Черноморский флот и средиземноморские перспективы России

Post navigation

Черноморский флот и средиземноморские перспективы России

21 апреля 2010 года Президенты России и Украины подписали договор, согласно которому Черноморский флот (ЧФ) России остается в Крыму после 2017 года еще на 25 лет, а после его пребывание может быть продлено еще на 5 лет. То есть максимально флот по нынешним договоренностям может остаться в Крыму до 2047 года. Статус России как Черноморской державы сохранен. 

еперь стоит задуматься — а что же дальше? Стоит ли России поставить перед собой более амбициозную задачу и выйти к другим морям?

Черноморский флот играет для России очень ценную и незаменимую роль. Сохранение флота в Крыму необходимо из чисто стратегических соображений по следующим причинам:

— сохранение баланса в Черном море с силами НАТО, которые (несмотря на изящные словеса Президента США Барака Обамы о «перезагрузке») продолжают подтягиваться к границе России (размещение ПРО в Румынии и ракет «Патриот» в Польше); свято место пусто не бывает — если флот уйдет из Крыма, существует реальная опасность развала Украины (отделение полуострова), инициированного Турцией, разведка которой, по сообщениям крымчан, активно действует в среде крымских татар; учитывая ползучее проникновение НАТО в последние годы в Черноморский регион, Альянс может попробовать разместить свой флот в Крыму, воспользовавшись русской инфраструктурой;

Крым — потенциально очень конфликтный регион (украинская Чечня), флот — гарантия мира на полуострове (с учетом слабости Украинского флота и постоянного сокращения и ослабления Вооруженных сил Украины в целом). Россия в данном случае выступает как гарант целостности Украины;

— Черноморский флот — это основа для распространения российского влияния на все Средиземноморье и выстраивания новой структуры отношений на Ближнем Востоке.

Россия давно не ставила перед собой амбициозные внешнеполитические задачи. Основное противоборство ведется на постсоветском пространстве. В большой международной политике игра выстраивается на основе потенциала СССР, унаследованного Россией ( статуса ядерной державы и постоянного члена Совбеза ООН). Оборонительная позиция, свойственная любой угасающей серхдержаве, приведет лишь к постепенной сдаче всех позиций и превращению России в заурядную региональную державу.

Чтобы не погрязнуть в этой отступательной логике, необходимо переходить в «контрнаступление». Разумеется, речь не идет о выстраивании некоего подобия СССР — Россия сейчас не может ориентироваться на прежний статус (ресурсы не те). Однако занять пустующее место евро-азиатского лидера, скрепляющего два континента и реально гарантирующего становление многополярного мира, Россия вполне способна. Для этого необходимо самим создавать себе новые преимущества.

Одним из таких преимуществ может быть выход ЧФ в Средиземное море и выстраивание новой структуры (системы союзнических отношений) на Ближнем Востоке, которая обеспечит экономические и военно-стратегические интересы России. Флот при этом — гарант крепости нового союза.

Средиземное море — это:

А) пересечение торговых и транспортных (в том числе нефтегазовых) путей;

Б) коридор миграции с Юга (из Африки) на Север (в Европу).

Контролировать эти пути — означает влиять на европейскую политику. Это понимают сами европейцы, создавая форматы сотрудничества ЕС со странами Магриба (Северной Африки), и США, содержа флот в Средиземном море.

Если у России будет там свой флот, Россия сможет более веско выступать миротворцем, посредником, арбитром в конфликтах стран региона (особенно это касается Ближнего Востока), заключать военные союзы и партнерства (например, с Сирией, Турцией, которая имеет ряд противоречий с США и постепенно открывает двери для контактов с Россией).

А что такое — влияние на Ближнем Востоке? Это косвенное определение цен на углеводороды, установление прочных бизнес-контактов, повышение авторитета России в мире, а также влияние через Турцию на ситуацию в Закавказье.

Кроме всего прочего, развитие флота — это загрузка промышленных мощностей России, мотор для новых конструкторских разработок и развития военной мысли и техники России.

Сейчас же Минобороны проводится политика сокращения Вооруженных сил, что сказывается и на Черноморском флоте, теряющем в численности личного состава и давно уже не получающем новой техники (в серьезных объемах). Корабли ЧФ — в основном советского производства (или введены в строй в начале 1990-х годов на волне еще советских заказов). В Средиземное море лишь изредка выходит крейсер «Москва» — флагман ЧФ, что наводит на мысль об ограниченной боеспособности ЧФ (действия против Грузинских военных в августе 2008-го — не пример — слишком слабые у этой страны военно-морские силы).

России надо задуматься — что нам даст построение бизнес-страны, эдакого нефтегазового холдинга, к чему мы сейчас фактически идем (без идеологии и с номинальными Вооруженными силами)? Очевидно, это упущение целого ряда возможностей — имиджевых, экономических, стратегических. Построение России как великой державы — это не милитаризация по образцу СССР — обычные войны теперь теряют смысл. Но не теряют смысл мобильные формирования. Флот — это в первую очередь мобильные силы. Недаром США — при всей их финансовой и идеологической монополии в мире — поддерживают сеть флотов по всему миру. Это статус и реальное влияние. Нас пичкают суждениями о возрастающей виртуализации мира — мол, все теперь решается без пушек и ракет. Однако от Вооруженных сил пока никто еще на отказался. И не откажется, если хочет сохранить влияние по всему миру.

Бесспорно, одним флотостроительством статус не повысишь — нужны финансовые и идеологические рычаги. Однако Вооруженные силы продолжают оставаться мощным (хоть теперь и не ключевым, но одним из определяющих) элементом влияния на международной арене.

Развитие этого преимущества, доставшегося современной Росси по наследству, ни в коей мере не превратит нас в «медвежий угол» — наоборот, покажет, что Россия может играть на мировой арене более значительную роль, которая не ограничивается нефтегазовой трубой. К сожалению, сегодня Запад и Восток видят нас исключительно как поставщика топлива. Именно в этом и кроется опасность для России — ее международная маргинализация, потеря технологических преимуществ и окончательное превращение в сырьевой придаток. Технологическая модернизация, о которой твердят так много, как раз и должна начаться с оборонки как самой продвинутой отрасли российской промышленности.

В конце концов, сильного конкурента или партнера уважают больше, чем слабого.

Олег ГОРБУНОВ, эксперт, политолог

www.tiras.ru

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня