Чего хотят народ и СЕБАТ, власть и меджлис

Post navigation

Чего хотят народ и СЕБАТ, власть и меджлис

23 мая в пресс-центре IPC (Симферополь) состоялась пресс-конференция общественной организации «СЕБАТ», посвящённая земельному вопросу и взаимоотношениям народа, меджлиса и власти. Общественники  предоставили журналистам ряд фактов, свидетельствующих о деструктивной роли руководства меджлиса в решении земельного вопроса и взаимоотношениях между народом и властью.

23 мая в пресс-центре IPC (Симферополь) состоялась пресс-конференция общественной организации «СЕБАТ», посвящённая земельному вопросу и взаимоотношениям народа, меджлиса и власти.

Первая тема —

ОЧЕРНЕНИЕ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ПОЛЯН ПРОТЕСТА

 

В своих выступлениях руководители меджлиса открыто заявляют, что руководители полян протеста, создавшие СЕБАТ, преследуют личные интересы и ведут бизнес на полянах протеста, используя людей в качестве живого щита. При этом обвинения звучат голословно.

Причина таких заявлений проста и понятна. Не сумев перехватить руководство полянами протеста, руководители меджлиса прибегли к старому испытанному способу — очернить лидеров народных акций как в глазах народа, так и в глазах власти. Этот способ лидеры меджлиса успешно применяли в течение всех 20 лет своей деятельности.

Именно этим способом отстранялись от активной деятельности ветераны национального движения. Именно этим способом были оболганы и выброшены из состава меджлиса 16 крымскотатарских патриотов, осмелившихся потребовать у Джемилева отчета о финансовой деятельности. Именно этим способом была оболгана и выброшена с должности главного редактора газеты «Авдет» популярная крымская журналистка Лиля Буджурова.

Но сегодня этот способ не сработал. Их клевета не соответствует действительности — и народ знает об этом.

Во-первых, заверения Джемилева и Чубарова о переходе под патронат меджлиса большей части полян протеста — откровенная ложь. Мирное 585 га, Дубки 348 га, Петровская балка, Стрелковая, Автогаз, Красная горка, генерала Васильева, Алушта — это перечень только самых крупных полян протеста, отказавшихся от услуг меджлиса.

Вторая большая ложь руководства меджлиса — о том, что поляны протеста якобы обращались к Джемилеву с просьбой взять их под своё руководство. Если это действительно имело место — зачем тогда нужно было организовывать «альтернативные собрания» на полянах протеста? Если это действительно так — почему меджлис сдал списки на чуть более две тысячи человек, тогда как полные списки участников полян протеста насчитывают свыше 10 тысяч?

 

2 тысячи от меджлиса и 10 тысяч реальных участников — где же Джемилев и Чубаров насчитали 80% своих сторонников?

Если Джемилев и Чубаров не лгут и к меджлису действительно перешли 80% полян протеста — это порядка 8 тысяч человек. В то же время, руководителями меджлиса озвучено, что меджлис сдал в земельную комиссию списки на 2 тысячи.

 

Возникает резонный вопрос: куда руководители меджлиса дели списки еще на 6 тысяч человек?

 

И второй вопрос: означает ли это, что эти 6 тысяч не получат землю?

На эти вопросы руководители меджлиса никогда не ответят. И не ответят по одной простой причине — за ними нет людей. За ними есть кучка перебежчиков, изгнанных с полян протеста самими участниками народных акций за различного рода махинации. Вот этот отряд нечистоплотных дельцов из нескольких десятков человек руководители меджлиса пытаются представить «лидерами» полян протеста.

 

Вторая тема —

«ПОЛЕВЫЕ КОМАНДИРЫ»


В попытках очернить защитников полян протеста, Джемилев и Чубаров активно используют негативный, подразумевающий экстремизм и противостояние власти, пугающий термин, называя лидеров полян протеста «полевыми командирами».

Какие «полевые командиры»? Поляны протеста — не боевая операция, а мирная акция людей, защищающих свои конституционные права. Мы живем в мирное время, в мирной стране. Мы не ведем войны с государством — наоборот, мы на всех углах пропагандируем мир и спокойствие. Украина — не Чечня и не Афганистан, здесь нет партизанщины, здесь нет военных действий и нет воинских формирований — а значит, нет и никаких «полевых командиров». Тем не менее, буквально в каждом интервью руководства меджлиса мы слышим этот отталкивающий и пугающий простых граждан термин — «полевые командиры».

Называя руководителей полян протеста «полевыми командирами», функционеры меджлиса преследуют одну цель — представить народных лидеров кровожадными и радикально настроенными противниками действующей власти.

На деле всё обстоит с точностью до наоборот.

Именно руководители поляны протеста объявили мораторий на проведение протестных акций, чтобы дать возможность новой власти Украины и Крыма решать земельный вопрос в спокойной обстановке конструктивного диалога.

Именно инициативники полян протеста обнародовали факты неприглядного поведения представителей меджлиса, показывающие беспринципность и коррумпированность его руководства.

Именно лидеры полян протеста публично отказались от услуг Джемилева и Чубарова, пытающихся навязать себя в качестве посредников в решении земельного вопроса.

Лидеры меджлиса не имели и не имеют никакого влияния на крымские поляны протеста. Вот почему руководители меджлиса так негативно отзываются о представителях народных акций. Вот почему они используют весь свой админресурс, все свои связи и возможности, чтобы исказить истинное положение дел в земельном вопросе и облить грязью лидеров полян протеста.

 

Третья тема —

ДЖЕМИЛЕВ РЕШАЕТ ЗА ДЖАРТЫ?

Теряя контроль над ситуацией в земельном вопросе, лидеры меджлиса утратили и чувство реальности, присвоив себе право говорить от имени власти. Так, недавно Мустафа Джемилев публично заявил, что Джарты не будет работать с «СЕБАТОМ».

Разве премьер-министр заявлял о своих намерениях относительно СЕБАТА? Разве премьер-министр Крыма спрашивает у Джемилева разрешения на свои действия? Или Джемилев диктует Джарты, что ему можно и что нельзя? Или, может быть, Джарты дал Джемилеву доверенность делать заявления от имени премьера?

Ничего этого нет. Джемилев самовольно присвоил себе право говорить от имени председателя Совета министров Крыма. То есть — в очередной раз обманул общественность. Вернее — попытался обмануть. На этот раз ему этого не удалось.

Зато ему очень долго удавалось делать это раньше, выступая перед властями Украины от имени народа.

10 тысяч семей, стоящих на полянах протеста, не имеют земли. Согласно заявлению Василия Джарты, проверка списков показала, что среди участников полян протеста более 80% действительно являются нуждающимися в земле.

Но, согласно официальным данным, ранее «под крымских татар» уже было выделено 40.000 гектаров земли, которые полностью шли через меджлис. Разделив эти 40 тысяч гектар на 10 соток, получаем, что меджлису было дано право распределить 400.000 участков по 10 соток. Где эти земли? До крымских татар они не дошли. Значит, они были украдены у народа руководством меджлиса. Результаты работы земельной комиссии, озвученные премьером Джарты, полностью подтверждают этот факт.

И теперь лидеры меджлиса вновь рвутся распределять землю среди крымчан. Горький опыт подсказывает: если это допустить — народ вновь останется без земли.

Двадцать лет руководители меджлиса распределяли земли — но народ и поныне без земли. Двадцать лет лидеры меджлиса распределяли бюджетные деньги, отпущенные на обустройство крымских татар — но в татарских поселках до сих пор нет дорог, воды, газа, канализации, социальной инфраструктуры (детских садов, школ, больниц, клубов).

 

Нерешение политических и экономических требований крымских татар — то, чем и должен был заниматься меджлис и его руководство —  было основным фактором искусственно созданного противопоставления народа и власти. Двадцать лет крымскотатарский народ использовался руководством меджлиса в политических торгах, как протестная масса для разжигания межнациональных и межконфессиональных конфликтов. 

Доверие народа исчерпано. Руководители меджлиса полностью утратили авторитет среди людей. Участников полян протеста лидеры меджлиса публично обвиняют в экстремизме и радикализме, греша против истины.

Вместо того, чтобы отойти в сторону и заняться главным вопросом, для чего был создан меджлис и курултай — в цивилизованной форме восстановить права и государственность крымскотатарского народа — лидеры меджлиса предпринимают все усилия, чтобы сорвать переговорный процесс и вырвать у народа его право на землю.

Сейчас главную угрозу для полян протеста представляет не власть. Нет. Главными противниками народных акций сегодня являются лидеры меджлиса. Именно с их подачи устраиваются провокации на полях. Именно они обвиняют представителей полян протеста во всех смертных грехах. Именно они настраивают народ против власти. Именно они от имени власти пытаются разогнать защитников полян протеста, как это было на «Красной горке»

 

Тема четвертая —

ПРОВОКАЦИЯ НА «КРАСНОЙ ГОРКЕ»

15 мая на поляне протеста «Красная горка» представителями меджлиса была организована провокация.

На собрании участников акции активисты поляны протеста и общественной организации «СЕБАТ» объясняли собравшимся, что слухи о сносе строений на поляне протеста — обычная ложь, распространяемая деструктивными силами с целью организовать противостояние между народом и властью.

Во время обсуждения проблем акции специально подготовленные руководством меджлиса люди, не являющиеся участниками поляны протеста, попытались устроить провокацию и сорвать собрание. Они попытались зачитать собравшимся «липовую» бумагу, выдавая её за решение горсовета о сносе строений на поляне протеста. На этой бумаге, которую меджлисовцы пытались выдать за решение горсовета, нет ни одной подписи.

Представитель меджлиса, Энвер Джемалядинов, заместитель председателя Рескомзема, попытался зачитать, а затем вручил участникам поляны протеста бумагу, которую он публично назвал «решением горсовета». При ближайшем рассмотрении на этом так называемом «решении» не оказалось ни одной подписи должностных лиц. Таким образом, меджлисовцы опять пытались подсунуть народу «липу» .

Более того. Четко видно, что на врученной Джемалядиновым бумаге текст идет поверх ксерокопии печати. Это говорит о том, что вначале печать была скопирована на чистый лист, а затем на неё был нанесен текст документа. Данный факт является не чем иным, как подделкой документов. А вот как трактовать факт публичного использования поддельных документов — ответ должна дать прокуратура Крыма.

Вызывает недоумение и факт обнародования данного, так сказать, «документа» не городским головой Агеевым, не официальной пресс-службой Симферопольского горсовета, а представителями меджлиса — причем, не в прессе с официальным комментарием, а на собрании участников поляны протеста «Красная горка», которая с недавних пор является «горячей точкой» на карте Симферополя.

Кому выгодно разжигать конфликтную ситуация в Симферополе? Почему представители меджлиса активно участвуют в разжигании противостояния между народом и властью, не гнушаясь использовать для этого подделку муниципальных документов? В конце концов — почему молчат прокуратура и правоохранительные органы?

 

Тема пятая —

«СЕБАТ» И МЕДЖЛИС

Высказывания лидеров меджлиса о том, что «СЕБАТ» разрушает национальный институт представительства крымскотатарского народа — откровенная ложь. «СЕБАТ» никогда  не делал заявлений против меджлиса, как органа, защищающего и отстаивающего интересы крымских татар.

К сожалению, сегодня меджлис не выполняет функций защиты народных интересов. . Чистая и светлая идея народа о Курултае-меджлисе полностью дискредитирована его лидерами, а сам меджлис превращен в акционерное общество закрытого типа, обслуживающее личные интересы небольшой кучки людей. Нужды и чаяния крымских татар забыты и отброшены. Связь между национальным органом и народом уничтожена — и сделано это намеренно..

Программные документы, которыми должен руководствоваться Курултай-меджлис — «ДЕКЛАРАЦИЯ о национальном суверенитете крымскотатарского народа» и «НАКАЗ крымскотатарского народа» не только забыты, но и вообще сняты с повестки дня — «в Багдаде все спокойно, татары всем довольны». Руководство меджлиса гасит на корню любую инициативу и любую свежую мысль по восстановлению политических прав крымскотатарского народа.

Нужен ли народу ТАКОЙ «меджлис» и ТАКОЕ руководство, которое игнорирует наказы народа?

«СЕБАТ» полностью поддерживает идею меджлиса образца 1991 года — как представительного органа крымскотатарского народа, действующего в правовом поле, интегрированного в законодательную базу Украины и защищающего интересы народа.

Меджлис, лишенный правового статуса, не может защищать права народа.

 

Пресс-центр ОО «СЕБАТ»

Источник: http://sebat.org.ua

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня