Что для турок Грузия

Post navigation

Что для турок Грузия

Хотя некогда широко прославлявшийся внешнеполитический подход Турции и терпит на Ближнем Востоке крах, в других регионах — и в особенности на Кавказе — он продолжает приносить свои плоды. В частности, эта стратегия идет на пользу Грузии, пусть даже у Турции нет с ней тех национальных связей, которые укрепляют турецкое партнерство с Азербайджаном.

 

Президент Грузии Михаил Саакашвили (слева) и премьер-министр Турции Реджеп Тайип ЭрдоганДля турок Грузия — основополагающий элемент региональной энергетической стратегии, а также важный буфер между Турцией и исторически соперничающей с ней Россией. Для Грузии Турция — торговый партнер, окно в Евроатлантику и мощный региональный союзник.

 

В последнее десятилетие провозглашенный министром иностранных дел Турции Ахметом Давутоглу (Ahmet Davutoglu) принцип «нулевых проблем с соседями» стал основой турецкой внешней политики. Он способствовал региональному сотрудничеству и оправдывал более «независимый» курс, пока его главные достижения — то есть разрядка с Сирией и Ираном — не были резко перечеркнуты событиями Арабской весны.

 

Однако, несмотря на все некрологи «нулевым проблемам», которые принято было писать в последние 18 месяцев, наследие этого курса по-прежнему живо и продолжает действовать в соседних регионах — в частности, на Балканах и на Кавказе. Во многих отношениях стратегия «нулевых проблем» особенно себя оправдала на Кавказе, который превратился для Турции из очага нестабильности в дугу влияния, благодаря давнему союзнику Азербайджану и все более дружелюбной и геополитически близкой Грузии.

 

Двусторонние отношения с Грузией начали развиваться семимильными шагами после прихода к власти в Турции Партии справедливости и развития, а также после Революции роз в Грузии. В отличие от отношений с Азербайжаном, который постоянно пользовался определенным турецким покровительством еще со времен распада Советского Союза, отношения Турции с Грузией развивались постепенно. Хотя после обретения Грузией независимости между двумя странами установились дружеские связи, только в прошлом десятилетии интересы Турции и Грузии начали совпадать, что создало основу для расширения взаимодействия.

 

В экономическом отношении дипломатические инвестиции Турции в Грузию вполне окупаются. Вступившее в силу в конце 2007 года соглашение о свободной торговле помогло Турции стать крупнейшим торговым партнером Грузии. Объем торговли между двумя странами в 2011 году превысил 1,5 миллиарда долларов. Вдобавок турецкие компании активно вкладывают в Грузию свои средства. Обе страны открыли свои границы для граждан друг друга, что способствует росту туризма и торговли. Строящаяся сейчас железная дорога Баку-Тбилиси-Карс, которая должна открыться в 2013 году, еще больше увеличит циркуляцию людей и товаров между Турцией, Грузией и Азербайджаном.

 

Со стратегической точки зрения Грузия играет важную роль в попытках Турции стать евразийским энергетическим центром. Через грузинскую территорию проходят нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум, по которым каспийские углеводороды поступают на турецкие и европейские рынки. Недавнее решение об осуществлении проекта Трансанатолийского газопровода, утверждающее статус Грузии как энергетической транзитной зоны, дополнительно подчеркивает ключевую роль, которую Грузия играет в региональных планах Турции.

 

С политической стороны турецко-грузинские отношения производят, возможно, еще большее впечатление. Турция последовательно выступает за территориальную целостность Грузии. Она отказалась признать поддерживаемые Москвой сепаратистские Абхазию и Южную Осетию, несмотря на наличие у себя многочисленной абхазской диаспоры и на серьезное давление со стороны России.

 

Также важно, что Турция поддерживает грузинские планы по вступлению в НАТО. Хотя после разгоревшейся в августе 2008 года войны эта тема несколько отошла на задний план, чтобы не провоцировать Россию, позиция Турции была закреплена ключевой Трабзонской декларацией, подписанной в этом году Грузией, Турцией и Азербайджаном. В июле турецкий министр обороны Исмет Йилмаз (Ismet Yilmaz) подтвердил эту политику в ходе встречи со своим грузинским коллегой Дмитрием Шашкиным.

 

«Мы поддерживаем вступление Грузии в НАТО и выражаем нашу поддержку на всех возможных международных платформах. — заявил Йилмаз. — Членство в НАТО полезно для будущего Грузии».

 

Несмотря на прочные торговые связи между Турцией и Россией и на зависимость Турции от российских энергетических ресурсов, Анкара с подозрением относится к российскому влиянию на Кавказе из-за роли Москвы в поддержке армянского сепаратистского анклава в Нагорном Карабахе, ее вторжения в 2008 году в Грузию, а также той помощи, которую она продолжает оказывать пытающемуся сохранить власть сирийскому правителю Башару Асаду. Анкара приняла стратегию «нулевых проблем» не только потому, что она стремилась наладить сотрудничество с соседями, но и потому что ей необходима региональная стабильность, которую Россия, на ее взгляд, подрывает.

 

По мнению специалиста по Турции и Кавказу из Принстонского университета Майкла Рейнолдса (Michael Reynolds), Кавказ для Турции продолжает играть роль важного геополитического буфера между ней и Россией. В этом отношении Грузия для нее — естественный партнер.

 

«Фундаментальная динамика ситуации, предполагающая, что Грузия как маленький сосед неспособна представлять для Турции реальную угрозу и при этом заинтересована в том, чтобы держать Россию на расстоянии. . . означает, что Турции и Грузии сравнительно просто развивать действительно продуктивные и взаимовыгодные отношения», — заявил Рейнолдс World Politics Review.

 

Таким образом, процессу ускоренного укрепления отношений между Турцией и Грузией способствует совпадение долговременных интересов двух стран. Более того, как бы активно Грузия ни выражала свое восхищение Западной Европой и Северной Америкой, повседневные отношения с Грузией, по-видимому, для нее важнее. Тбилиси не только регулярно восхваляет своих турецких союзников — он неоднократно выступал за создание конфедерации с Азербайджаном, что исходно было, судя по всему идеей, Турции.

 

Хотя в ближайшем будущем официальный союз вряд ли будет заключен, такие инициативы, как Трабзонская декларация, железная дорога Баку-Тбилиси-Карс и предлагаемый Турцией Пакт о стабильности и сотрудничестве на Кавказе, а также укрепляющиеся реалии свободной торговли и открытых границ между тремя странами показывают, что дело идет к фактическому сближению.

 

Хотя, казалось бы, само географическое положение Турции должно было бы обеспечивать ей положение кавказской державы, на деле такую роль она обрела сравнительно недавно, и это может изменить региональный геополитический расклад.

 

Если отношения между Турцией, Азербайджаном и Грузией будут развиваться по той же траектории, влияние Анкары на Кавказе будет продолжать расти за счет России, которая долгое время считалась региональным гегемоном, но которую Турция, возможно, уже превзошла.

 

В результате энергетические транзитные коридоры и геополитические буферы, которые Турция получает в обмен на свои инвестиции, могут оказаться первым шагом к созданию системы регионального влияния. Грузии, в свою очередь, отношения с Турцией могут помочь расширить участие в региональной торговле и инвестиционной деятельности, а также утвердить то, к чему она активно стремится — независимость от России.

 

Майкл Сесайр (Michael Cecire)
«World Politics Review», США

Оригинал публикации: Zero Problems 2.0: Turkey as a Caucasus Power
Опубликовано: 21/09/2012

Источник: http://www.inosmi.ru/caucasus/20120922/199645113.html#ixzz27A8LGzMV

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня