Татария по-итальянски

Post navigation

Татария по-итальянски

В автономной республике Российской Федерации ваххабитская секта находит все больше сторонников среди бедных слоев общества после террористических актов этого лета. Регион очень богат, но политика централизации, проводимая Путиным, препятствует его развитию.

 

Кристиан Эккер Энджи только 23 года. Она смотрит в окошко на березовые леса, которые постепенно уступают место огромным кварталам из белых зданий, расположенных на окраине Москвы.

 

Энджи — татарка. Примерно в час ночи она села на поезд, который каждый вечер отправляется из Казани в Москву. Ей совсем не нравится то, что она в очередной раз должна была оставить своих родителей и деревню, в которой она провела свое детство.

 

Когда три года тому назад она переехала в Москву, чтобы изучать туризм, она представляла себе будущее, богатое новостями и возможностями. Очень скоро она убедилась в том, что денег, высылаемых ей ежемесячно родителями, не хватает даже для повседневного выживания. Поэтому она нанялась продавщищей в магазин сотовых телефонов.

 

Два месяца тому назад какой-то человек вошел в магазин и, воспользовавшись минутной рассеянностью девушки, украл несколько сотовых телефонов стоимостью в 2000 евро. Владелец магазина, который, вероятно, хотел сэкономить на установке телекамер и систем безопасности, обвинил Энджи и потребовал, чтобы она бесплатно работала в течение полугода.

 

Энджи долго думала о том, остаться ли ей в Москве или вернуться в свою деревню, где владелец магазина вряд ли стал бы ее искать. В конце концов она решила принять условия хозяина: в любом случае в Москве больше надежд и возможностей, чем в Татарстане.

 

Девушка грустно смотрит на капли дождя, стекающие по стеклу. За окном низкие черные тучи делают расплывчатыми очертания высоких зданий сталинской эпохи, на которых до сих пор на фоне неба красуются красные звезды. Энджи, как и многие другие татары, считает Москву иностранным городом, очень далеким от Татарстана и его столицы, Казани.

 

Татарстан — это автономная республика величиной с Баварию. Она входит в состав Российской Федерации, и в ней проживают люди примерно 70 национальностей. Татары составляют 53% от всего населения, которое достигает 4 миллионов. Русские составляют 40%, следующая по численности группа населения представлена чувашами (3%), за ней идут все остальные.

 

В Казани есть парламент, а также там расположена резиденция президента республики. После того как Владимир Путин стал президентом Российской Федерации, автономия Татарстана как и всех других регионов и автономных республик стала чисто номинальной.

 

В начале девяностых годов центральная власть была довольно слабой, и периферические регионы СССР провозгласили свою независимость: Татарстан не мог поступить таким образом, потому что находится всего в 800 км от Москвы, и любая сепаратистская попытка было бы пресечена русскими в результате быстрого военного вмешательства.

 

С 2000 года Путин проводит политику жесткой централизации страны, и Москва, страшась распада России, строго контролирует все политические автономные образования. Разумеется, она держит в кулаке и все экономические ресурсы: 85% богатств, произведенных в Татарстане, попадает в федеральную кассу.

 

Татарстан — это одна из наиболее развитых зон России: химическая промышленность, деревообработка, нефтедобыча и нефтеочистка составляют стержень экономики республики. Жители Российской Федерации считают всемогущую и всесильную власть Москвы нормальным делом, потому что в России не существует настоящей оппозиции. Газеты и средства массовой информации строго контролируются Кремлем.

 

Однако татар совершенно не устраивает такое положение вещей. В местном парламенте всем заправляет партия Путина «Единая Россия», в которой, разумеется, состоят и основные деятели татарского общества. Один депутат, пожелавший остаться неизвестным, на вопрос о том, почему политическая элита республики поддерживает Путина, отвечает: «Если ты не можешь победить, то должен с ними объединиться. Централизация власти отменяет всякую автономию, так не может долго продолжаться».

 

Татары не могут иметь собственную партию, потому что по закону, изданному при Путине, запрещены политические организации, созданные по этническому признаку. Татары живут в мире с русскими, но, в отличие от других национальностей Российской Федерации, они сохраняют свою национальную принадлежность и отличительные признаки. Отсюда вытекает и недовольство центральной властью и сопротивление пропаганде и ассимилирующей политике Москвы.

 

Причины такого отношения нужно искать в истории этого народа: пришедшие в зону Волги в XIII веке вместе с монголами Золотой Орды татары заняли территорию булгар. Столицей этой территории был город Булгар. Нынешние татары считают булгаров своими прямыми предками, но подобный тезис не подтверждается надежными археологическими доказательствами и служит только для того, чтобы оправдать древнее присутствие татар на данной территории, которая в настоящий момент контролируется русскими.

 

В XV веке после распада монгольской империи татары создали автономное государство — Казанское ханство. В эти годы стала развиваться Казань, а город Булгар полностью исчез. В 1552 году Иван Грозный завоевал Казань, после чего стали предприниматься попытки русификации региона, которые продолжались следующие двести лет. В те времена не существовала идея «нации», но русских и татар разделяла религия. Русские были православными, а татары — мусульманами (в зоне центральной Волги ислам имеет давнюю традицию: булгары обратились в ислам в 992 году). В 1774 году из 536 мечетей, построенных на территории всего Татарстана, было разрушено 418.

 

Только Екатерина II поняла, что нельзя было дальше оказывать давление на татар и во второй половине восемнадцатого века предоставила всем народам России религиозную свободу. С тех пор у татар стала процветать культура, чего не было никогда раньше: началась конструктивная полемика между исламскими интеллектуалами о роли ислама в тогдашнем обществе. Возникло явление, известное под именем жадидизм, что по-арабски означает «реформа». Просвещенная элита не только интерпретировала Коран, что раньше было неслыханным делом, но и стала открывать мусульманские школы медресе, где вводила преподавание естественных и технических наук.

 

Как произошло в Италии в период гуманизма, религия была отделена от остальных областей знания, хотя в Татарстане она продолжала играть фундаментальную роль. Так родилась татарская нация, и так же развился национальный дух, который никогда не приобретал окраску реваншизма, но всегда был абсолютно светским, готовым вести диалог и искать договоренностей с Москвой и с русским народом.

 

Начиная с восемнадцатого века начались дебаты, касающиеся татарского языка, который относится к группе тюркских языков. До начала двадцатого века для письма использовался арабский алфавит, в начале двадцатого века был осуществлен переход к латинскому алфавиту, а в советскую эпоху введена кириллица. Несколько месяцев тому назад татарский парламент проголосовал за меру, которая предполагает возвращение к латинскому алфавиту, но Российская Дума — федеральный парламент — заблокировала это предложение из-за опасения, что забвение кириллицы приведет к взрыву национализма, направленного на получение независимости.

 

Толлерантная и спокойная политическая жизнь Татарстана была нарушена 19 июля этого года, когда было совершено покушение на муфтия Ильдуса Фаизова, в результате которого он был ранен, и одновременно другой взрыв убил очень влиятельного политика, бывшего заместителя муфтия Валиуллу Якупова. Полиция сочла ответственными за террористические акты ваххабитскую секту. В последние двадцать лет такие секты возникли по всему региону. После развала СССР много миссионеров приехало в Россию из Саудовской Аравии для распространения радикального ислама. В Татарстане ваххабитские теории находят все больше последователей, особенно среди беднейших слоев общества.

 

Ваххабиты признают только божественную суть Аллаха, но не Магомета, который для них такой же человек, как и прочие. Их насильственные действия берут на прицел только мусульман, не являющихся ваххабитами, а не приверженцев других религий. «Если Москва не примет против этой секты срочные репрессивные меры, то есть риск, что в регионе повторится ситуация, которая создалась в Боснии. Татарстан станет новым Дагестаном», — говорит Ярослав Бухарев, профессор истории религий в федеральном университете Казани.

 

Известный историк и интеллектуал Дамир Исхаков утверждает, что «ваххабизм и суфизм в Татарстане могут привести к беспорядкам и проявлению насилия, потому что они возникли в закрытом обществе без контакта с внешним миром. А Татарстан — это открытый регион, для которого характерны различные культуры.Интеллектуальная и политическая татарская элита делает все, чтобы сохранить наследие жадидизма, который в течение двухсот лет эффективно давал ответ на вопрос, с которым и сегодня сталкивается весь исламский мир: модернизировать ислам или исламизировать современность?

 

Татарское правительство мало что может сделать, потому что автономия республики чисто номинальная. Решение должно прийти из Москвы, которая до сих пор только запретила въезд в Россию арабским миссионерам и усилила меры безопасности в публичных местах из-за страха перед новыми террористическими актами.

 

Настоящая проблема кроется в политике Путина: Россия и, следовательно, Татарстан не довели до конца процесс перехода. Вся федерация находится на распутье между коммунизмом и капитализмом, между демократией и диктатурой», — утверждает Исхаков.

 

Только новая и уравновешенная социальная и экономическая политика может остановить радикализацию ислама и татарский религиозный национализм: нужно перераспределить богатства, которых у России очень много, между всеми слоями общества, а государство должно не только контролировать народ, но и предоставлять эффективную и значительную государственную социальную помощь. «Жители России все еще подданные; пришла пора им стать гражданами. Нужно, чтобы в Казани, как и во всем Татарстане, сформировался средний класс, открытый, просвещенный и просвещающий, который бы принимал близко к сердцу судьбы Татарстана и всей страны».

 

Только таким путем, по мнению Исхакова, в Татарстане снова будет процветать культура и экономика в рамках Российской Федерации. Только так можно будет избежать межэтнических и межрелигиозных столкновений. Только тогда Энджи сможет оставить Москву и уехать к себе в деревню.

 

Кристиан Эккер (Christian Eccher), «Limes», Италия


Оригинал публикации: Tatarstan, cresce il radicalismo islamico nella Russia di Putin

Опубликовано: 20/09/2012

 

Источник: http://www.inosmi.ru

Похожие материалы

Ретроспектива дня