Татарский фактор

Post navigation

Татарский фактор

Ситуация в Крыму обостряется

Крымскотатарская проблема, похоже, перемещается в центр общественно-политической жизни не только Автономной Республики Крым, но и всей Украины. Причины резко возросшей активности лидеров группировок, представляющих различные фракции национального движения крымских татар, возможно, следует искать не только в сфере внутренней политики.

Формальным предлогом для активизации крымскотатарских активистов, начавших 12 июля очередную серию протестов на центральной площади Симферополя, стало очередное обострение вокруг так называемого «земельного вопроса», а проще говоря — самозахватов земель в различных (как правило, наиболее благодатных) районах полуострова под предлогом восстановления прав крымскотатарского народа, ставшего жертвой сталинской депортации в 1944 году. Еще в апреле этого года премьер-министр АРК Василий Джарты сделал неосторожное заявление, допустив вариант юридической легализации результатов уже состоявшихся акций насильственного земельного передела. С тем, однако, условием, что впредь все подобные акции будут пресекаться. Позднее Джарты уточнил свою позицию, вспомнив о существовании такой малости, как украинское законодательство, и подчеркнув, что самозахваты вокруг Симферополя и на Южном берегу Крыма «никто узаконивать не будет». Тем не менее, первоначальное обещание «решить земельный вопрос» не осталось незамеченным в крымско-татарской среде, и теперь, согласно информации из организации «Авдет», каждый день в акциях протеста будут принимать участие несколько сотен человек из Симферополя, Судака, Алушты, Евпатории и других районов автономии.

Одновременно крымские татары приступили к очередному этапу политической консолидации, очевидно, рассчитывая таким образом закрепить достигнутые успехи в деле перераспределения общереспубликанской земельной и иной собственности. Так, 10 мая в ходе своей IV конференции крымскотатарская организация «Милли Фирка», возглавляемая Васви Абдураимовым, объявила о стремлении построить в Крыму полноценную государственность до 2040 года. Не будем обсуждать предположения о том, какие ресурсы могут составить экономическую основу подобного, на первый взгляд, фантастического проекта — а в этом контексте упоминаются и перепродажа захваченных земель, и контроль над различными секторами местного бизнеса, и государственные субсидии, предоставляемые по различным каналам властями Украины. Например, в 2009 году на программу обустройства крымских татар из бюджета Украины была выделена сумма, соответствующая 8 млн. долларов США (без учёта финансирования по другим статьям).

Представители крымских татар, составляющих около 13 % жителей Крыма, неплохо интегрированы в органы власти автономии, а если вспомнить, что крымские татары являются единственным из народов полуострова, у которого рождаемость превышает смертность, то организационные и демографические контуры будущего «государства» (на первом этапе — в районах их компактного проживания) начнут проступать еще явственнее. Например, «Милли Фирка» предлагает создать в Крыму институт национального судопроизводства — кадият. Примечательно, что в качестве обоснования авторы данной идеи ссылаются на украинское законодательство, допускающее существование третейских судов. Одновременно «Милли Фирка» призывает создать единый крымскотатарский фронт для победы на местных выборах, намеченных на конец октября. В заявлениях по этому поводу опять-таки прослеживается стремление к реализации ориентированной на построение собственного государства «программы — максимум». По словам сторонников «Милли Фирка», считавшейся, кстати, более умеренной, нежели «Меджлис крымскотатарского народа», все общественно-политические силы должны «объединиться в единый фронт и консолидироваться вокруг единой программы возрождения крымскотатарского народа, построения в Крыму нашей государственности — программы реализации Наказа крымско-татарского народа и Декларации о национальном суверенитете крымско-татарского народа… Мы должны найти в себе силы для максимального представительства крымских татар в местных советах и органах власти». Не прекращаются и призывы к приданию татарскому языку некоего официального статуса на полуострове, к внедрению элементов образования, учитывающего этническую специфику.

Нетрудно представить, какую реакцию могут вызвать предложения крымскотатарских активистов, а также весьма вероятные акции как несуществующей пока единой организации, так и действующих группировок, у остальных жителей Крыма. В случае дальнейшего продвижения идей по внедрению «кадията», либо продолжения практики земельных самозахватов всплеск гражданского противостояния на межнациональной и, что особенно опасно, межрелигиозной почве обеспечен, что может подорвать хрупкую внутриполитическую стабильность в Крыму, который только-только начал оправляться от пятилетки ющенковского безумия. Требования крымскотатарских организаций, градус радикализма которых очевидным образом возрастает, существенно корректируют и общую политику нового украинского президента и правительства в гуманитарной (в частности, языковой) сфере. Очевидно, что официальный Киев выступает в диалоге с крымскими татарами с позиций более слабой стороны, что внушает дополнительную тревогу.

Очередная активизация крымскотатарских организаций во внутриполитической жизни не только Крыма, но и всей Украины в целом, включая выдвижение ими в том числе заведомо провокационных требований, может быть связана и с факторами геополитического характера. Например, некоторые детали состоявшегося в марте 2010 года визита в Крым посла США в Киеве Джона Тэффта либо вовсе не освещались средствами массовой информации, либо освещались, но крайне фрагментарно. После встреч с руководством автономии в Симферополе Тэффт в сопровождении лидера не имеющего официального юридического статуса «Меджлиса крымскотатарского народа» Мустафы Джемилёва, заместителя главы меджлиса Рефата Чубарова и главы Бахчисарайской районной государственной администрации Ильми Умерова отправился в Бахчисарай — один из районов наиболее плотного проживания крымских татар. В завершение одной из встреч (а их было несколько) Тэффт выразил надежду на то, что подобные контакты будут иметь регулярный и системный характер. А пару месяцев спустя меджлис объявил о намерении организовать под эгидой ряда европейских и международных организаций специальный международный форум, посвященный проблеме крымских татар.

Визит Тэффта — отнюдь не единственный пример активных действий США, а также Европейского Союза, на территории Крыма. Зачастили туда и представители Германии, выражающие симпатию национальным чаяниям крымско-татарского народа. Об активной роли Турции в Крыму различные эксперты говорили и писали неоднократно.

Можно предположить, что все акции крымско-татарских организаций, которые вроде бы находятся между собой в сложных отношениях, на самом деле подчинены общей цели и синхронизируются структурами, мягко говоря, не заинтересованными в сохранении общественно-политической и социально-экономической стабильности в Крыму. А это, в свою очередь, может крайне негативно отразиться и на судьбе Черноморского флота, и на положении большинства жителей Крыма, прежде всего, последовательно маргинализируемого русского населения, защитить которое Россия в случае начала массовых беспорядков окажется не в состоянии. Об этом ясно предупредил тот же Тэффт, заявивший о том, что «друзья Украины в Европе» сделают все возможное для того, чтобы осетинский сценарий не повторился в Крыму. Кому будет уготована роль южных осетин — большого секрета, думается, не представляет. «Базирующиеся в Севастополе корабли Черноморского флота России участвовали в этой войне и обстреливали города Грузии… Дальнейшее пребывание российского Черноморского флота на территории Украины, особенно в свете новой доктрины России, будет продолжать служить препятствием для установления нормальных отношений между Россией и Украиной, служить угрозой территориальной целостности Украины, а также одной из причин межнациональной напряженности в Крыму», — заявил Джемилев в Европарламенте 17 марта. И это — только публичные заявления…

Таким образом, «крымскотатарский фактор» остается важным инструментом давления не только на новое руководство Украины, но и на Россию. И прогрессирующая дружба с Вашингтоном, Брюсселем и Анкарой не должна препятствовать адекватному осмыслению этого непреложного факта.

www.novopol.ru

Похожие материалы

Ретроспектива дня