ШОС готовится менять статус

Post navigation

ШОС готовится менять статус

13 июля в киргизском курортном городе Чолпон-Ата на берегу озера Иссык-Куль прошел саммит министров иностранных дел Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Главы внешнеполитических ведомств собрались, чтобы подготовить встречу глав государств-участников ШОС…

Территория влияния Шанхайской организации сотрудничества (ШОС)

13 сентября в Бишкеке они планируют расширить организацию за счет нескольких стран, спланировать совместные действия по поддержанию стабильности в Афганистане после вывода войск НАТО в 2014 году, а также скоординировать позицию по иранской ядерной проблеме и обсудить реакцию на продолжающуюся политическую нестабильность в странах Большого Ближнего Востока.

Результаты этой и прежних консультаций в рамках ШОС позволяют утверждать, что эта организация остается региональным политическим клубом с превалирующим двухсторонним сотрудничеством на уровне Китая и России. Однако если к этому объединению присоединятся, как планируется, такие крупные региональные игроки как Индия, Иран и Пакистан (в надежде на расширение китайских и российских инвестиций, в первую очередь в высокотехнологичные проекты), тогда ШОС сможет претендовать на статус мультирегиональной «площадки» великих держав, которая будет брать на себя ответственность за решение проблем безопасности и экономического развития практически во всей Азии.

Изменение формата сотрудничества в рамках ШОС также планируется в контексте «афганского вызова». После 2014 года, когда США и их союзники по НАТО выведут свои воинские контингенты из Афганистана, Кабул фактически будет поставлен лицом к лицу с расширяющимся движением «Талибан». Высока вероятность повторения сценария 1990-х годов, когда «талибы» силой захватили власть в стране и отстранили от ее руководства просоветское правительство.

 

Если для Пакистана, имеющего тесные контакты на уровне спецслужб с «талибами», это не будет критично, то для Китая, Киргизии, Узбекистана и Таджикистана, постоянно чувствующих на себе рост подпольных террористических и сепаратистских организаций, радикализация и возможная потеря единства Афганистана представляют серьезную угрозу. Особенно остро на себе это ощутил Китай, который недавно пережил массовые волнения в исламском Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Ответственность за инспирирование беспорядков Пекин возложил на сирийских боевиков, действовавших в тесном сотрудничестве со своими афганскими «коллегами». Американские аналитики, близкие к Белому дому, еще в середине 2000-х годов, прогнозируя вывод западных войск из Афганистана, предлагали ШОС вариант «перехвата» военной миссии в стране.

 

Однако ни Россия, ни Китай не хотят ввода своих войск в Афганистан, так как это обернется — как показывает опыт и советской, и американской операций — затяжной, затратной и бесславной кампанией. Остаются различные формы поддержки официального Кабула без предоставления прямой военной помощи: к примеру, это может быть техника и советники из России, а также кредиты на инфраструктурные проекты из Китая. Однако все лидеры ШОС прекрасно понимают, что Кабул на одних кредитах и советниках долго не продержится.

 

Для стабилизации обстановки необходимо соглашение с «Талибаном», чего не достичь без поддержки Пакистана, на территории которого находятся крупные базы «талибов». Таким образом, смысл переговоров с Пакистаном и его возможного членства в ШОС в краткосрочной перспективе будет заключаться в создании «кольца безопасности» вокруг Афганистана и некоей коалиции политических сил внутри страны, что позволит хоть как то контролировать поток наркотиков и террористов из этой страны.

Другой немаловажной темой в повестке дня предстоящего сентябрьского саммита будет достижение компромисса между Россией и Китаем в отношении своеобразного экономического раздела Средней Азии. Москва выражает недовольство отдельными транспортными проектами Пекина, в частности трубопроводами из Казахстана и Туркмении. Кроме того, стороны продолжают конфликтовать по поводу доступа своих компаний-монополистов на внутренние рынки Киргизии, Таджикистана и Узбекистана.

 

В первую очередь это касается разработок месторождений углеводородов, урановых руд и других крупных энергетических инфраструктурных проектов. Сейчас у сторон есть шанс заключить соглашение о политическом урегулировании возникающих экономических споров. Ослабление влияния США и ЕС в регионе дает Китаю и России шанс поделить природные ресурсы Центральной Азии без крупного политического конфликта.

 

Потенциальное подключение ресурсов Индии и Ирана к разработке богатейших залежей нефти и газа Средней Азии в рамках договоренностей ШОС может создать серьезную конкуренцию крупным энергетическим игрокам из Европы и США, которые уже начали осваивать ресурсы Каспия.

 

Для Москвы такой союз в первую очередь будет означать серьезную возможность переориентировать свою энергетическую политику на Восток со всеми вытекающими отсюда инфраструктурными и транспортными проектами, что очень актуально на фоне западной «сланцевой революции» и возрастающих претензий Евросоюза к российскому «Газпрому».

Олег Горбунов

Источник: http://www.politcom.ru

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня