря на лимит и все остальные нюансы. Игрок автоматически защищен, понимает свое будущее. Вспоминается история про бывшего совладельца питерского «Зенита» Давида Трактовенко, его как-то спросили, неужели воспитанник «Смены» петербуржец Аршавин мог оказаться в московском «Спартаке»? На что Трактовенко ответил: Аршавин – человек, который всегда стремился к успеху, в том числе и финансовому.

— Деньги – часть футбольной глобализации?

— Да, такое сейчас время. И эта глобализация добралась до Центральной Азии. Мне очень нравится, как развивается мировой футбол. Я против всяких лимитов и ограничений. На поле не должны заглядывать в паспорта, а делать выводы исключительно по игровым качествам. Любой футболист из любого уголка планеты должен иметь шанс пробиться наверх.

По данным Transfermarkt, самыми дорогими узбекистанскими игроками являются Одил Ахмедов («Шанхай СИПГ» Китай) – 5,5 миллиона евро и Виталий Денисов («Локомотив» Москва) – 5 миллионов евро. Самым дорогим игроком чемпионата Узбекистана оказался Игорь Сергеев («Пахтакор») – 1,8 миллионов евро.

Александр Троицкий

Источник: http://www.fergananews.com/articles/9701

Похожие материалы: