Узбекистан: В сердце Центральной Азии

Post navigation

Узбекистан: В сердце Центральной Азии

В августе этого года по российским каналам прошла премьера телефильма «Рожденные в СССР». Детей, которым во время распада Союза было по семь лет, вновь снимали через каждые семь лет. На наших глазах менялись их взгляды, они сами становились взрослыми, отцами и матерями семейств. Кто-то уходил из этого проекта, кто-то возвращался.

 

Узбекистан: В сердце Центральной АзииРанее, в год 10-летия распада СССР, наверное, еще слишком мало прошло времени для осознания того, что произошло со страной. Не случайно и у Александра Дюма за «Тремя мушкетерами» идет вначале «Двадцать лет спустя» и только затем «10 лет спустя». Мы начинаем наш мини-цикл с Узбекистана — крупнейшего по численности населения государства Центральной Азии.

С Узбекистаном связан мой личный юбилей: 25 лет назад я увидел Ташкент, Бухару и Самарканд. На территории СССР только здесь татары могли прикоснуться к истории мусульманских городов, где учились основатели нашей нации. Формально и советская Прибалтика, и Узбекистан были частью единого советского пространства с общим для всех образом жизни, где доминировали крупные научные, образовательные и индустриальные центры, но в реальности они, тем не менее, представляли две разные цивилизации. Расстояние между ними с тех пор только увеличивается, но я видел татар, которые чувствовали себя как дома — кто-то в Вильнюсе и Риге, а кто-то в Ташкенте. Поэтому, может быть, мои поиски общего будут несколько иллюзорными, но десятки миллионов представителей среднего и старшего поколения выросли в этой советской индустриальной цивилизации, и мы до сих пор неплохо понимаем друг друга. Этот опыт взаимного уважения и сотрудничества помогает нам сегодня, может помочь в интеграции и в будущем.

Ствол Узбекистана 

Не секрет, что историки и этнографы любят говорить о разнообразном этническом и племенном составе, на основе которого складывалось эта республика. Можно говорить и об опыте трех основных государств: Хивинского ханства (с центром в Хорезме), Бухарского эмирата (охватывавшего и Самарканд) и Кокандского ханства (в которое на момент прихода русских войск в 1865 г. входил Ташкент). Узбекистан стал наиболее полным осуществлением мечты джадидов об «Олуг Туркестан» (Великом Туркестане) в составе единого российско-советского государства. Не случайно участие татар в этом проекте. Советский «Ташкент — звезда Востока» в реальности был одной из высших точек советского интернационализма, он и сейчас остается городом с многонациональным составом.

Но не слишком ли высоко была задрана планка, не слишком ли возвышался Ташкент 1960-1980 х гг. над миром кишлаков и традиционных полусредневековых городов, не слишком ли были «неузбекскими» эти индустриальные центры? Не случайно, что в независимом Узбекистане уже не производят самолеты, но создана автомобильная промышленность.

Российская империя и СССР также не оставили будущим поколениям и модели современного гражданского общества. Городская Дума существовала только в Ташкенте. В III и IV Госдумах (1907-1917) коренное население Центральной Азии не имело представителей. Большевистскими штыками было разогнана Кокандская автономия в 1918 г. Даже культурно-образовательные проекты джадидов были выхолощены к концу 1920 х гг. Постсталинский Узбекистан создал новый тип городской элиты с хорошим, обычно русскоязычным, образованием — весьма отдаленным, однако, от мусульманских традиций улемов и тюркских проектов интеллектуалов-джадидов.

Ташкент был экономическим, научным и военным центром советской Средней Азии, но коренная партийная элита Узбекистана не могла вмешиваться в дела соседних союзных республик. Каждая из столиц этих формально суверенных государств создавала свои элиты, свои литературные языки, свои версии истории.

Распад единого СССР только обострил эти проблемы противостояния, обособленности и партикуляризма. Естественным центром раздражения стала Ферганская долина, в советское время поделенная между Узбекистаном, Кыргызстаном и Таджикистаном и изобилующая анклавами. Население здесь размещалось в силу этнической специализации. Например, узбеки в городах и долинах, а киргизы в горах. Советская политика индустриализации и седентаризации подтолкнула народы к конкуренции за контроль над плодородными землями. В перенаселенной части Ферганской долины в июне 1989 г. произошел погром турок-месхетинцев. В последующие годы миллионы людей покинули Центральную Азию, что несколько снизило демографическую нагрузку.


Вода — это жизнь 

Прирост населения в советскую эпоху превратил сегодня узбекскую часть Ферганской долины в самый плотно населенный регион СНГ. Доставшаяся от СССР ориентация на производство хлопка требует большого количества воды и ручного труда. Наступившая осень показала, что президент Узбекистана Ислам Каримов выстраивает фронт против строительства Камбаратинской ГЭС 1 в Кыргызстане и Рогунской ГЭС в Таджикистане. В качестве поддержки используются позиции властей Астаны и Ашхабада, высказанные в ходе визитов президента И. Каримова в эти столицы в сентябре и октября. На словах Россия и все страны Центральной Азии выступают за учет интересов всех пяти государств региона при решении водной проблемы. В советскую эпоху основная роль в решении проблем принадлежала Ташкенту как экономической столице Средней Азии. В обмен на поставки воды Киргизская ССР и Таджикская ССР получали мазут по советским ценам для своих ТЭЦ. Но сейчас никто их не субсидирует, и высокогорные республики видят единственный выход в строительстве крупных ГЭС.

Кто поддержит Узбекистан более чем на уровне заявлений? У Ташкента и Астаны есть свои водные противоречия, особенно в регионе узбекской столицы. Ашхабад придерживается политики нейтралитета. Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан являются членами ОДКБ, и на них распространяются гарантии этой организации. В ходе визитов в Бишкек в сентябре и Душанбе в октябре президент России Владимир Путин добился продления сроков пребывания российских военных баз на десятилетия.

Если Россия получит стабильные позиции в электроэнергетике Кыргызстана и Таджикистана, то это станет важной основой для экономической интеграции стран СНГ в Центральной Азии. Ташкент поддерживает планы этого сотрудничеств. Так, глава исполкома СНГ Сергей Лебедев, выступая на Совете глав правительств Содружества 28 сентября, сообщил, что Узбекистан присоединится к зоне свободной торговли до конца 2012 г. и станет девятым участником ЗСТ. Договор по ЗСТ в рамках СНГ был подписан 18 октября 2011 г. восемью странами — Россией, Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Кыргызстаном, Молдавией, Таджикистаном и Украиной. Азербайджан, Туркменистан и Узбекистан выразили желание дополнительно проработать вопрос о присоединении к договору. То есть в Центральной Азии реально сотрудничество всех стран, кроме Туркменистана, в рамках ЗСТ.

С кем прокладывать путь к лидерству, или: Если завтра война? 

Соперничество между двумя крупнейшими государствами Центральной Азии — Узбекистаном и Казахстаном — во многом определяется геополитическим положением государств. Ориентация Астаны на евразийское сотрудничество не могла не подтолкнуть Ташкент к поиску других вариантов. США готовы вложить в экономику Узбекистана 3,8 млрд долл., Южная Корея (военный союзник США) — еще 5 млрд долларов. Но что они потребуют взамен?

2 октября в Узбекистан прибыла с визитом группа из семнадцати новоназначенных генералов и адмиралов вооруженных сил США. Это мероприятие осуществляется в рамках программы «Кейпстоун». Участие в ней обязательно для новых старших командиров. Она включает в себя поездки за рубеж и контакты с руководством боевых подразделений ВВС США, послами США, работниками посольств, руководящими политическими и военными лидерами иностранных государств. Программа «Кейпстоун» включает в себя ключевые проблемы принятия решений в сфере национальной безопасности, военной стратегии, взаимодействия. Не изучают ли они Узбекистан не только как маршрут выхода для войск НАТО, но и как возможный театр военных действий?

На встрече лидеров государств в Ашхабаде президент Узбекистана Ислам Каримов указал на «необходимость выработки согласованных решений по непростым проблемам современности», которые «связаны с продолжающимся глобальным экономическим кризисом и с необходимостью защиты наших границ в связи с предстоящим выводом миротворческих сил из Афганистана… Туркменистан и Узбекистан заинтересованы в том, чтобы объединить усилия и согласовать упреждающие меры для того, чтобы сохранить спокойствие людей, обеспечить их безопасность».

Но если вдруг в России кто-то решит поддержать мигрантов из Кыргызстана и Таджикистана за счет мигрантов из Узбекистана, то насколько будет стабильна ситуация в Ташкенте? США поддерживают ситуацию нестабильности уже во многих государствах мусульманского мира, поэтому одним проблемным государством в зоне интересов СССР и Китая может стать и больше.

Для России же важна стабильность Узбекистана как государства, граничащего с партнерами по евразийской интеграции. Жестокая геополитическая ирония заключается в том, что Узбекистан, кроме стран СНГ, граничит только с Афганистаном. Эта ключевая прифронтовая роль бывшей союзной республики, а ныне независимого государства продолжается уже четвертое десятилетие. Но для самого государства — это скорее минус. Поэтому сегодня уже можно забыть советские обиды и выбрать новые пути для сотрудничества, чтобы Ташкент вновь стал «столицей дружбы и тепла».

Айдар ХАБУТДИНОВ, доктор исторических наук

 

Источник: http://www.islamsng.com

Похожие материалы

Ретроспектива дня