Чего боятся турки

Post navigation

Чего боятся турки

Буря, разгорающаяся вокруг обвинений в коррупции в отношении представителей политической элиты Турции, угрожает самому большому достижению правящей Партии справедливости и развития Турции, а именно экономическому росту страны. В условиях предстоящих всеобщих выборов эта угроза, на взгляд ряда местных обозревателей, может негативно сказаться на позициях партии у власти, которые она занимает вот уже 11 с лишним лет.

Буря, разгорающаяся вокруг обвинений в коррупции в отношении представителей политической элиты Турции, угрожает самому большому достижению правящей Партии справедливости и развития Турции, а именно экономическому росту страны

Скандал разразился в декабре прошлого года вслед за арестом множества лиц, включая представителей государственных органов власти, по подозрению в причастности к даче и получению взяток на миллионы долларов в целях обеспечения государственных контрактов. Десять министров подали в отставку или были смещены с занимаемых постов — либо по причине семейных связей с фигурантами скандала, либо по инициативе самого премьера Реджепа Тайипа Эрдогана.

В обстановке развернувшейся в связи с этим делом внутриполитической борьбы были произведены кадровые перестановки в правоохранительных органах и прокуратуре, затронувшие почти 2 тысячи сотрудников полиции и 20 высокопоставленных работников прокуратуры. При этом следственные органы продолжают возбуждать все новые и новые дела в связи с этими предполагаемыми правонарушениями в органах власти.

Сидя в стамбульской штаб-квартире компании Erensan International Industrial Boilermakers, ее руководитель Али Эрен (Ali Eren) с тревогой следит за последним выпуском теленовостей об отставках в правительстве. «Больше всего мы боимся, что эта конфронтация может привести к разрушению всей государственной системы, уничтожить наш бизнес и создать хаос. Риск такого развития событий составляет один процент, но все же такой риск существует, и он внушает серьезное беспокойство», — сетует Али Эрен, входящий в состав правления влиятельной стамбульской Промышленной палаты.

Это беспокойство заставляет турецкие и иностранные компании «подождать с принятием решений о продаже и покупке, вступлении в партнерство, а также любых других важных деловых решений», — утверждает он.

Компания Erensan, половина рынков которой находится за пределами Турции, оказалась в лучшей ситуации, чем многие турецкие компании. Однако своим ростом в последнее десятилетие компания по большей части была обязана строительному буму, сопровождавшему правление возглавляемой премьером Эрдоганом Партии справедливости и развития (ПСР), начиная с 2002 года.

Этот бум не только имеет отношение к большинству обвинений в коррупции в отношении высокопоставленных должностных лиц. Он также был и остается «движущей силой» «турецкого экономического чуда», отмечает политолог Стамбульского политического центра при университете Сабанчи Ченгиз Актар (Cengiz Aktar).

По данным Всемирного банка, объем ВВП республики при ПСР вырос почти втрое, составив в 2013 году 789 млрд долларов. Те 50 с лишним млрд долларов, направляемые Турцией ежегодно на государственные закупки, «задействованы почти исключительно в строительной отрасли», отмечает Ченгиз Актар.

Хотя темпы экономического роста в последние годы несколько снизились, работа над грандиозными инфраструктурными проектами вроде строительства в Стамбуле крупнейшего в мире аэропорта и третьего моста через Босфор идет своим чередом.

Однако сумеют ли власти сохранить эти темпы на фоне скандала в строительной сфере, теперь находится под вопросом. Даже при том, что многие из коррупционных дел были приостановлены, а власти принялись снимать и назначать прокуроров, возникшие подозрения уже сказались на строительном секторе.

«Некоторые из строительных компаний, оказавшихся причастными к коррупционным расследованиям, вполне могут лишиться доступа к кредитованию по причине негативной огласки», — прогнозирует главный экономист частного стамбульского банка Finans Bank Инан Дмир (?nan Demir). — А для множества крупных проектов, реализуемых этими застройщиками, требуется внешнее финансирование, так как они слишком масштабны для местной банковской системы».

С 2009 года объем корпоративной задолженности в валютном исчислении вырос в Турции вдвое и составил 170 млрд долларов — немногим более 20 процентов ВВП.

Однако на фоне продолжающегося обесценивания лиры — а с начала коррупционного скандала она потеряла уже 10 процентов свой стоимости — эта задолженность ложится все более тяжким бременем на турецкие компании.

«Это очень серьезная угроза, — говорит Инан Демир. — С мая прошлого года турецкая лира обесценилась на 20 процентов, и корпорации понесли курсовые потери на сумму в 35 млрд долларов».

Как явствует из финансовых отчетов, эта сумма, по утверждению Инана Демира, равняется валовой прибыли частных турецких публично торгуемых компаний в 2012 году.

Это означает, что турецким компаниям теперь грозит двойной удар — сокращение имеющихся фондов на осуществление будущих проектов и растущие сложности, связанные с заимствованием дополнительных финансовых средств на новые инвестиции. Прибавьте сюда решение Федеральной резервной системы США свернуть программу «количественного смягчения», удешевляющую долларовые кредиты.

Тем временем уровень доверия потребителей в Турции падает с той же быстротой, что и национальная валюта. За период с декабря 2013 года по январь 2014 года турецкий канал финансовых новостей CNBC-E зафиксировал 17-процентное снижение месячного индекса потребительского доверия — самое большое падение со времен мирового экономического кризиса 2009 года.

И все же правительство остается верным своему прогнозу 4-процентного экономического роста на 2014 год. Однако некоторые аналитики теперь ожидают замедления роста, считая более вероятными половину означенного значения и даже рецессию.

«Я полагаю, мы можем рассчитывать на рост менее 2 процентов. Мы потеряем более половины», — предостерегает Али Эрен.

Согласно широко принятому в Турции приближенному экономическому подсчету, стране требуется пятипроцентный рост для того, чтобы освоить порядка миллиона представителей молодежи, ежегодно пополняющих рынок труда.

Однако в ситуации, когда 30 марта в стране должны пройти выборы в органы местного самоуправления, а в августе — президентские выборы, мало кто в Турции ожидает безотлагательных радикальных изменений стратегического курса с целью оздоровления экономики на волне коррупционного скандала.

«У нас до августа будут выборы. Никто не сделает и шагу, пока они не пройдут», — полагает Али Эрен.

Согласно опросам общественного мнения — которые в Турции нередко отличаются сомнительной точностью — партия ПСР по-прежнему занимает прочные лидирующие позиции в предвыборных гонках. Однако в условиях беспрецедентной политической неопределенности, бросающей тень на будущее процветание, у премьера Эрдогана, пожалуй, есть все основания обеспокоиться.

«Единственный серьезный фактор, могущий пошатнуть будущность правящей партии, это экономика, — отмечает аналитик Ченгиз Актар. — В случае наступления спада жители Турции, как и многих других стран мира, в итоге проголосуют кошельком».

Источник: http://russian.eurasianet.org

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня