Эмирусеин Эмирсалиев уничтожил пулеметный расчет противника (2)

Post navigation

Эмирусеин Эмирсалиев уничтожил пулеметный расчет противника (2)

Эмирусеин Эмирсалиев уничтожил пулеметный расчет противника (2)На сайте Милли Фирка 25 марта 2019 в рубрике “Крымские татары в Великой Отечественной войне” был опубликован рассказ об уроженце села Дерекой Эмирусеине Эмирсалиеве, за свои ратные подвиги дважды награжденного боевым орденом Красной Звезды и другими наградами Родины.

8 марта 2019 в газете “Голос Крыма-new” о подвигах и непростом жизненном пути Эмирусеина Эмирсалиева рассказала Лидия Джербинова в статье:

ОН ЖИЗНИ СВОЕЙ НЕ ЩАДЯ, БОРОЛСЯ ЗА РОДИНУ, ЕЕ ЛЮБЯ

Нам свои боевые

Не носить ордена.

Вам все это, живые,

Нам — отрада одна.

(Сергей Ракчеев)

Уроженец села Дерекой (Ялта) Эмир-Усеин Эмирсалиев (1911 г. р.) перед началом войны работал поваром в Доме отдыха завода имени Войкова в Керчи, но генетическая кровь воина не позволила ему отсиживаться в тяжелое для Родины время, и он, со словами ненависти к захватчикам: «В гнезде задушу врага», — отправился на фронт. Так он стал пулеметчиком 31 отдельного батальона морской пехоты. Начав свой боевой путь в Севастополе, победу встретил в Берлине. При жизни он с особой гордостью показывал два ордена Красной Звезды, медали: «За победу над Германией», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Японией» и другие.

Беседуя с гостеприимным хозяином много лет тому назад за чашечкой ароматного кофе, сваренного им самим по особому рецепту, становишься, хоть и виртуально, невольным свидетелем тех событий.

— Эх, чего только не пришлось увидеть этим глазам — говорит он, начиная свой рассказ.

Ожесточенные бои при обороне Севастополя, десант в Керчи. Судно, на котором находился, подверглось бомбежке. Только через двое суток советский разведывательный самолет обнаружил на волнах Черного моря двух людей, держащихся за деревянную скамейку и пытающихся выплыть. Это были Владимир Бойко и Эмир-Усеин Эмирсалиев. Вскоре подошел катер и забрал их.

Шли военные годы. В результате Выборгско-Петрозаводской операции, длившейся по 9 августа 1944 года, войска Ленинградского и Карельского фронтов, во взаимодействии с силами Краснознаменного Балтийского флота, Ладожской и Онежской военными флотилиями, прорвали сильно укрепленную оборону противника и освободили от оккупантов Ленинградскую область и Карелию. Поражение финских войск существенно изменило стратегическую обстановку на северном участке северо-германского фронта. После того как, подписав соглашение о перемирии, Финляндия вышла из войны, немецким войскам пришлось уйти из южных и центральных районов этой страны на север и далее – в Норвегию. Тем самым были созданы не только благоприятные условия для освобождения советского Заполярья и северных районов Норвегии, но и улучшились условия базирования Балтийского флота. А начавшаяся 21 июня Свирско-Петрозаводская наступательная операция закончилась 28 июня освобождением Петрозаводска. Утром того же числа советские войска вошли в город. В тот же день в Москве состоялся праздничный салют. Прогремело 24 артиллерийских залпа из 324 орудий.

В бою за Петрозаводск принял участие и славный сын крымскотатарского народа Эмир-Усеин Эмирсалиев. Свой подвиг, за который он получил первый орден Красной Звезды, описал так: «Мы должны были десантом оказаться в Петрозаводске. Озера Онега, Ладога. Внезапно с берега, где находился враг, взлетела ракета. В то же мгновение враг открыл огонь. А мы, прыгая с корабля, начали отвечать на обстрелы и продвигаться вперед. Я с пулеметом первым оказался на берегу, остальные за мной. Был сильный бой. В результате успешно проведенной операции мне и еще нескольким моим товарищам был вручен орден Красной Звезды.

Второй орден Красной Звезды я получил за бои в Германии. Нужно сказать, что на своей земле немцы сражались очень ожесточенно, желая показать нам их «Сталинград». Но, как известно, победа осталась за нами».

12 января 1945 года, то есть на восемь дней раньше намеченного срока, Красная Армия перешла в наступление. Командованию вермахта пришлось спешно перебрасывать с западного фронта 6-ю танковую армию СС и девять самых боеспособных дивизий в полосу действий советских войск. К 3 февраля соединения 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, завершив Висло-Одерскую операцию, продвинулись на глубину от 400 до 500 км и овладели важным плацдармом на Одере в районе Кюстрина, что в 60 км от Берлина.

«Нам в том бою предстояло перейти Одер, — продолжал Эмир-Усеин-ага свой рассказ. Противник на том берегу, с минуты на минуту должен начаться бой. Снайпер бьет без промаха, вот-вот отправит нас к праотцам. Что делать? Надел бескозырку на палку и начал свою игру: то показываю ее, то убираю. Обман сработал. Снайпер направил свой огонь на бескозырку, а я свою пулеметную очередь по нему.

Нас, 12 человек разной национальности, одолевало одно желание – поскорее покончить с врагом уже на его земле и вернуться к себе на Родину и зажить счастливой и радостной жизнью. Тем более, победа уже была не за горами. Мы ведь бьем врага в его логове. После того как снайпер был уничтожен, мы все погрузились в резиновую лодку с целью перебраться на противоположный берег. После победоносной, но жаркой перестрелки мы оказались на месте, осмотрелись и обнаружили блиндаж. Вошли. А там за столом заснувший при чтении книги немецкий офицер. И чтобы он не успел проснуться, быстро завязали ему руки, взяли нужные документы и все вместе вернулись к своим. За этот подвиг нам четверым присудили орден Красной Звезды. Так я получил второй орден. Остальные участники этой операции были удостоены других наград.

Никак не могу забыть один эпизод, — продолжал он свой рассказ. – Мы из Новороссийска с боями пришли к Баренцеву морю. Казалось, что это море нам сообщит о конце войны. И еще больше обрадовало сообщение по радио голосом Левитана: «Наши победоносные войска после успешно проведенных боев в Черном море прибыли в Баренцево море». Радость выплескивалась из нас. Будто назвали все наши имена. Мы чувствовали себя героями. Ясное дело – раз тишина, то нужно подкрепиться. Решили с другом Николаем Шариковым разложить костер и разогреть наши концентраты. Он отправился за сухими ветками к виднеющейся небольшой возвышенности, где, казалось, были сложены дрова и, не добежав, вдруг бежит назад и, задыхаясь и еле выговаривая, сообщает, что там кости сожженных советских солдат. Охвативший нас ужас и негодование невозможно описать словами. Нам казалось: встреться нам фашист на пути, разорвали бы в клочья. Разве можно жечь людей? Увиденное подвигло нас на дальнейшую активную борьбу против ненавистного врага. И мы сражались не щадя себя. До сих пор иногда снится мне эта жуть», – вспоминал со слезами на глазах видавший виды старый солдат. А о тех боях напоминает медаль «За оборону Советского Заполярья». Фронтовые дороги – это неповторимая история каждого солдата. Она никому не досталась ровной, без сучка и задоринки. Во время боев на Финляндском направлении осколок от взорвавшейся неподалеку бомбы поранил щеку, в Германии контузия. Это произошло так. Командир взвода лейтенант Гребенников дал Эмир-Усеину задание привезти отставших солдат. Выполняя это распоряжение, он находит одиннадцать человек, грузит их в машину и устремляется вперед, обгоняя других. Неожиданно наезжает на противотанковую мину и взлетает вверх вместе с машиной. Верхушки лесных деревьев ему показались морем, он «ныряет», и, как подранок птицы, приземляется на одно из деревьев. Это его спасает. В живых остались он и шофер, остальные лежат в чужой земле. Советские войска подошли к Эльбе. Среди них был и наш соотечественник Эмир-Усеин Эмирсалиев, который встретил День Победы в день своего рождения 9 Мая, как и мечтал, в логове поверженного врага. Но на этом война для него не закончилась. По приезде в Москву сразу был отправлен на Дальний Восток для борьбы с японцами. Ведь вторая мировая война еще продолжалась. Ее пламя бушевало в Юго-Восточной Азии, на Дальнем Востоке и в бассейне Тихого океана. Вооруженные Силы успешно провели кампанию на Дальнем Востоке по разгрому Квантунской армии. После того, как Япония капитулировала, Вторая мировая война закончилась. А солдат из Крыма получил за участие в этих боях медаль «За Победу над Японией».

Страшное сообщение о том, что его соотечественников, невзирая на их участие на фронте, в партизанских отрядах и подполье, вывезли в республики Средней Азии и на Урал, дошло и до Дальнего Востока. Произошла эта вакханалия над невинным народом за год до великой Победы. Эмир-Усеин-ага очень волновался за своих и рвался в Узбекистан. Отслужил до демобилизации и только в 1947 году со сверкающими орденами и медалями на груди появился в Намангане. Дальше нужно было найти депортированных из Крыма своих двух дочерей. Нужно было найти и нареченную сослуживца, который попросил его об этом. По его просьбе отправился в Самаркандскую область в надежде узнать что-нибудь и о своих. Там он увидел людей с деревянными ящиками на спинах, переносящих глину. От необструганных ящиков на спинах, из-за засевших заноз, у людей гноились раны. Он был в шоке! Среди них нашел ту девушку, похожую на старушку, в грязной и оборванной одежде. Решил отпросить ее на несколько дней у начальства, чтобы как-то помочь, накормить. Когда же вошел в помещение, где можно было найти начальство, он увидел людей, сидящих за столом, на котором было много вареного мяса, а на полу стояли большие чашки с мясом. Это все предназначалось работающим, которым давали жиденький бульон, а все остальное, видимо, имело свое предназначение. Застигнутое врасплох начальство не могло отказать вернувшемуся с фронта солдату. Девушку отпустили. Он помог ей продуктами, лечением и продолжил поиски дочерей, которые ничего хорошего не принесли.

Он узнал, что старшая, Гульнара, пытаясь найти что-то из съестного, попала в руки к немцам и была угнана в Германию. «Если бы я знал, — хватаясь за голову, говорил Эмир-Усеин-ага, — я же был в Германии. Перевернул бы все вверх дном, но нашел бы дочь. А когда вернулся, это было уже невозможно». Он продолжает работать поваром и искать свою вторую дочь Эмине. Дни и годы пролетают, а поиски не заканчиваются. Но все это время находящаяся в детском доме Самарканда дочь сама смогла найти отца. Но жизнь берет свое, она вскоре вышла замуж и уехала. Эмир-Усеин-ага создал новую семью с очень хорошей миловидной молодой девушкой Мияссе, уроженкой северного Крыма, которая стала ему верной подругой до конца жизни и замечательной матерью двух детей — Эскендера и Велихи. Эмир-Усеин-ага сменил профессию повара на штукатура-маляра и работал в Наманганской ремонтно-строительной организации по вновь приобретенной специальности. За 36 лет безупречного труда имел много соответствующих наград и поощрений. И его жена Мияссе-тата, проработав 37 лет воспитательницей детского сада, стала «Ветераном труда». Оба получали достойную пенсию. Все вроде хорошо: трехкомнатная квартира, материально обеспечены, дети семейные, внуки радуют. Но Крым, как неизлечимая болезнь, требовал кардинального оперативного решения: чем быстрее, тем лучше – возраст подстегивал. Боялись умереть вдали от Родины, за которую жизнью рисковал солдат Эмир-Усеин Эмирсалиев в ожесточенных боях, о которой мечтал в свободные от боев минуты. Черное море, родное Черное море снилось по ночам, которое мысленно спасло его во время подрыва на мине. В один из дней 1991 года они вместе с женой оказались в Красногвардейском районе, куда сын Эскендер со своей семьей прибыл немного раньше по вербовке, но недолго задержались они там. Обосновались Эмир-Усеин-ага и Мияссе-тата в Алексеевке Первомайского района у дочери. Здесь, после определенных трудностей, получили однокомнатную квартиру и внимание поселкового руководства в виде чествований и поздравлений по праздникам. Но недолго довелось им прожить на родной земле и как следует насладиться Родиной. Оба скончались от сердечного приступа, он — в 1995 году, она — в 2000. Рухларына Алла рахмет эйлесин! А род его продолжается во внуках и правнуках в родном Крыму.

Источник: http://goloskrimanew.ru/on-zhizni-svoey-ne-shhadya-borolsya-za-rodinu-ee-lyubya.html

Похожие материалы

Ретроспектива дня