У России с Турцией есть проблемы

Post navigation

У России с Турцией есть проблемы

Экономическое партнерство России и Турции стремительно набирает ход. Тем не менее, препятствия на этом пути остаются. Одной из перспективных целей Москвы и Анкары является существенное увеличение товарооборота и прямых иностранных инвестиций в экономики друг друга. Достичь этого стороны намерены посредством реализации различных государственных стратегий и программ, рассчитанных на средне — и долгосрочный период.

Президент России Владимир Путин и премьер-министр Турции Реджеп ЭрдоганВ протоколе 12-го заседания Смешанной Российско-турецкой межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству указано, что создание благоприятных условий для взаимной торговли в целях достижения 100-миллиардного товарооборота (по данным турецкой статистики, в 2012 г. товарооборот составлял более 33 млрд долларов) стали основными направлениями взаимодействия двух стран. Сторонами подписана двусторонняя программа торгово-экономического сотрудничества на 2012-2015 гг.

Документ носит индикативный характер и является своего рода отраслевой «дорожной картой», определяющей совместную стратегию партнерства в таких сферах как энергетика, промышленность, сельское хозяйство, туризм, региональное сотрудничество, транспорт, финансово-банковское сотрудничество. Программа призвана способствовать дальнейшему созданию благоприятных условий для реализации делового потенциала Москвы и Анкары.

Несмотря на принятие этого документа и договоренности, достигнутые по итогам заседания межправкомиссии, запланированное властями двух стран утроение нынешнего объема ежегодного товарооборота, скорее всего, не будет достигнуто через 3 года. Для этого потребуется еще, как минимум, 5-7 лет.

Степень интереса России к турецкому рынку ограничивается лишь масштабными проектами, дивиденды от которых могут быть получены в долгосрочной перспективе. Может случиться ситуация, при которой Москва вообще не получит ожидаемой отдачи. Ведь Анкара вполне способна переориентироваться с одного проекта на другой, исходя из собственных геополитических и экономических интересов.

Достаточно вспомнить историю с газопроводом «Набукко», который был ничем иным как визави «Южному потоку». В российских интересах значилось развитие последней магистрали, а первая была важна Европе и США, которые на протяжении долгого времени пытаются ослабить мощь российских «энергетических мышц». Первоначально Турция, выступая на стороне Запада, активно лоббировала продвижение «Набукко», что всерьез настораживало Москву. Однако через некоторое время, поняв крайне низкую рентабельность этого некогда одного из самых популярных проектов последних лет, перешла на сторону России и присоединилась к другому проекту. В Москве было подписано соглашение, разрешающее прокладку «Южного потока» через исключительную экономическую зону Турции в Черном море.

В ответ на это Россия снизила цены на природный газ, который покупает Турция в рамках контрактов «бери или плати». В 2013 г. Анкара приобретет дополнительно 3 млрд куб. м невостребованного сырья из уже существующего газопровода. Стороны выразили готовность к развитию сотрудничества по экспорту газа и обсуждению вопросов по увеличению его поставок из России в Турцию по газопроводу «Голубой поток» или по трансбалканской магистрали.

По договору с Россией турецкая сторона обязуется или покупать установленный объем «голубого топлива» к определенному сроку, или выплачивать его стоимость, если даже она не нуждается в нем к этому сроку. Первоначально данные условия устраивали турок, но с расширением других источников поступления газа, а также понижением спроса на него внутри страны, такого рода сделки стали невыгодными для Анкары.

Таким образом, заключив вышеупомянутое соглашение по «Южному потоку», Турция, прежде всего, позаботилась о собственных интересах. С одной стороны, она улучшила свои перспективы стать важным транзитным узлом Европы и Азии, а с другой — смогла обеспечить более благоприятные условия выплаты своих задолженностей по природному газу.

Становится понятным, что развитие двусторонних отношений в энергетической сфере будет строиться на основе стратегических планов государств в конкретный период времени. При этом уповать на достигнутые ранее договоренности не стоит, поскольку, как показывает практика, они вполне могут корректироваться в соответствии с повесткой дня. Ситуация с «Южным потоком» и «Набукко» — яркое тому доказательство.

Основная проблема кроется в том, что российское государство лоббирует в значительной степени интересы «тяжеловесов», рассчитывая на солидные доходы от их деятельности. Для существенной активизации торговых показателей российской стороне необходимо разработать долгосрочную экспортную стратегию, ориентированную на турецкий рынок. Причем, такая стратегия есть у Анкары, что является ее существенным преимуществом, так как с помощью этой государственной программы возможно кратно увеличить отдачу от взаимной торговли.

Пока Россия будет делать ставку лишь на масштабные проекты с турецкой стороной и ожидать возвращения крупных инвестиций, забывая о мелких и средних (например, подрядных или субподрядных) фирмах, которые могли бы проявить себя на турецком рынке, полноценного результата от взаимных связей не будет. Ведь двусторонние или многосторонние сырьевые сделки вполне могут стать нереализованными, поскольку напрямую зависят от политической конъюнктуры, которая может стремительно меняться. В свою очередь, мелкое и среднее предпринимательство не так зависит от внешнеполитической ситуации, поскольку в нем преобладает частный капитал, но определенная государственная поддержка ему все-таки не помешает.

Вообще, декларированное стратегическое партнерство двух стран будет еще более прочным, если стороны примут во внимание имеющиеся проблемы и постараются их нивелировать.

Как представляется, несмотря на подписанную программу совместного сотрудничества до 2015 г., фактическое российское участие на турецком рынке вряд ли будет расширено за счет поставок альтернативной углеводородам продукции. Это естественно не самым лучшим образом сказывается на разнообразии и диверсификации внешнеэкономических предложений.

В свою очередь, турецкая сторона постарается выжать максимум из этого документа, чтобы создать хороший задел для успешной реализации своей долгосрочной экспортной стратегии на российском векторе, который является для Анкары приоритетным. Скорее всего, Турция продолжит вести взвешенную внешнюю политику, которая будет тесно переплетена с прагматичными экономическими интересами. Это необходимо учитывать российской стороне, особенно в вопросах, имеющих важное значение для ее собственного развития.

Было бы не лишним внимательно следить за тем, как меняется тональность тех или иных заявлений, а также поведение Турции на международном и региональном треке, чтобы попытаться предугадать ее возможные шаги в адрес России.

Экономическое сотрудничество двух государств в целом можно назвать эффективным и взаимовыгодным, а в отдельных случаях и стратегически важным. Речь идет об энергетических отношениях, которые являются остовом двустороннего партнерства.

Довольно отчетливо наметились, но пока не получили практической реализации, новые направления экономического сотрудничества, причем не только в отношении совместной торговли, но и в сфере инвестирования. Во многом этому способствовала принятая в Турции долгосрочная государственная программа по серьезному увеличению экспорта, в которой российскому рынку отводится важнейшая роль.

Следует ожидать резкого увеличения российских капиталовложений в турецкое хозяйство после начала реализации крупных инвестиционных проектов на турецкой территории. Москва, по всей видимости, будет и дальше оставаться для Анкары одновременно и энергетическим визави, и торговым партнером, но при политико-экономических катаклизмах баланс этих ролей может меняться в ту или иную сторону.

Эльдар Касаев

Источник: http://ru.journal-neo.org

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня