Татарам популярно объяснили по-русски

Post navigation

Татарам популярно объяснили по-русски

Татарам популярно объяснили по-русски

Инициатива федерального центра о необязательности изучения языков в республиках расколола страну. Одни отстаивают свободу выбора, другие боятся потери национальной идентичности.

Недавно президент РФ Владимир Путин на заседании Совета по межнациональным отношениям заявил, что «заставлять человека учить язык, который для него родным не является, недопустимо». Генпрокурор Юрий Чайка потребовал от подчиненных в регионах принятия мер по приведению учебных планов в республиках в соответствие с федеральным законодательством. На практике это означает отказ от обязательного изучения национальных языков. Подобная перспектива возмутила местные национальные элиты, особенно — в Татарстане.

Дмитрий Абзалов, президент Центра стратегических коммуникаций, политолог:

«Мы немного подзабыли, но отношения с Татарстаном в свое время начинались с очень жестких позиций. Татарстан был одним из субъектов, который подписывал соглашения с федеральным центром, имел очень широкий суверенитет, и в 1990-х годах у его жителей были вкладыши в паспортах о гражданстве республики. На этом фоне нынешняя ситуация с языком представляется значительно менее значимой. И все же понятно, что особый статус языка — это достаточно серьезная позиция, и очевидно, что национальные элиты республик будут пытаться усиливать свои переговорные позиции во взаимоотношениях с федеральным центром именно за счет использования национальной карты.

Однако в ближайшее время, думаю, удастся найти компромисс, потому что никто публично жесткие позиции не отстаивал. Позиция федерального центра заключается не в том, чтобы полностью лишить татарский язык его статуса, а в том, чтобы систематизировать образовательное направление. И здесь можно найти общие позиции, тем более, что действующая правовая система позволяет это сделать. Например, в образовании есть региональные компоненты, и они позволяют преподавать язык в качестве одного из элементов. Здесь необходимо будет выстроить образовательную систему, планы, вшить эту систему в образовательную программу. Этот процесс будет достаточно продолжительный. Он решится не сегодня, не завтра, не в течение года.

Но в вопросах образования федеральный центр и национальные республики — Татарстан, Башкирия, южные республики — придут к компромиссу, чтобы, с одной стороны, сохранить языковое разнообразие, но в образовательных контурах прийти в одно правовое поле. Татарстан и другие республики не заинтересованы в том, чтобы педалировать этот процесс, и каких-то жестких выступлений, демаршей удастся избежать.

На самом деле — это еще вопрос и конституционной целесообразности. Согласно Конституции РФ, образовательные услуги везде должны быть предоставлены в полном объеме одинаково. Отсутствие доступа, например, к русскому языку на отдельно взятых территориях — это очень серьезное ограничение».

Илья Гращенков, директор Центра развития региональной политики:

«Татарстан — это один из немногих регионов, который может открыто выступить со своей позицией, благодаря своей экономической мощи. У остальных регионов толком и нет позиции по этому вопросу.

Татарстан и соседняя Башкирия — наиболее крупные субъекты Федерации, которые опираются на свою этническую идентичность, часть которой составляет язык. Федеральная власть нанесла свой „удар“ после того, как Татарстан отказался идти на уступки в вопросах наименования главы республики президентом и финансовой автономии, связанной с перечислением денег в федеральный бюджет. Это была такая „ответка“ со стороны федерального центра. С другой стороны, такой „удар“ может только сплотить национальные элиты.

Татарстан и Башкирия будут открыто протестовать через своих парламентариев. Депутаты имеют возможность озвучивать те позиции, которые не следует артикулировать главам регионов. Именно парламентарии будут обращаться к избирателям с протестом против отмены программ обязательного изучения языков. И если раньше тема языка не вызывала интереса у молодежи, то теперь защита „республиканских ценностей“ может стать контркультурным явлением.

В менее крупных республиках, например, Северного Кавказа, проблема изучения языка вообще остро не стояла, потому что там национальные языки используются для общения, начиная с младенческого возраста. Жители Чечни, Ингушетии, Дагестана говорят на своих родных языках как на первом языке. Изучение языка в школе уже было завершением оформившегося знания. Надо понимать, что программы изучения языков в школе включают в себя литературную составляющую. И тут очевидны диаметральные противоположности. Если у татар и башкир есть богатое культурное наследие, есть кого изучать — писателей и поэтов, — то у тех же маленьких республик Кавказа, или Марий Эл, или Удмуртии, таких культуртрегеров нет. А для общения им вполне хватает разговорной версии.

В таких регионах власти будут обязаны в рамках вертикали поддержать решение федерального центра и перевести изучение языков в рамки факультативов. Изучение языков станет таким же дискуссионным, как и вопрос о том, надо ли обязательно изучать религии в школе.

Отдельно следует сказать про Карелию. Там издавна поддерживалась программа изучения карело-финских языков. С этого года, надо понимать, программа закрывается, ее финансирование прекращается. В этом уже увидели политический момент: ослабление позиций новоизбранного губернатора Артура Парфенчикова, который не смог отстоять эту программу накануне столетнего юбилея, в 2020 году, образования Карельской республики в составе РСФСР».

Андрей Аствацатуров, доцент кафедры Истории зарубежных литератур СПбГУ:

«Отсутствие обязательного обучения в школах негативно отразится на знании языка. Точно так же, как если русский язык не преподавать в школах, то это тоже негативно отразится на знании русского языка. Недостаточно просто в быту говорить на языке, его нужно действительно изучать, и каждый человек, который разговаривает на своем языке, должен — в идеале — его хорошо знать.

Русская культура достаточно сильная, и то, что находится в ее ареале, будет „вытоптано“. История дает нам такие примеры, например, в Британии английский язык вытеснил валлийский и ирландский.

Поэтому я думаю, что решение отменить обязательность изучения языков — несколько поспешное. Конечно, поскольку все живут в Российской Федерации, то русский язык должен быть обязательным, но и национальные языки — это память, это культурная традиция, это способ оформления и организации мира. Наша страна многонациональна, и многообразие языков обогащает нашу культуру».

Наиль Набиуллин, лидер Союза татарской молодежи «Азатлык»:

«И власти Татарстана, и татарская общественность действуют согласованно. Власти республики все-таки хотят оставить татарский язык государственным, и мы, со своей стороны, это полностью одобряем. Государственный статус языка, я считаю, предполагает его обязательное изучение. Конечно, мы считаем, что два часа в неделю на изучение языка — это очень мало, и хотели бы, чтобы было побольше часов в школе.

Татарская общественность всегда была активна и такой остается. Мы пишем письма, обращения, проводим публичные акции. Весь ноябрь мы пытались на каждые выходные подавать уведомления на проведение митингов с численностью примерно в 800-900 человек. К сожалению, нам отказывают в согласовании, не разрешают их по надуманным причинам.

Тем не менее, татарская общественность продолжит отстаивать свою позицию в рамках правового поля — в том числе через обращения, публичные мероприятия, проведение круглых столов и т. д.».

Михаил Щеглов, председатель Общества русской культуры Республики Татарстан:

«Федеральная власть поступает последовательно, выполняя поручения Владимира Путина. Прокуратура Татарстана хорошо поработала, направив предписания в школы, напомнив о необязательности изучения татарского языка. Правда, прокурорам для этого понадобился волшебный пинок от Юрия Чайки: месяц они были в оцепенении, пока Чайка не приехал в сентябре и, видимо, устроил им разгон.

Школы сейчас стали фронтом войны родительского сообщества с директорами и учительским составом. Директора, получив предписания прокуроров, готовы уменьшить количество уроков татарского языка с пяти-шести до двух в неделю, но все равно, в основном, хотят оставить их обязательными. Однако некоторые директора решили не защищать позицию министра и отказались от обязательности татарского языка.

На 2 декабря „Комитет русскоязычных родителей Татарии“ наметил большой митинг — в поддержку решений Владимира Путина по языковому вопросу и в его поддержку на предстоящих президентских выборах. Ему — большая благодарность от русскоязычных и многих татар республики, что он чикнул по этому нарыву скальпелем. Однако мэрия Татарстана повела себя интересно, начав мелкие придирки к уведомлению. Сейчас мы подаем уточняющие дополнения, а параллельно подаем заявку на еще один митинг через неделю.

Прокурор Татарстана Илдус Нафиков заявил, что учебный план предусматривает возможность изучения государственного языка республики добровольно на основе письменного согласия родителей в пределах до 2 часов в неделю. Сейчас провластные татарстанские СМИ будут врать, что Нафиков благословил обязательные два часа татарского, и тем же самым будет заниматься министерство. Дальше все будет зависеть от родителей. Если родители умоются и проглотят это, то так и будет продолжаться: все школьники, независимо от национальности, будут ходить на два часа татарского языка в неделю. Но в республике есть несколько тысяч принципиальных родителей, которые станут отказываться от этого предмета и продолжит писать индивидуальные и коллективные жалобы в Москву».

Дмитрий Ремизов

Источник: http://www.rosbalt.ru/russia/2017/12/01/1664650.html

Похожие материалы: