Хвостом по морде

Post navigation

Хвостом по морде

Почему Майдан? Я дам свой ответ. Не заумный. Без ссылок на всесильную закулису. Без восторгов по поводу жажды вольницы и разгула. Я расскажу три истории, отражающие существо дел на моей малой и от того еще более любимой родине — в Крыму. Рыба гниет с головы. Это правда. Но, одновременно, — это самая голимая отмазка хвоста!..

Сергей ГрадировскийВспоминаю свою короткую поездку на родину в конце ушедшего года. В каждой машине, которая меня подвозила, и на кухне своей матери, я выслушал по типовой истории.

 

Типовой, ибо рассказчики не предполагали, что они делятся чем-то экстраординарным. Просто ЭТО в этот раз коснулось их лично. А так это везде, повсюду, это стало частью жизни, долей нашей больной повседневности.

Первая история — про мажора

В Симфи Bentley на полной скорости врезался в байкершу, совершавшую левый поворот на ж/д мост. Удар был такой силы, что байк взорвался, а остатки девушки собирали в диаметре скольких-то там десятков метров (цифры для желающих уточнят криминалисты).

 

Бентли сразу после этого протаранил еще одну машину, взлетел в воздух и приземлился на крышу третьей — такси, чей водила вышел купить гамбургер в Макдональдс (честно говоря, не думал, что это заведение на счету у Всевышнего и каким-то боком спасает жизни; но зато не сомневаюсь, что водитель такси сразу после этого поставил не одну свечку в близлежащем храме).

 

Стрелка спидометра Бентли заклинила на 240 км. Внимание! Это произошло не на трассе, а рядом с площадью центрального железнодорожного вокзала столицы Крыма. Мажор отделался домашним арестом. При этом город обсуждает на каких вечеринках и клубах его сладенькое личико продолжает появляться…

Безусловно, данное право отмазать юнца покупается деньгами отца, в активах которого (то ли был, то ли есть) центральный рынок Симферополя и непременно прочной позицией в структуре действующей власти. Ушлый водила, сам внешности братка, сообщил мне кучу деталей этой отвратительной истории, выказав удивительную осведомленность, и в частности: что за всеми детьми этого депутата (ну а куда же без мандата) тянется след крови. Их кажется трое. Трое деток-убийц.

 

А также грустную историю о том, как мускулистые байкеры, первое время рвавшие на себе клёпки и грозившие «порвать мажора», сдулись как шарики. Вся эта история так и закончилось впечатляющим потрясением воздуха. Мускул много, воли — ноль (кажется, у нас все стало TV картинкой — казаки, байкеры, правосудие).

Читатель, конечно же, понимает, что слова о торжестве закона и неотвратимости наказания никем даже не произносились. Зачем? Все же понимают, что мир устроен совсем иначе. Все мы за годы без СССР сильно повзрослели. Увы, теперь это так называется.

Вторая история — про наркоту

Севастопольская многоэтажка, в которой живет сам рассказчик-водила. В одном подъезде живет дилер и прямо там и торгует. Одна активистка, чья мать уже расплатилась мочками ушей (наркоманы рвали уши вместе с бирюльками, надеясь быстро обменять их на дозу) — решила собрать подписи с требованием принять меры и отправить письмо в соответствующие инстанции. Подписалось только половина квартир.

Остальных сковал страх: опускались глаза, медленно закрывались двери. Письма, которые все же были отправлены, не произвели никаких последствий. Как прокомментировал водила (излагаю мысль, но не синтаксис высказывания): цена личных авто милицейских чинов города ясно указывает на их положение в криминальном мире. Они наверху пищевой пирамиды.

Приезжающим к нам летом Севастополь предстается городом солнца, белоснежных зданий, морской романтики и боевой русской славы; сказочный город, имеющий историю в две с половиной тысячи лет. Все это правда. Но не вся правда. Гниющая социальность, ржавеющий флот, поразительная никчемность местной власти («ничто не могут», «ни на что денег нет», «всего боятся» — а ведь у города особый статус и на фоне других мест благоприятный бюджетный процесс). Здесь целые районы лежат в депрессии, в забвении и наркоте.

 

Базовый процесс — освоение кусков земли, благо от армии много досталось и много пустошей создал предыдущий тип освоения территории. Все это сейчас жадно осваивается, не нуждаясь ни в каких современных знаниях градоустройства. Город-герой не имеет ни новой миссии, ни достойного смысла, ни стратегии, ни фабрики мысли, ни инфраструктуры развития. Брошенный город — выигравший страшную войну, но проигравший мир. Оставленный город, не знающий будущего и готовый «порвать» любого за свое прошлое. И люди… Люди, лишенные положительного образа будущего, неизбежно превращают прошлое в культ, вокруг которого легко строить манипуляции, собственно, чем власть со вкусом и занялась.

Так как в городе живет моя семья, растет мой сын, мне и моим близким приходилось решать много конкретных бытовых, инфраструктурных вопросов. И потому я имею право выносить предельно резкие сужения о службах города, о коррупции и поражающей грязи. Поражающей, потому что город помнит военный уставной порядок советских лет.

 

Но главное, и это самое для меня печальное, я много раз сталкивался с тотальной трусостью населения. Люди, как правило, оправдывают это заботой о своих близких, когда отказываются подписывать письма, говорить хоть что-либо против в школе неправому учителю и тем более директору, указывать на беспредел служб города, особенно горводоканала, не в состоянии по делу гаркнуть на своего народного избранника, сказать власти твердое НЕТ!

 

Наши люди стали многого бояться. Но это НАШИ люди. Нам больно, нам стыдно, и не потому ли что все мы потомки тех, кто пережил мясорубку ХХ века. А, значит, большинство из нас генетически происходят от тех, чья стратегия «не высовываться» позволила сохранить жизнь и дать потомство.

Третья история — про симферопольскую вдову

Это знакомая нашей семьи. Мамина подруга. Всегда видел ее улыбающейся, хотя возможно не смог бы перенести и четверть того, что выпало на ее жизнь. Она недавно похоронила мужа, и, как положено, согласно русского обычая, решила у себя на даче, где они и проводили вместе последние годы, проставиться. Привезла водочку, закусочку, собрала соседей, посидели, повспоминали, повздыхали, выпили, закусили и разошлись. Женщина вернулась в город.

 

В течение следующей недели в ее дачный домик залезли и подчистую вынесли. Местоположение, характер взлома и многое другое, позволили сделать незамысловатый вывод: узнали, что мужика не стало и очистили.

 

Кто за «старую одинокую бабу-то заступится»? — так прокомментировала случившееся улыбающаяся мамина подруга.

А теперь мораль

Мы давно живем в ситуации, когда «семья» (что это за зверь пояснять постсовесткому человеку думаю не нужно) берет все, что захочет. Бизнес — значит бизнес. Заповедник — значит заповедник. Мыс Айя — значит мыс Айя. Памятник архитектуры — значит заверни и подай и его! Это что? Это какой век? Это кто такие?

Если так делает семья, значит, так можно и даже нужно делать друзьям семьи. Свою кличку донецкие заслужили сразу, точную и даже не обидную — легионеры. Они подавили Крым в первый же год своего правления. Они умудрились привезти и поставить своих людей даже на кладбище — «А что, бизнес-то доходный!» То, что киевские или сумские предприниматели обсуждают сегодня в терминах «достали», крымские хлебнули вчера, одними из первых. Поэтому Майдан будет питаться деньгами, в том числе, и обычных людей, и далеко смотрящих людей.

Итак, рыба гниет с головы, но чистить ее нужно с хвоста. Но когда ее чистит гниющая голова — рыба дохнет. А вот когда тело рыбы (читай — народ) и в первую очередь кишечник начинает самоочищаться — это к выздоровлению. Так что в киевских и за ними всеукраинских событиях каждый суслик может видеть разное. Я вот лично вижу хороший добротный понос. Пронести должно всю страну. Если Крым при этом не пронесет, а местные власти все для этого делают, — будут страшные колики.

— Нужно ли для этого захватывать обладминистрации?
— Не факт.

— Можно ли добиться смены режима, чистки не просто рядов силовиков, а базовых основ этого института, добиться честного суда, не телефонного права и многого другого без захвата обладминистраций?
— Тоже не факт!

— Оправдано ли насилие при захвате административных зданий?
— А оправдана ли жадность всех этих лет и цинизм сохранения своей бесплодной власти?

Режим на то и режим, он воспроизводит себя на очень разных людях. И единичные заходы или наскоки на власть здесь ничего не решают. Людям отвратителен сам режим, который уничтожает человеческое достоинство, а, значит, в конечном итоге, и саму страну. И заменить его могут только экстраординарные события. Вот они и стали происходить.

Бунт развивается, как может. Если в нем победит ярость — он бунтом и останется. Если победит программа позитивных действий, если возникнет и окрепнет новая этика, если люди победят в себе страх — бунт станет революцией. И не России учить других стеречься революций!

Итак, многие у телевизора всматриваясь в лица бойцов и защитников Майдана видят непривлекательный хвост рыбы. Позволяют себе жалость или презрение к нему. Но, позвольте вам напомнить, это хвост, бьющий по морде саму власть. И в этом наша надежда. Надежда и вера в то, что чувство достоинства вернется народу и достойные обрящут власть.

Мы идеалисты? Вот и прекрасно! Не хлебом единым жив человек!

Сергей Градировский

 

Источник: http://www.refnews.ru

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня