Ханкишиевы жили в Киргилях

Post navigation

Ханкишиевы жили в Киргилях

Мы жили в Киргилях — рабочем поселке близ Ферганы. Когда в Фергане стали строить большие заводы, то свезли туда немцев, греков, крымских татар, условно осужденных со всей страны. Поселок строился, а рядом росло кладбище.

 

Часть кладбища была «русская», где хоронили не только русских, но и немцев и других христиан. У русских кресты ставят на одну сторону могилы, а у немцев — на другую. Так и лежат они там, друг против друга, смотрят с фотографий на памятниках друг на друга.

Сталик Ханкишиев

А часть кладбища была «татарская» — там хоронили крымских татар и некоторых других мусульман. На могилах у крымских татар помимо имени и дат писали еще из какого он района, где родился в Крыму.

 

Первым из нашей семьи погиб младший брат моего отца — Муса. Он студентом был, весь институт пришел хоронить его. А обряд и поминки проводили старики — крымские татары, потому что рядом не было других кладбищ да и мечети поблизости не было. Крымские татары нас за своих посчитали, пришли, сделали все как положено и похоронили. Помню, потом одна старушка — крымская татарка — еще очень долго наравне с нами ходила на могилу к Мусе, деревья там сажала, водой поливала.

 

Мой отец умер в 1999-м году, когда крымские татары в большинстве своем уже уехали в Крым. Отец жил в махалле, среди узбеков, его все уважали, поэтому наш киргилинский узбекский мулла из новой мечети пришел и начал читать молитвы. Встал вопрос: А где хоронить? Поблизости от Киргилей уже было узбекское кладбище, новое, предлагали хоронить там. Я сказал: младший брат его на старом татарском кладбище лежит, давайте и отца там же похороним. Зачем двух братьев в разных местах хоронить?

 

На кладбище уже места не осталось, разобрали часть тупикового тротуара, там и похоронили, впритык к русской части кладбища. Узбеки в первый раз хоронили на татарском кладбище, удивлялись, что могилы у них устроены по-другому.

 

А последним слег самый старший их брат — дядя Мамед. Он уже не вставал с кровати, а к нему стал ходить его старый друг — крымский татарин дядя Али. Они раньше работали вместе. Дядя Али немного читал Коран, они разговаривали о чем-то, а потом дядька уже и разговаривать не мог, так дядя Али просто читал молитвы вслух, сидя у его кровати.

 

Когда дядька умер, пришли из нашей узбекской мечети и пришел дядя Али, а с ним еще четверо стариков крымских татар. Больше в Киргилях крымских татар не было. У меня спрашивают: кто будет хоронить, из узбекской мечети или крымские татары? Я сказал: пусть крымские татары похоронят, раз опять на их кладбище понесем, и дядя Али столько времени ходил к дядьке.

 

Все узбеки тоже остались, а дядя Али читал дженазе-намаз, которым провожают покойника.

 

Отнесли, похоронили в двух или трех могилах от моего отца — за шесть лет немного людей умерло. Все поминки тоже дядя Али читал Коран, и у меня было время поговорить с ним.

 

Я спросил его: дядя Али, а где Вы Коран научились читать?

 

Он рассказывал:

 

— Нас привезли в 1944-м куда-то под Андижан. Местных там уже обработали, внушили им, что мы враги и предатели. Они с нами не разговаривали, боялись нас. А у нас мужиков не осталось, только женщины, старики и дети. И вот умер один старик, а хоронить некому. Мне 14 лет, я самый старший из мужчин был. Пошел к кишлачному мулле — у нас человек умер, похороните, Коран прочитайте.

 

А он мне отвечает: — А что вы мне за это дадите? — У нас нет ничего. — Тогда не буду хоронить.

 

И так мы понесли его на кладбище без дженазе-намаза. Несли три старые женщины и я. А сил не было нести, все слабые были, мы его на одеяло положили и так тащили по дороге. А узбеки, которым про нас гадостей наговорили, смотрели через заборы, но никто не вышел и не помог. Так и похоронили.

 

Я тогда решил, что пусть я муллой не стану, но Коран читать научиться просто обязан, чтобы похоронить по-человечески, если кто умрет.

 

Когда я уезжал из Ферганы, то подозревал, что уезжаю навсегда. Пришел на кладбище, а после дядьки еще несколько свежих могил — умер кто-то из тех стариков, так и не вернувшись в Крым.

 

Вот так мой отец и его два брата и остались лежать среди крымских татар.

 

Бывает, что люди становятся родными, потому что кто-то на ком-то женится. А мы могилами породнились.

 

Сталик Ханкишиев

Источник: http://www.uzlit.net/ru/26063

 

Похожие материалы:

Абдул Ганиев вынес раненого товарища с поля боя

Абдул Ганиев Джелял, 1907 г.р. был призван в РККА 25 июня 1941 г. Биюк-Онларским РВК Крымской АССР. До призыва в армию проживал в колхозе «13-й год Октября» Биюк-Онларского района. Беспартийный. В марте 1942г. Абдул Ганиев Джелял был представлен к награждению орденом «Красной Звезды»: «Высоко дисциплинированный командир. Связь на…

Мы не допустим позора России

16 ноября 2017 года представители земельных акций Крыма встретились с новым главой Госкомнаца Ленуром Абдурамановым. На встрече присутствовали представители земельных акций «Стрелковая» и «Генерала Васильева». Участники акций рассказали главе Госкомнаца об истории возникновения полян протеста, их деятельности по защите прав граждан. Основным лейтмотивом встречи стало обсуждение вопроса земельных…

Договорились по всем ключевым вопросам

Министры иностранных дел России, Ирана и Турции Сергей Лавров, Мохаммад Джавад Зариф и Мевлют Чавушоглу в ходе состоявшихся в воскресенье, 19 ноября 2017 в Анталье переговоров договорились по всем ключевым вопросам. Об этом глава российского дипведомства сообщил журналистам по итогам встречи. «Мы собрались для обсуждения конкретных вопросов о…

Сеид-Ягья Фундуков был мастером по вооружению самолетов

Фундуков Сеид-Агья (Сеид-Ягья) Усейнович, 1919 г.р. был призван в РККА Джанкойским РВК Крымской АССР. Член ВКП(б). Согласно акту от 13.06.1943 г. по личному составу 3-го гвардейского истребительного авиаполка 61-й авиабригады ВВС Краснознамённого Балтийского флота (подписанному командиром полка гвардии подполковником Никитиным) мастер по вооружению гвардии сержант Фундуков С.У., в…

Как жители Крыма видят мир

Проголосовали бы жители Крыма еще раз за присоединение к России? Через три с половиной года после возврата полуострова этот вопрос нельзя задавать просто так, потому что ответ может оказаться наказуемым. До пяти лет тюремного заключения грозят в России тем, чьи высказывания ставят под сомнение единство страны, как, например, слова о том, что Крым принадлежит…

В Ливадию вернулся Александр III

Президент РФ Владимир Путин в субботу принял участие в открытии на территории парка Ливадийского дворца в Ялте памятника императору Александру III. На церемонии присутствовали полпред президента в Южном федеральном округе Владимир Устинов, глава Республики Крым Сергей Аксенов, губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников, митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь, муфтий Крыма…