Сомнения, вызванные книгой Мальгина

Post navigation

Сомнения, вызванные книгой Мальгина

Прочел недавно книгу Андрея Мальгина «Партизанское движение Крыма и «татарский вопрос» 1941-1944». И в этой связи возникли мрачные мысли: насколько написанное соответствует провозглашенной автором цели — «способствовать утверждению справедливых оценок событий прошлого и выработке реальной национальной политики в современном Крыму».

 

Руслан Эминов, СевастопольИз опубликованного следует совершенно обратное. Основная цель работы — обосновать лживые данные Л. Берия, которые он приводит в записке И. Сталину: «Все призванные в Красную Армию составляли 90 тысяч чел., в том числе 20 тысяч крымских татар… 20 тыс. крымских татар дезертировали в 1941 году из 51 армии при отступлении ее из Крыма». Упорно доказывается, что крымских татар в партизанских отрядах было менее 500 человек. Исследование ведется на документах, составленных органами НКВД и их пособниками.

 

Даже маститый историк Н.Ф. Бугай вынужден признать, что «аппаратные документы, донесения сводки, приказы — далеко не безупречный источник. Ситуация в них нарочито «облагорожена» с понятной целью — изобразить в лучшем виде деятельность НКВД и его шефа — Лаврентия Берия. Для всех исполнителей ссылка — очередная удачная операция НКВД, за которую можно ожидать новых одобрений вождя».

 

Напомню, в общей сложности ссылке и высылке подверглись представители 58 национальностей — около 3,5 миллиона человек.

 

В сводке выселения из Крыма указывается на целый арсенал изъятого оружия. Вместе с тем подчеркивается, что «во время проведения операции никаких эксцессов не имело места». Как же так, 20 тысяч добровольцев, целый арсенал оружия и ни одного выстрела? Не странно ли?

 

Мустафа Селимов, комиссар Южного соединения партизан Крыма, рассказывал, что после освобождения Крыма, все партизанские отряды были разоружены и перераспределены по воинским формированиям. А оружия в Крыму на тот момент было достаточно, можно было приплюсовать и оружие от разгромленной в Севастополе 11 германской армии. Но по количеству, указанному в донесении Л. Берия, оно соответствует оружию, сданному партизанскими отрядами.

 

Сразу после освобождения Крыма Фатиме Селимова, ведавшая списками партизан и журналом оперативных сводок — «вахтенным журналом», сдала все документы в обком партии. После выселения коренного народа, в Крым потянулись вербованные, в том числе и многие бывшие полицейские, коим нельзя было жить в своих селах.

 

1Невзирая на наличие списков партизан, была введена странная практика: два партизана свидетельствуют о нахождении третьего тоже в партизанском отряде. Так в Крыму появились сотни вновь испеченных «народных мстителей», в том числе и из бывших полицейских.

 

Мустафа Селимов также рассказывал, что на встречи крымских партизан приезжали даже с Дальнего Востока. А вот из сотен официально зарегистрированных в Крыму «партизан», на такие маевки являлись не более нескольких человек.

 

В то же время сотнями направлялись письма в ЦК КПСС от «партизан», с категорическим требованием, «не возвращать в Крым татар», вероятно, в страхе за своё разоблачение.

 

В течение 50 лет фабриковались эти документы…

 

Настоящий историк всегда должен подходить к полученному материалу с оценкой его достоверности, с экспертизой источника. Если А. Мальгин действительно считает, что его опус приведет к взаимопониманию и примирению сторон, то он глубоко заблуждается. Но это вряд ли, скорее всего истинной целью автора было намерение (или заказ?!) ещё сильней разжечь вражду между жителями Крыма разных национальностей.

 

В записке Л. Берия сказано: 20 тыс. крымских татар было призвано в Красную Армию, 20 тыс. дезертировало. При этом в 1945-1946 гг. взяты на учет спецпоселенцев: вернувшиеся с фронта 524 офицера, 1392 сержанта и 7079 рядового состава. (Н.Ф. Бугай) Это, не включая тех, кто ещё продолжал службу в армии, или демобилизовался вдали от мест спецпоселения.

 

Недавно изданная книга А. Велиева насчитывает поименно 900 офицеров с точным указанием их места рождения. В их числе два генерала, 60 полковников и т.д. Ознакомившись с этим списком, многие не находят известных им товарищей, а ведь в ссылке погибли целые семьи, кто может вспомнить их родных, находившихся на фронте?

 

Сулейман Асанов несколько месяцев работал в Центральном Архиве Советской Армии в Подольске, смог просмотреть две или три начальные буквы алфавита и выявил многих награжденных солдат и офицеров, призванных из Крыма, не получивших награды. Фамилии их печатались на страницах газеты «Ленин байрагъы». У кого сейчас архив Сулеймана Асанова, жившего в Москве, активного участника Национального движения?

 

Статистические данные свидетельствуют, что от участвовавших в военных действиях только половина вернулась, 50% безвозвратных потерь. Если с фронтов вернулось 9 тысяч, то и погибло примерно столько же в рядах Красной армии.

 

Что-то не ладится с арифметикой у А. Мальгина. Но это не беда, главное доказать наличие 20 тысяч добровольцев. При этом официально в немецкой армии не было крымскотатарских формирований. Другой «историк» Романько О.В. удивляется, что их почему-то называли украинскими. Из 20 тысяч сколько можно было сформировать батальонов, и как они остались не замеченными. 20 тысяч крымских татар без фамилий, рода, племени, места жительства и места призыва, виртуальная служба вермахту без званий, без наименования частей. Хотя бы указали поименно офицерский состав. Нет этого в книге.

 

Вермахт был разгромлен, архивы достались победителям, предатели были разоблачены и осуждены. Только 20 тысяч крымских татар канули бесследно, но всегда всплывают, как только появляется политическая конъюнктура и целесообразность в очередной раз оклеветать крымскотатарский народ.

 

В процессе 1972 года в Симферополе над добровольцами из 152 батальона из 6 осужденных двое — Парасотченко и Кулик — явно не крымские татары — до суда проживали в Крыму. В самый пик разгула антитатарской истерии для пропагандистско-показательного процесса не нашлось и шести крымских татар из 20 тысяч.

 

Якуб Керимов в книге «Кучук-Узень» представил полный список односельчан с указанием службы в РККА и службы в самооборонцах. Почитайте и посчитайте, сколько кого было — поименно. Наверняка архивы и списки всех граждан, проживавших в городах и селах Крыма, сохранились. Наверняка сохранились и списки призывников в Красную армию. Сейчас в интернете помещен список 10 миллионов погибших в ВОВ. Вот когда будет представлен пофамильно список коллаборационистов с указанием места их проживания, тогда можно будет установить их численность тем, кому это нужно.

 

А сегодня пользуются бумажками, состряпанными после 1944 года, возможно сфабрикованных и после 1991 года, теперь введенными в «научный оборот» теми, кто их счастливо «обнаружил». Таких примеров в истории предостаточно.

 

«Историк похож на шахматиста, который играет сам с собой, но при этом белыми фигурами за себя. Поскольку противника нет, он вынужден думать и за чёрных, но так, чтобы получилось «белые начинают и выигрывают». Вот только у шахматиста тридцать две фигуры, а у историка — столько, сколько фактов он сумеет откопать и сколько закопать, или сделать вид, что их нет. И в зависимости от политической ситуации или национальных амбиций игрока часто получается, чтоза белых выступают сто фигур, а за чёрных — одна, да и та какой-нибудь беззащитный король».

Ф.Ф. Фарисов

 

На мой взгляд, ссылки на Берия, Геббельса или Гитлера не только не корректны, но и преступны. На их совести миллионы загубленных людей. Фабрикуя преступные обвинения на миллионы репрессированных граждан 1930-40 годов, на каждого составлялись огромные тома «доказательств» их преступной деятельности. Для обвинения целого народа хватило нескольких донесений озлобленных от голода и беспомощности руководителей партизан и анархиста Мокроусова. А численность дезертиров 1941 года была определена только перед выселением в 1944 году. Причем круглая цифра взята явно с потолка, которая должна бы по логике слагаться из рапортов отдельных рот, батальонов и так далее.

 

«О причинах, толкнувших значительную часть крымскотатарского населения к сотрудничеству с немцами … немецко-румынское командование проводило дифференцированную политику среди различных народов.., немцы руководствовались «шкалой» чистоты расы, русские и другие славяне «Untermensh», более высокое положение представители восточных народов — татары… Это было связано с привлечением новых союзников», — пишет горе-историк А. Мальгин.

 

Нужно понимать так, что немцы были круглыми идиотами, или на дураков рассчитано. Зачем же, имея в своих рядах миллионную Русскую Освободительную Армию, которой доверили даже самолёты, имея в Крыму всех бургомистров и начальников полиций русских, проводить пропагандистскую политику в ущерб русским, чтоб заполучить в союзники 230 тысяч крымских татар в борьбе с 200-миллионным Советским Союзом?!

 

Не корректно также сравнение численности партизан и «оборонцев», большей частью вынужденно одевших форму. А. Мальгин пишет: «Несмотря на то, что в начале 1944 г. в партизанских отрядах Крыма находилось до пяти сотен крымских татар (в значительной своей части из числа перебежчиков из войск противника), на стороне немцев на завершающем этапе войны участвовало, как свидетельствуют документы, существенно большее число их соотечественников».

 

Во-первых, крымские татары отдельно не могли быть учтены, ибо до ссылки, ни они сами, ни их в официальных документах никогда крымскими татарами не отмечали, а проходили только как татары, и в Красной Армии и в германской.

 

Во-вторых, если сравнивать количество мобилизованных в германскую армию русских, украинцев и других национальностей с участниками партизанского движения, то в любом случае это превосходство будет в сотни раз больше. Только РОА насчитывало более миллиона человек.

 

Далее А. Мальгин сопоставляет количество добровольцев — татар с количеством татар — партизан. Так и количество всех партизан СССР не сопоставимо с количеством коллаборационистов из числа советских граждан, превосходящий на порядок.

 

Ещё одно некорректное сравнение численности крымскотатарских партизан и русских в процентном отношении с жителями Крыма по национальности. В партизанских отрядах Крыма было большое количество бывших военнослужащих, до войны не живших в Крыму, а попавших в партизанские отряды из действующей армии после оккупации Крыма. А крымские татары — это жители Крыма. Так что если сопоставлять, то необходимо сопоставлять не просто русских, а русских жителей Крыма и крымских татар по отношению ко всем жителям Крыма.

 

Как известно, в 1930-е годы шло заселение Крыма евреями. Вскользь касаясь этой темы, А. Мальгин пишет: «Недовольство еврейским переселением в 1920-30-х гг. в степной Крым вряд ли выходило за пределы кругов татарской советской элиты, здесь мы имеем дело с параноидальной попыткой фашистов искать везде «еврейский след». Так ли это? Нет серьезных научных исследований о причастности США и «Джойнта к выселению коренного населения для создания в Крыму еврейского государства. Есть отдельные публикации, но они забалтываются «коллаборационизмом» татар, не находя научной разработки.

 

«Случайно ли во множестве столетий,
И в зареве бесчисленных костров,
Еврей — участник всех на белом свете
Чужих национальных катастроф
».

Игорь Губерман

 

Есть очень много описаний о способах и последствиях вытеснения татар из Крыма и заселению его благонадежными народами. Сравните довоенный Крым, и после заселения его вербованными переселенцами. И подсчитайте, в какую сумму это заселение обошлось народам СССР, и какие плоды принесло.

 

Проанализируйте отношение к русским в государствах Восточной Европы, еще недавно находившихся под коммунистическим протекторатом. Как они дружно двинулись в НАТО. А взаимоотношение единоутробных украинцев и русских? А отношение бывших граждан союзных республик Прибалтики, Кавказа и Средней Азии? И всмотритесь в попытки американцев окольцевать оставшуюся Россию. В основе этого отчуждения народов и стран от России и русских лежит шовинистическая политика, проводимая в былом и сегодня на государственном уровне…

 

И всё же, автор утверждает, что книга «создана, с целью обеспечить в Крыму взаимопонимание между народами». Благородное и очень нужное дело. Но как и чем могут способствовать взаимопониманию клевета и инсинуации?

 

Вот если бы автор задался целью успокоить крымчан публикацией данных о том, сколько материальных ценностей получили переселенцы от государства, какая часть из них ранее принадлежала высланным народам. И что сейчас получают крымские татары, возвращающиеся на Родину.

 

Я спрашивал у местных жителей: что лично у вас забрали крымские татары? Что лично они требуют от вас? Свой дом, в котором вы живете, или имущество и скот, которые вам дали в награду за то, что вы поселились в Крыму? Вы получили подъемные, вам дали переселенческий дом, ссуду, вас сразу обеспечили работой. И чем вы ещё не довольны?

 

Крымские татары этого ничего не имеют. Крымские татары нуждаются в клочке земли, чтобы своим трудом и своими средствами построить дом для своей семьи. Чем они вам мешают?

 

И слышишь в ответ: «А вот в 1941 году из 20 тысяч призванных в армию 20 тысяч перешли на сторону врага»… Никого не смущает, что оставшимся в живых восьмидесятилетним в тот период было десять лет. А сейчас «преступниками» являются дети войны, их дети и внуки…

 

Страсти не утихают по сей день. А все потому, что мальгины, романько и иже с ними продолжают клеветническую деятельность по дискредитации крымских татар и возбуждению к ним ненависти и розни. Разумеется, этому потворствует и официальная власть, до сих пор не реабилитировавшая народ.

 

И все же я хочу реабилитировать и своих предков, и свой народ…

Майская сходка крымских партизан, 1985 г. Второй справа - Айдер Мустафаев, третий справа - Сейтмемет Таиров, шестой справа - Мустафа Селимов

Слева направо: Осман Лёманов, Фикрет Меметов, Айдер Мустафаев, Георгий Северский, Ибраим Меметов, Василий Чёрный, министр АРК Вячеслав Пересунько, Сейтмемет Таиров

 

Руслан ЭМИНОВ,

Севастополь

 

 

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня