Татары десять веков писали арабской вязью

Post navigation

Татары десять веков писали арабской вязью

Татары десять веков писали арабской вязью

Искусство выполнения шамаиля — религиозного знака, основанного на арабской каллиграфии и выполненного в виде картины, получило развитие в Татарстане на рубеже XIX–XX веков, когда такое изображение можно было встретить здесь почти в каждом доме. Но и в XXI веке татарские художники продолжают писать шамаили, переосмысливая их форму и содержание.

Шамаиль — это настенное панно, на котором могут быть изображены святые места и мечети в сопровождении изречений из Корана, афоризмов, фрагментов поэтических произведений. Текст шамаиля может быть выполнен на разных материалах: тушью или печатным способом на бумаге, в виде вышивки на ткани, масляными красками на стекле или холсте. В Татарстане наибольшую популярность приобрела техника выполнения фольгой и красками на стекле.

«Выполнялись эти работы в технике живописи на стекле с фольгой народными мастерами, которые даже не подписывали эти работы своими фамилиями, поскольку не считали себя художниками», — рассказал ТАСС мастер шамаилей, член Союза художников РФ и автор книги «Слово и образ в татарском шамаиле: от прошлого до настоящего» Рустем Шамсутов.

По его словам, первоначально их содержание ограничивалось несколькими аятами и сурами — стихами и главами Корана. Постепенно шамаили стали частью татарской национальной культуры.

«Татары десять веков писали арабской графикой, и в XX веке [произошла] смена алфавита на кириллицу. Это меняет сознание в философском смысле. Шамаиль воспринимается как некий знак, который напоминает о культуре, традициях», — говорит он, добавляя, что даже те, кто не знает арабского, через шамаиль чувствуют принадлежность к культуре татар.

Не только религия

В Казани действует постоянная галерея татарского шамаиля, расположенная в мечети Кул Шариф. Здесь выставляют свои работы в основном художники из Приволжского федерального округа.

«Если раньше слово «шамаиль» было безликим и означало сакральный вид искусства, который сделан на стекле, то теперь это скорее арабографическое искусство. Сама живопись на стекле перешла грань религиозного искусства — сейчас делают живопись на стекле и какие-то цитаты светского характера», — объясняет Шамсутов.

Альфия Исхакова, одна из художниц, которая выставляет свои работы в галерее, рассказала ТАСС, что написание шамаилей для нее скорее хобби, этим она занимается в свободное от основной работы (преподает русский язык как иностранный в университете) время. Исхакова занимается этим уже около 20 лет и написала около сотни шамаилей.

«Я училась в художественном училище, надо было диплом написать. Это был 1990 год, подъем всего национального, особенно в Татарстане. Мы решили с подругой на эту тему писать. Она взяла татарский костюм, а я — шамаили непрофессиональные на стекле, я решила их воспроизвести. Это было востребовано, интересно, получилось, что так и пошло, стала этим заниматься», — говорит она.

Исхакова также делает тугры — личные подписи, выполненные в стиле арабской каллиграфии. По ее словам, шамаили и тугры в основном заказывают, чтобы подарить на праздники, торжества, свадьбы, дни рождения, новоселья. «Больше интеллигенция дарит шамаили: врачи, учителя, журналисты», — отмечает Альфия.

Сказочное письмо

Еще один художник Наджип Наккеш свой первый шамаиль написал в 1974–1975 году. С тех пор на его счету до тысячи работ в этом стиле. Мы встречаемся у него дома в Казани, в одной из комнат, где устроена мастерская художника. Наккеш, по его словам, поздно пришел к шамаилям.

«Только в 26 лет я научился писать по-арабски, потому что я родился в советское время, в годы атеизма, был комсомольцем. Мне казалось это сказочным письмом, я мечтал научиться писать по-арабски. У меня остались отрывки из Корана от покойной бабушки на арабском, который мне нравилось читать», — рассказывает он.

После окончания школы Наккеш семь лет работал учителем рисования в своем селе и одновременно заочно получал художественное образование в Институте народных искусств имени Крупской в Москве. Затем поступил в Казанский государственный университет, окончив историко-филологический факультет, стал специалистом по татарской литературе средних веков.

«В университете я увлекся арабским письмом, потому что у нас был предмет старо-татарское письмо с первого курса. Потом нам дали изучать иностранный язык: немецкий, английский или арабский. У меня в школе не было иностранного языка, потому что не было преподавателя, — и я сразу выбрал арабский язык, потому что мечтал об этом», — говорит Наккеш.

Знание арабского побудило его заняться шамаилями. Наккеш брал уроки написания этих картин у известного скульптора и художника советского периода Баки Урманче. «Он единственный из художников в это время знал арабское письмо, поскольку обучался в медресе «Мухаммадия», — объяснил художник.

В арабском письме наиболее распространены несколько почерков (стилей): насх (которым пишется Коран), сульс (для художественных произведений), куфи (для письма на зданиях). Наккеш работает во всех этих стилях в зависимости от обстоятельств: он оформлял арабской вязью и мечети, и надгробия.

Подпись как защита от злых сил

«Возможности арабского письма огромны: можно делать и рисунки, и орнаменты. Здесь, например, в виде розетки написано «Габдула Тукай» (поэт, основоположник татарского литературного языка — прим. ТАСС). Есть классические тугры, сделанные по образцу подписей турецких султанов и крымскотатарских ханов, они пишутся так: вертикали, флаги, знамена и обрамляющие линии, которые охраняют от внешнего воздействия, от злых сил», — поясняет Наккеш.

Он рассказывает о процессе создания шамаиля: сначала делает карандашный эскиз на бумаге, потом повторяет гелевой ручкой, переворачивает и через световой стол тонким стальным пером наносит очертания. Потом фон заполняется краской. «Можно любую, даже автомобильные я использую и фольгу, традиционную для Татарстана», — рассказывает художник.

Наккеш регулярно участвует в выставках, посвященных каллиграфии, в московском Музее каллиграфии в постоянной экспозиции находятся три-четыре его работы. Художник рассказал, что научиться арабскому письму при желании не очень сложно. «Я сам вел такие курсы и мог научить за два месяца. Сейчас курсы ведет одна из моих учениц», — говорит он. В конце беседы Наккеш росчерком черного маркера за несколько секунд создал именной шамаиль для корреспондента ТАСС и подарил его, заверив печатью с личной тугрой.

Олег Павленко

Источник: http://tass.ru/v-strane/4926027

Похожие материалы

Ретроспектива дня