Угрозы Джемилева уже никого не пугают

Post navigation

Угрозы Джемилева уже никого не пугают

Не зря, наверно, на некоторых просторах западного полушария категория «пропаганда» — почти ругательство. А у нас к подобным вещам относятся невнимательно, что и дает основание с легкостью попадать в силки тех или иных политтехнологических задумок.

 

Угрозы Джемилева уже никого не пугаютПонятно, что на крымских татар, как на одну из самых крупных этнических групп полуострова и как на потенциальный источник мощных общественно-политических тенденций, старательно пытаются влиять многие. Это, по большому счету, неудивительно и даже естественно. Но пытались ли мы задуматься, что внутри нашей системы могут намеренно вырабатываться пропагандистские мифологемы? Простому обывателю тяжело это сделать, а еще тяжелее поверить в ложность, казалось бы, истинных положений.

Внутри крымскотатарского сообщества проистекают сложные процессы, среди которых и негативные, просто губительные, и позитивные, радующие душу. Вспомним, что качественно новый этап в новейшей истории крымских татар начался с момента возвращения народа на родину.

 

Тогда же была создана система Курултай-Меджлис. Изначально в умы и сердца представителей народа была заложена мысль, что это — единственный полномочный представительный орган всего народа; все, что решается, принимается, делается в рамках данной системы, — истина; все, кто за рамками, — предатели нации. На начальном этапе, ввиду всплеска патриотических настроений, идеологических успехов добиться удалось. Ведь степень доверия к Курултаю-Меджлису и его лидерам была невероятно высока.

 

Но позже?

 

Вся система превратилась в узкоклановую, корпоративную структуру, которая без стеснения работала на удовлетворение весьма приземленных, часто коммерческих проектов. При этом уже совершенно очевидными становились авторитарные методы управления.

 

В этих условиях ключевое значение возымели не патриотические настроения и желание помочь народу, а банальная преданность одному-единственному человеку — председателю Меджлиса. Подобный исход событий не оставил многим ветеранам крымскотатарского национального движения, политикам другого выхода, как просто покинуть ряды некогда народной структуры.

 

В то же время внутри самих крымских татар утихла буря эмоций и фактически неруководимый народ разбрелся каждый по своим делам, глубоко в душе храня верность национальным идеалам. Но с годами не менялось одно — сторонники Меджлиса упорно позиционировали себя как единственные представители нации. Все, кто так или иначе выражал свою точку зрения, реализовывали инициативы независимо от них — назывались маргиналами, предателями, отступниками, ну и ниже по списку.

 

Политика целенаправленного уничижения оппонентов и искусственного возвышения себя давала свои результаты, вплоть до так называемой точки невозврата.

 

Ведь если раньше удавалось убедить украинскую власть и международное сообщество в обладании Меджлисом эксклюзивным правом говорить и решать за всех крымских татар, то теперь абсолютно все не прочь выслушать целый спектр мнений от разных общественно-политических сил крымских татар.

При подобных обстоятельствах в наши дни реализовывается многими уже до дыр затертый сценарий «борьбы добра со злом». Понятно, что любая политическая сила сознательно или подсознательно стремится похвалить себя и не упустить случай покритиковать оппонентов. Но ведь даже в борьбе без правил есть какие-то рамки.

Все мы являемся свидетелями того, какими агрессивными стали некоторые представители Меджлиса в последнее время. Причина тому активное сотрудничество крымских и украинских властей с политическими силами, которые находятся вне зоны влияния М. Джемилева.

 

При этом путем пропаганды насаждается мысль, что это провокация против всего крымскотатарского народа, это пособничество национал-предателям и т. д. Эти процессы способствовали всплеску фантазии, в результате чего был выработан новый термин — «могилевские татары».

 

Стоит полагать, что подобная категория относится к людям, которые готовы к сотрудничеству с премьер-министром Крыма с целью реализации комплекса мер, направленных на улучшение жизни крымских татар. К тому же в «Зеркале недели» была опубликована нашумевшая статья вполне в духе риторики Мустафы Джемилева — «Туварджи Могилев и его овцы», где автор оперирует такими терминами, как «правильные», «неправильные» крымские татары. А общая канва сводится к порочности любого пути, по которому не идут лидеры Меджлиса. Кроме того, усердно стараются создать как можно больше страшилок, ужастиков, которые обязательно станут реальностью, как только власти забудут про Меджлис.

В контексте всей этой фантасмагории хочется выделить пару принципиальных пунктов.

 

Во-первых, система Курултай-Меджлис со всем его составом — это не истина. Истина — это крымскотатарский народ. И каждый, кто хочет хоть чем-то быть полезным, имеет право высказываться и реализовывать инициативы, а уже нация и время вынесут вердикт, кто и насколько был прав.

 

Во-вторых, навешивать ярлыки — это, как минимум, низко. Если уж следовать логике джемилевцев, то как тогда называть сторонников Меджлиса в разные годы? «Татары Куницына»? «Татары Бурдюгова»? «Татары Матвиенко»? А если вспомнить весь список политических союзов, то какими татарами они только ни были.

 

При этом обратите внимание: когда Меджлис сотрудничает с властью, то это «верный путь вождя и народа», а когда иные политические силы ищут и находят возможность с помощью руководителей автономии и страны помочь своему народу, то это непременно трактуется лидерами меджлиса как кривая дорожка, которая, дескать, выведет на тропу войны.

Хочется надеяться, что при таком информационном и пропагандистском натиске крымским татарам удастся сохранить чувство реальности и не поддаться придуманным схемам эскалации конфликта.

 

Ведь за подобными «страшилками» кроется лишь отчаяние от лишения финансового и административного ресурса.

 

Эльвина СЕИТОВА
Газета «Голос Крыма»
№ 11 (1001) от 15.03.2013 г.

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня