Эрдоган строит второй Босфор

Post navigation

Эрдоган строит второй Босфор

Турция готова приступить к масштабному проекту строительства канала «Стамбул», который станет альтернативой перегруженному проливу Босфор, заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в субботу, 18 августа 2018, на съезде Партии справедливости и развития в Анкаре. Эксперты видят параллели мегапроектов у Владимира Путина и Эрдогана. Россия готовится влить миллиарды долларов в мост на Сахалин. А Турция мечтает загрузить свой стройкомплекс рытьем нового Босфора.

Эрдоган строит второй Босфор«Протяженность новой водной артерии составит 43 км. По обеим сторонам канала будут построены два новых города. Это самый крупный проект в истории Турции, представляющий стратегическое значение для страны. Мы готовы к его реализации», – заявил Эрдоган.

Морские суда, идущие из Черного в Средиземное море, проходят пролив Босфор, на берегах которого расположилась бывшая столица Турции – Стамбул. Этот пролив длиной около 30 км и шириной в некоторых местах 750 м уже с трудом справляется с современными объемами международного судоходства. Через него ежегодно проходят 53 тыс. судов, в том числе и российские с экспортным зерном и нефтью. Новый канал в помощь естественному хотят построить в 100 км к западу от Стамбула. Предполагается, что искусственный водный путь шириной 400–500 м и глубиной до 30 м сможет пропускать около 160 судов в день, то есть около 58 тыс. в год.

Причем размеры канала позволят проходить через него огромным танкерам, водоизмещением в два раза больше, чем те, что сейчас могут пройти через Босфор.

По примеру древнего Стамбула на берегах канала планируется построить город-сад, в котором из 453 млн кв. м его общей площади треть отдадут под парки и сады. Жить в этом рае будут 7,5 млн человек. В прожектах – 10 мостов через канал и 3 насыпных острова. На севере и на юге новой транспортной артерии будут построены порты класса люкс для яхт, которые будут приносить прибыль.

Канал «Стамбул» называют одним из наиболее амбициозных и масштабных инфраструктурных проектов страны. Эрдоган называет его своей мечтой. Так же как многие другие проекты, рытье канала хотят закончить в 2023 году, к 100-летию образования Турецкой Республики. Впервые идею озвучили еще в 2011 году,

В конце 2017 года был представлен очередной проект, по которому после реализации строительства одноименного канала агломерация Стамбул окажется поделена на три связанных мостами крупных региона, один из которых продолжит оставаться в Азии, а вместо одного европейского станет два. Центральная часть с историческим районом Султанахмет и деловыми кварталами станет, по сути, островом. В начале января Эрдоган говорил, что в течение 2018 года будет проведен конкурс на строительство канала.

Эксперты, однако, сомневаются, что разразившийся в стране финансовый кризис, введенные Соединенными Штатами санкции и достаточно большая долговая нагрузка страны позволят планам строительства канала реализоваться в намеченные сроки. Объем инвестиций в проект оценивается в диапазоне от 20 до 100 млрд долл. Турция, конечно, это мощная экономика, она входит в G20, но страна в последнее время реализовала большое количество инвестпроектов, что,  однако не помогло избежать кризиса.

Возможно, президент Эрдоган настаивает на начале реализации нового супермегапроекта в качестве демонстрации устойчивости экономики к внешним вызовам, другая версия – он может исходить из необходимости старта воплощения своей мечты как вливания в экономику, которое остановит негативные тенденции, а может, и повернет события вспять.

Эта версия перекликается с событиями в России, где власти за счет мегапроектов вроде космодрома, олимпийских и футбольных объектов, моста в Крым пытаются подстегнуть стагнирующую экономику. В этом же ключе рассматривается проект моста на Сахалин, проработать который президент Владимир Путин поручил правительству в конце июля. По предварительной версии, стоимость сооружения к 2030 году моста на остров оценивается приблизительно в 540 млрд руб.

Вернемся, однако, в Турцию. В пятницу курс турецкой лиры достиг рекордного минимума на уровне 6,2 лиры за доллар, а всего за последний год местная валюта подешевела на 40%. По оценке аналитика QBF Дениса Иконникова, у Турции наблюдается высокая зависимость от внешнего финансирования: запасы валюты покрывают лишь 17% внешнего долга страны, который составляет 466 млрд долл.

В Московском центре Карнеги отмечают, что у турецкой экономики не так много источников поступления иностранной валюты. Помимо туриндустрии в стране есть огромный экспортный сектор, однако он сам слишком зависим от импорта: в среднем на производство условных 100 долл. экспорта Турция импортирует сырья и комплектующих на 65 долл. Однако эксперты центра призывают не забывать, что у президента Турции огромный опыт преодоления кризисов за 15 лет правления страной. «Эрдоган преодолел немало кризисов – вносил необходимые поправки в общий курс, но оставался у руля страны. Скорее всего то же самое произойдет и сейчас. Турки настолько привыкли к своему лидеру, что уже не поверят, что кто-то, кроме Эрдогана, сможет вернуть в страну экономическую стабильность», – пишет Тимур Ахметов из Центра Карнеги.

«Теоретически любой большой проект, который предполагает крупные инвестиции, может помочь экономике, – сказал «НГ» доцент Академии при президенте (РАНХиГС) Сергей Хестанов. – Однако мост на Сахалин – это чистейшей воды утопия, так как там нет и не предвидится такого количества грузоотправителей, которые смогли бы обеспечить грузооборот, достаточный, чтобы экономически оправдать инвестиции в это сооружение».

По мнению эксперта, канал «Стамбул» гораздо более перспективный с этой точки зрения проект. «Только суда, зарегистрированные в черноморских странах, могут проходить Босфор бесплатно, проход остальных приносит Турции значительную выручку. Босфор явно перегружен, суда стоят там в очереди. Так что рациональное зерно в строительстве параллельного прохода между Средиземным и Черным морями, безусловно, есть. Но вряд ли этот проект будет реализован в обозримой перспективе. Проект масштабный, долгосрочный и требующий огромных инвестиций. Но в нынешней международной обстановке, когда страна втянута в военный конфликт в Сирии, тем более в ситуации, когда страна оказалась под санкциями США, вряд ли кто-то предоставит Турции необходимые средства. Деньги есть у Китая, он мог бы проигнорировать санкции, у него есть интерес к подобным проектам – Никарагуанскому каналу, например, параллельному Панамскому, но у КНР нет экономических интересов в Черноморском бассейне, поэтому и вкладываться в «Стамбул» он вряд ли будет», – говорит Хестанов. Кроме того, он подчеркивает, что даже если предположить малореализуемый сценарий, инвестиции в такой проект вряд ли помогут погасить нарастающий кризис в экономике. «Этот проект быстрой отдачи не даст. Эффект будет, но очень нескоро», – говорит Хестанов.

Анатолий Комраков

Источник: http://www.ng.ru/economics/2018-08-19/1_7291_bosfor.html

Похожие материалы: