Чукчи были и останутся

Post navigation

Чукчи были и останутся

Чукчам сложно приспособиться к стремительному движению современного мира. Одна из главных проблем — утрата родного языка. В Международный день коренных народов ТАСС рассказывает, как сегодня живет и развивается древний народ Крайнего Севера.

Чукчи были и останутсяЧукотский русский

Михаил Зеленский (чукотская фамилия Гыргольтагин) — сын кочевых учителей и бывший глава Чукотского района. Именно там проживает основная часть коренного населения полуострова, численность которого сейчас оценивается в 18 тыс. человек. Михаил Антонович прекрасно владеет чукотским языком, поскольку родился, вырос и прожил здесь всю жизнь.

На его век выпал один из самых сложных периодов в итории — закрытие национальных поселков. К власти Михаил пришел под конец перестройки, которую Чукотский район переживал сложнее всего в регионе. В то время в упадок пришло оленеводство, был на грани краха морской зверобойный промысел. Закрывались школы, и детей начали обучать в интернатах.

«Дети оказались оторванными от своих родителей, и была упущена языковая среда. Сейчас на Чукотке предпринимается много попыток возродить, вспомнить язык. Но нет главного, нет самой среды. Чукотский язык очень сложен, и нужно иметь постоянную языковую практику», — рассказывает Зеленский.

Пособия по языку и традиционный промысел

Проблему сохранения языка решают в регионе с помощью государства и инициативы местных жителей. Сейчас Ассоциация коренных малочисленных народов Чукотки выиграла президентский грант на создание пособий по чукотскому языку, где Зеленский выступает  руководителем проекта. Совместно с общественной организацией «Чычеткин вэтгав» (с чукотского — «Родное слово») команда создаст видеоролики, которые будут включать практические занятия по языку.

«Мы уже наметили темы по байдарам (большая промысловая и транспортная лодка у северных народов — прим. ТАСС) , морcкому зверобойному промыслу, оленеводству, собаководству. Это все будет преподноситься в виде уроков, слов, предложений с переводом для тех, кто будет смотреть и слушать», — рассказывает бывший чиновник.

Население также проявляет интерес к сохранению традиций. Зверобои села Лорино в Чукотском районе стараются все разговоры во время охоты вести исключительно на родном языке, чтобы молодежь его не забывала.

«Если евреи восстановили свой язык, то почему чукчам не сделать так же? Сейчас молодежь старается говорить хоть на ломаном языке, но на своем. В Анадыре живет мой хороший товарищ, бывший морзверобой Юрий Тототто. Однажды он высказал очень интересную и мудрую мысль о том, что мы родились в то счастливое время, когда наши предки знали чукотский язык. И он совершенно прав. Традиции возрождать нужно именно с семьи», — уверен Зеленский.

Также по мнению бывшего главы Чукотского района, нужно увеличивать программу преподавания языка, чтобы это был не факультатив, а именно предмет. И кадры для этого в регионе остались. В Лорино есть группа детей, которая говорит на чукотском. На одной из регат они исполнили полностью на чукотском языке 45-минутную программу. Обучает их молодой преподаватель Кира Кытгыргина, которая недавно стала учителем года в регионе.

Готово помогать и старшее поколение, которое ревниво чтит чистоту языка. Как рассказывает Зеленский, в группе одного из мессенджеров, посвященной чукотскому языку, часто разгораются жаркие споры о том, как правильно произнести и написать то или иное слово.

Генеалогия рода для молодых чукчей

Важным для сохранения национальной идентичности является соблюдений традиций. Правда, в селах национальные праздники постепенно превратились в выставочные. Но есть и такие исключения, как праздник «Эракор», который отмечают в тундре. В программе — гонки на оленях. Участники состязаются не только в езде на упряжках, но и верхом на животных. Зрелище сопровождается ярмаркой и полевой кухней, а гости стараются приходить в национальной меховой одежде.

«В селах праздники сейчас более художественные, а в прошлом были естественные, натуральные. Я видел такие в детстве в Нунямо, там никто ничего не организовывал, но все было живо, интересно. Сейчас более стилизованно. И здесь, мне кажется, тундра должна помочь в сохранении традиций», — считает Михаил Зеленский.

Заслуживает внимания проект «Моя родословная», который придумал и организовал Сергей Кавры из села Ванкарем. Позже его поддержала и Ассоциация коренных малочисленных народов Чукотки и «родословная» переросла в масштабное движение «Мое генеалогическое древо». Участникам предложили как можно глубже изучить историю своего рода. Среди старшего поколения победил Виктор Созыкин — ему удалось узнать о своих предках до 1800 года, среди молодежи — Ирина Рычим, ее древо заняло 76 страниц с информацией о родственниках и их фотографиями.

В Мейныпильгынской тундре  первое частное оленеводческое крестьянско-фермерское хозяйство организовал местный житель Анатолий Чейвытегин. Сейчас за успехами фермера следит много земляков, которые готовы последовать его примеру. Чейвытегина поддерживают местные власти, им очень нужен крепкий хозяйственник, который обеспечит работой как себя, так и других. Он получил грант на 3 млн рублей от региональго правительства и Фонда поддержки коренного населения Чукотки «Купол». На эти средства закупил технику и более 600 оленей. Хозяйство обеспечивает потребности в шкурах и мясе часть юга Чукотки. Во время СССР чукчи не были полноценными собственниками оленей, животные принадлежат государству и сейчас. Но первая попытка возродить давние традиции в регионе уже предпринята. Как уверен Зеленский, она будет далеко не единственной.

Народ с идеальным музыкальным слухом

Чукчи, по словам Михаила Зеленского, перфекционисты. Они всегда стремятся к идеальному результату и ожидают похвалы, чтобы не потерять интерес к своему делу.

«Они все хорошо рисуют, танцуют, поют. Я не видел ни одного чукчу без музыкального слуха. Они талантливо обрабатывают клык или кость. Только коренной житель может отметить уникальную особенность животного и отобразить ее на изделии», — отмечает Михаил Зеленский.

Яркий пример такого отношения к делу — морской зверобойный промысел. В Лорино многие дети могут сделать байдару, байдарку, сходить на охоту за нерпой. У детей морзверобоев есть стремление быть охотниками — и это предмет гордости местных жителей.

Однако, чтобы потенциал развития народа сохранился, чукчам нужно во многом самостоятельно решить проблему с алкоголем. Уже долгие годы Чукотка входит в топ самых пьющих регионов России.

«Сейчас необходимо победить главное зло — пьянство, которое губит людей. На Аляске люди решили, как жить дальше. В Номе алкоголь продается, в селах — нет, и этот закон приняли сами жители. Таким же путем могут пойти и чукчи. Причем на Чукотке в этом деле помогает религия. С ее помощью все больше людей бросают пить, потому что это грех. Хорошие примеры есть в Лорино, Уэлене», — рассказывает Зеленский.

«Мы не вымрем»

Михаил Зеленский уверен, что у чукчей есть будущее. У людей появилось стремление жить лучше, желание растить, учить детей, развиваться, работать и жить на Чукотке, знать опыт своих предков и применять его в настоящем.

«Чукчи были и останутся. Потенциал для роста есть. Главное, что они говорят: будет язык — будет народ. На Аляске я видел плакат с надписью «Мы не вымрем», и чукчи не вымрут.

На жителей Чукотки уже обратили внимание и за пределами региона. Сейчас популяризацией этноса занимаются как чукчи, уехавшие из региона, так и зарубежные ученые. Так, в Подмосковье бывший лоринец Евгений Кайпанау выстроил этнодеревню, где все желающие могут посмотреть на традиционные чукотские жилища. А после книги Александра Нефедкина «Военное дело чукчей» отношение многих читателей к народу изменилось. Как шутит Зеленский, даже анекдотов стало меньше. Еще один интересный проект — это чукотско-русско-французский словарь, составлением которого занимается известный французский лингвист Шарль Венстен. Так что, несмотря на трудности северного региона, жизнь в нем определенно продолжается.

Сергей Сысойкин

Источник: http://tass.ru/v-strane/5437051

Похожие материалы: