Чтобы стать президентом, Минниханову надо учиться у Шаймиева

Post navigation

Чтобы стать президентом, Минниханову надо учиться у Шаймиева

Этот год Тигра для Татарстана значим тем, что сменился руководитель республики. Скоро исполнится уже год, как Рустам Минниханов сменил Шаймиева. Есть ли отличия в стиле — безусловно, есть. В кругах чиновников примерно так комментируют смену стиля руководства: если прежний президент любил «лирику», был сентиментальным, то новый президент до предела прагматичен.Минниханов и сам себя характеризует как «предельного прагматика». Еще в бытность премьером он говорил, что для него значимы экономические проекты, которые приносят прибыль уже через шесть месяцев, и еще лучше, чтобы они за год окупались. Но руководитель региона — это не премьер, ему приходится решать политические и социальные задачи, многие из которых изначально по определению убыточны. Как говорится, жизнь в сущности своей «убыточна». Тело стареет, неумолим ход времени, и человеку отпущено только 50 — 60 бы- стролетящих лет для решения задач, многие из которых изначально неразрешимы.

Минниханов словно не замечает этого хода времени, он все время «крутится» как белка в колесе, у него нет отстраненности. У него примерно 8 — 9 мероприятий в день, этот бешеный темп он задал изначально, и складывается впечатление, что он практически никому не доверяет, привык самостоятельно контролировать ход процесса, ощущать его кожей. Естественно, долго такой темп для него невозможно поддерживать. Это работа на износ. Ему необходимо выстраивать систему управления под себя. Минниханов стал премьером относительно молодым, и психологически он не хочет осознать, что молодость кончилась, необходимы другие критерии принятия решении. Он больше не может быть всеядным, брать на себя все больше, больше, больше, замыкать на себя огромный, нарастающий вал проблем, который рано или поздно погребет его под собою. Но командование армией и командование фронтом — это совершенно различные задачи.

Из чего еще рождается его «молниеносность» — из природной одаренности и привычки быстро понимать интегрально, интуитивно ход процесса, и привычки, исходя из этого понимания, быстро, даже сверхбыстро принимать решения (как на автогонках). Шаймиев был медлителен, тщательно все взвешивал, продумывал последствия. Он всегда повторял: «Если вы политик, вы должны держать обе двери открытыми», или «Всегда семь раз отмеряйте, перед тем как принять решение». Медлительность рождалась из желания глубоко понять проблему. Минниханов все хочет сделать быстрее, он не будет отмерять семь раз, ему все ясно, и складывается впечатление, что он руководствуется принципом Наполеона «война план покажет», «нужно сначала ввязаться в битву, а затем ход сражения подскажет решения».

Шаймиев был книжник, много читал, у него огромная библиотека, он любил культуру, любил общаться с писателями, выслушать различные мнения. Минниханов примерно так выразился: «Я не люблю лежать на лежаке с книжкой, люблю активный отдых, плавание, игру в гольф, автогонки». Это действительно два стиля управления: «гоночный», спортивный, быстрый и «книжный», партийный, медленный. И они, в общем, довольно оппонирующие. Обращает на себя внимание, что Минниханов любит индивидуальные виды спорта. Вряд ли это можно назвать преемственностью.

Но пост президента требует осторожности и более широкого взгляда, чем чисто экономический. Еще Ленин говорил об опасности «экономизма», особенно вульгарного экономизма. Ленин, талантливый стратег, заявлял, что если вы сводите политическую проблему только к экономической, то вы неизбежно проиграете ход политического процесса. Одаренность и талантливость Минниханова оборачиваются для него желанием браться за несколько проблем сразу, а это стратегически неизбежно ведет к проигрышу. Возрастает вероятность ошибки. Даже гениальный Наполеон, выступив одновременно против всех стран, напав на Россию, не сумел справиться с ситуацией. Шаймиев был мастер компромисса, и Минниханов должен учиться у него. Минниханов как очень одаренный руководитель привык не считаться с элитой, у него «спортивный» стиль управления, он ведет республику, как «гоночную машину», но республика — это скорее довольно старая изношенная «Волга», кое-где модернизированная, но главное, сознание ее граждан, постсоветское сознание сталинских винтиков, безынициативно, даже антиинициативно.

Минниханов должен увлекать за собой элиту, быть ее «отцом», иначе люди перестанут его поддерживать, и ему не удастся на них опереться при возникновении неизбежного внутреннего напряжения, которое обязательно возникает при движении вперед, при сломе стереотипов.

Минниханов в случае с названием «президент» (одним из первых своих политических испытаний) примерно так сформулировал позицию: «Пусть решают специалисты, закон принят, мы должны его выполнять». Очень показательное заявление, то есть Минниханов как бы заявляет, что он в этих вопросах не специалист. Закон этот можно выполнить двояко — с одной стороны, можно чисто бюрократически подчиниться, выполнить решение, даже проявив энтузиазм, тем более что это будет замечено и поощрено, подобная лояльность. Ясно, для чего вдруг стали чесать там, где не чешется, — это постепенная, шаг за шагом денационализация национально-административного деления страны, причем федеральное руководство еще в раздумьях «по-прусскому» или «по-американскому» пути. Но и в том, и в другом случае ФРГ и США — это сильные федеративные государства, а от федерализма кремлевское руководство бежит как черт от ладана.

Можно и решить вопрос по-татар ски — то есть использовать возможность для закрепления за руководителем более интересного названия, которое учитывало бы мультикультурность республики и было бы компромиссом элит различных народов. Название «илхан», может быть, кому-то и режет слух своим отзвуком феодальности, но оно отражает и глубинную традиционность — в татарской среде часто царила военная демократия и хан избирался на общем сходе воинов. Мы должны быть интересны лица необщим выражением.

Вопрос с этим названием, вроде бы и не столь экономически значимый для республики, является в какой-то степени лакмусовой бумажкой для будущей политики Минниханова. Категорию свободы еще никто не отменял. Народ не может жить без свободы и любви. Точно вобранным решением Минниханов может повысить свой авторитет среди народа или понизить его. Политика — это путь через минное поле, и политик, как сапер, часто ошибается только однажды. Но нельзя заявить, что я хожу только но экономическому полю, сосредоточен только на зарабатывании денег, острые политические вопросы пусть решают специалисты. Эта тактика только со стороны кажется выигрышной, объективно она может привести к стратегическому проигрышу. Конечно, важно не переборщить, не идти атакой с кавалерийской шашкой на танки, но и заявлять «моя хата с краю» не слишком ответственно. Кто главный специалист по такому вопросу в республике — естественно, президент. Так называемые специалисты могут лишь постараться дать нетривиальные советы. Политическое решение остается за президентом.

Минниханову нужно выстраивать эффективную внутреннюю политику и эффективную внешнюю политику. Приходя к власти в республике, он сформулировал свое кредо «не выпускать из рук экономическую политику». И пока Халиков остается техническим премьером, «вторым» премьером. Но Минниханову неизбежно придется все меньше вмешиваться в «чистую экономику» с осознанием важности политической составляющей в экономических вопросах. Потому что еще марксисты говорили, что «политика — это концентрированное выражение экономики». Будет постепенно происходить «опрезидентливание» Минниханова. Шаймиев тоже не сразу стал президентом, он протер долгий непростой путь, прежде чем стал опытным президентом.

Еще один показательный факт произошел на этой неделе. Сейчас у нас главным политическим деятелем в республике стал Фарид Мухаметшин. Госсовет РТ после событий на Манежной площади принял постановление с предложением вновь воссоздать министерство по делам национальностей в России. Орган, крайне необходимый в сложившейся ситуации. Сталин был в свое время наркомнацем и выиграл битву в политбюро, опираясь на нацкадры. Большевики победили в Гражданской войне, опираясь на нацкадры. Дмитрий Медведев, явно имея в виду это постановление Госсовета РТ («к нам приходят обращения из регионов»), отреагировал быстро: «Миннац в России не нужен». Это позиция страуса, нет министерства, нет и нацвопроса. Но мне думается, дело еще и в том, что где-то уже принято решение о постепенной ликвидации республик, и с этой «генеральной» точки зрения появление миннаца только создаст этому процессу сложности.

Рашит АХМЕТОВ

По материалам: etatar.ru

Похожие материалы

Ретроспектива дня