Статьи
10.07.2017 07:15
Мирзиёев делает из страны «дракона»

Без малого год Шавкат Мирзиёев находится в должности второго президента Узбекистана. Казалось бы, глава авторитарного государства, фактически получивший власть «по умолчанию», должен холить и лелеять действующий в стране режим. Но, судя по первым шагам, он собирается войти в историю в качестве реформатора.

 

Вместе с экспертами «МК» разобрался, во что наследник Ислама Каримова собирается превратить крупнейшее государство Центральной Азии.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев

Банковская реформа

 

Долгое время оставаясь одной из самых закрытых стран постсоветского пространства, Узбекистан практически не развивал свою банковскую систему. Например, несколько лет назад в стране начали раздавать банковские карты, но банкоматов для них не было.

 

С приходом нового президента ситуация стала меняться. До конца 2017 года в одном только Ташкенте должны появиться около тысячи банкоматов, которыми смогут пользоваться местные жители для снятия наличных со своих банковских карт. Устройства будут установлены во всех местных банках и компаниях, где работает больше 50 человек.

 

Кстати, банковских карт в Узбекистане тоже стало гораздо больше. Причем теперь есть не одна, а две компании, которые их выпускают. Первая, UzCard, была запущена в 2004 году, а вторая, GlobUzCard, была одобрена республиканским центробанком 8 апреля 2017 года. Новичок узбекских банковских услуг на данный момент устанавливает контакты с международными платежными системами, чтобы получить возможность проводить операции в иностранной валюте.

 

Валюта - это второй масштабный сегмент, в котором президент намеревается навести порядок. В Узбекистане заграничные деньги - это прежде всего доллары. До сей поры в стране фактически существует два курса доллара - один официальный, а другой реальный, который используется для обмена на черном рынке.

 

Новые власти решили исправить эту ситуацию, вернув курс с небес на землю. В результате с начала 2017 года денежная единица республики обесценилась более чем на 15%. Сейчас за 1 доллар официально дают 3820 сумов, при этом еще летом прошлого года, по данным официального Ташкента, он оценивался примерно в 2950 сумов. Впрочем, расти официальному курсу предстоит еще очень долго, так как в конце мае на черном рынке за 1 доллар давали 8520 сумов.

 

По словам замглавы Центробанка Узбекистана Шохруха Шоахмедова, перед банковской системой страны поставлена задача либерализации валютного рынка. В частности, он сообщил, что если ранее узбекские предприятия могли оставить себе только 50% валютной выручки, то теперь они должны избавляться только от 25%. При этом, по словам Шоахмедова, местные банки ведут активную работу по привлечению иностранных инвестиций. Все это нужно для того, чтобы узбекский сум стал свободно конвертируемой валютой, утверждает представитель регулятора. Прежде приобрести валюту в банке было почти невыполнимой задачей. Народ скупал баксы и продавал их только на черном рынке. Теперь эту ситуацию будут вводить в цивилизованное русло.

 

Параллельно с этим в стране занимаются реформированием паспортной системы. В частности, идет создание электронной очереди на выдачу биометрических паспортов и виз. Возможно, в будущем у узбекистанцев также появится загранпаспорт, а выездные стикеры, без которых нельзя покинуть страну, отменят. В случае успешной реформы это приведет к повышению мобильности жителей страны и конкурентоспособности их бизнеса.

 

Новые производства

 

Одной из визитных карточек Узбекистана считается хлопок, но он же наносит по его репутации сильный удар, так как волокно до сих пор собирают вручную. Президент Шавкат Мирзиёев, видимо, решил положить этому конец. Для ликвидации ручного труда на хлопковых плантациях республика ежегодно начнет производить до 1500 хлопкоуборочных машин, до конца 2017 года с конвейера сойдут свыше 600 единиц техники.

 

Как заявил глава «Узагротехсаноатхолдинга» Нодир Отажонов, для полного перехода на машинный сбор хлопка республике потребуется около 10 тысяч единиц такой техники. Пока же в поле работает меньше 2 тысяч хлопкоуборочных машин.

 

Но это не значит, что еще несколько лет узбеков, как рабов, будут выгонять на плантации. В конце сентября 2016 года, будучи врио главы государства, Мирзиёев подписал новый вариант закона «Об охране труда», который соответствовал рекомендациям Международной организации труда. Там конкретизированы нормы охраны труда женщин, несовершеннолетних, лиц пенсионного возраста и лиц с ограниченной трудоспособностью. До сей поры на хлопке работали в основном школьники и студенты.

 

К тому же Мирзиёев заявил, что собирается сократить хлопковые плантации в тех местах, где земля для них уже недостаточно плодородна. Теперь там собираются выращивать овощи и фрукты. Замещение хлопка другими культурами должно пройти с 2017 по 2020 год.

 

Узбекские власти также решили сделать упор на развитие сразу семи свободных экономических зон, где будут выращивать и перерабатывать лекарственные травы. Предприятия в этих районах будут освобождены от уплаты ряда налогов и получат некоторые таможенные льготы. Ожидается, что это позволит реанимировать национальную фармацевтическую промышленность. Сейчас Ташкент закупает примерно 6,3 тысячи наименований лекарств, в то время как сам может производить только 2 тысячи видов различных медикаментов.

 

Внешняя политика

 

За неполный год правления Мирзиёева, возможно, именно внешняя политика стала одним из самых успешных направлений в его деятельности. Ему удалось не только заключить новые экономические соглашения со своими соседями, но и перезапустить переговоры о делимитации границ, спорность которых тревожит регион с развала СССР. С момента вступления на пост президента республики Мирзиёев успел провести переговоры с главами Туркмении, Киргизии, Казахстана, России, Китая и даже США.

 

Глава туркменов Гурбангулы Бердымухамедов дал согласие на то, чтобы Узбекистан мог выходить через туркменские порты в Каспийское море, а также подписал ряд договоров об экономическом и культурном сотрудничестве с соседом до 2020 года.

 

Председатель КНР Си Цзиньпин подписал с Мирзиёевым около 100 договоров, которые касались самых различных сфер, начиная со школьного образования и заканчивая инвестициями в энергетическую отрасль Узбекистана.

 

О росте деловой активности заявил и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, по данным которого, в первом квартале 2017 года торговый оборот между его республикой и Узбекистаном вырос на 37%. Добиться этого показателя удалось регулярными встречами представителей двух государств на уровне министров и глав регионов.

 

С Киргизией тоже проходят ежемесячные переговоры о делимитации границ, и, как утверждают в Ташкенте и Бишкеке, каждый раз они завершаются успешно.

 

Внутренняя политика

 

Не меньше проблем накопилось и во внутренней политике Узбекистана. Например, во время одного из своих выступлений Мирзиёев прямо заявил, что милиционеры все чаще служат не общественным интересам, а собственным. Чтобы исправить ситуацию, он приказал прокурорам и начальникам УВД регулярно отчитываться в эфире местного телевидения о результатах своей деятельности. Причем за ошибки в работе теперь будут ругать не только рядовых сотрудников, но и их начальников, которые стали ответственны за повышение качества работы своих подчиненных.

 

До 2016 года в Узбекистане не было закона, регламентирующего деятельность милиции. В сентябре прошлого года он наконец появился. Как сказано в документе, силовикам запрещено стрелять в женщин, детей, инвалидов, а также по преступнику, находящемуся в скоплении людей. Зато им можно в любое время дня и ночи входить в любые дома и транспортные средства, если это необходимо для поимки бандита. При этом власти Узбекистана прописали в законе запрет на пытки и даже указали части тела, по которым нельзя бить резиновой дубинкой.

 

Чтобы удостовериться в том, что ни один милиционер больше не будет избивать подозреваемых, до конца 2017 года во всех комнатах для допросов в республике появятся системы аудио- и видеонаблюдения. Также будут созданы отделы для координации и контроля за дознанием, в которых будут работать люди с высшим юридическим образованием. С 1 мая в стране заработал телефон доверия, позвонив по которому каждый узбекистанец может рассказать о фактах превышения полномочий тем или иным сотрудником внутренних дел.

 

Серьезные реформы грядут и в здравоохранении страны. Как заявил Мирзиёев, на данный момент система здравоохранения в стране убита и пронизана коррупцией. Самыми коррумпированными врачами президент назвал акушеров, которые вводят открытые поборы. Мирзиёев предлагает уволить всех проворовавшихся медиков, а на их место набрать молодых специалистов.

 

В Узбекистане решили вернуть должности педиатров и подростковых гинекологов, которых не было с распада СССР. А также вернуть к жизни сельские врачебные пункты, от которых отказались еще в начале 1990-х годов. Параллельно с этим глава Узбекистана начал вводить в стране систему медицинского страхования, которое станет элементом развития частного здравоохранения. Соответствующий закон, по словам Мирзиёева, должен выйти в свет в октябре 2017 года. В нем же будет прописан размер взносов, которые будут выплачивать все узбекистанцы по своей страховке.

 

На этом реформы не заканчиваются. С начала 2017 года по всему Узбекистану появились так называемые «народные приемные», в которые рядовые жители страны могут нести свои просьбы и обращения к представителям власти. По неофициальной статистике около 80% из заявлений остаются нерассмотренными. Но если прежде это сходило с рук, то сейчас только в апреле своих должностей лишились несколько десятков региональных чиновников, которые игнорировали общение с согражданами.

 

Зачем президенту Мирзиёеву понадобились масштабные реформы страны и чем они могут завершиться, «МК» рассказали эксперты.

 

Рафаэль Сатаров, приглашенный исследователь Эллиотской школы международных отношений университета Джорджа Вашингтона:

 

- Несмотря на то, что все узбекистанские политики говорят о неизбежном проведении либеральных реформ, пока дальше слов дело не заходит. Думаю, что Мирзиёев, оставаясь классическим авторитарным главой государства, искренне хочет провести реформы, но остальные члены правящей элиты не готовы к тому, чтобы признать прежний курс развития государства неверным. В частности, реформистский потенциал сдерживают спецслужбы, которые доминируют во всех сферах общества. Чем все это закончится, непонятно. Возможно, Мирзиёев видит будущее Узбекистана в стиле авторитаризма Южной Кореи или Тайваня, где экономическое процветание сочетается с отсутствием демократических свобод.

 

Впрочем, нельзя не заметить, что узбекистанские СМИ стали свободнее. Раньше невозможно было себе представить, чтобы они ругали министров, давали слово не провластным политологам и так далее. Доходит до того, что в газетах стало появляться словосочетание «наш источник в администрации президента». Для россиян это может показаться мелочью, но для Узбекистана это фантастика. Постепенно люди перестают бояться, что за иное мнение их могут привлечь к ответственности.

 

Также меняется и подход к публичности руководства страны. Если во времена Каримова жители Узбекистана лучше знали российских министров и губернаторов, чем своих, так как, кроме президента, никто не обращался к народу, то теперь в эфире местного телевидения глава МИД республики рассказывает о проблемах, с которыми его страна сталкивается во внешней политике. Мирзиёев, очевидно, стремится сформировать команду реформаторов, но пока у него в подчинении находятся люди, которые с готовностью кивают головой по любому поводу, но ничего, кроме «потемкинских деревень», создать не могут.


Станислав Притчин, научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН:

 

- Основная работа Ислама Каримова пришлась на 1990-е годы и начало 2000-х годов, а затем у него стало сдавать здоровье, да и глаз притупился. После длительного правления ему было тяжело перестроиться под новые вызовы.

 

В свою очередь Мирзиёев курировал реальный сектор экономики, в том числе сельское хозяйство, возглавлял либерально-демократическую партию страны, у которой была очень широкая сеть представительств во всех регионах страны, и так далее.

 

В связи с этим он отлично понимает, что та модель роста Узбекистана, которая опиралась на протекционистские меры, изжила себя, особенно если учесть, что средний возраст узбекистанцев составляет 27 лет, а всего их свыше 30 миллионов человек. Каждый год на рынок труда поступает огромная масса молодых людей, которым просто нечем заняться, поэтому республика является одним из лидеров по поставкам трудовых мигрантов за рубеж.

 

Мирзиёев четко осознает эту проблему, поэтому уже во время своего первого выступления в статусе исполняющего обязанности президента он заявил о создании новых рабочих мест, что подразумевает под собой либерализацию экономики, привлечение иностранных инвестиций и так далее. Во многом примером для Мирзиёева служит Казахстан, о чем можно судить по тому количеству контактов, которые налаживаются между двумя государствами.


Кроме того, здесь есть и личные амбиции второго президента Узбекистана. Судя по тому, как системно Мирзиёев начал работать над преобразованием страны, он хочет быть достойным учеником Каримова и войти в историю в качестве реформатора.

 

Хотя консервативные круги достаточно сильны, в частности, не получилось отменить визы для туристов западных стран старше 27 лет, в целом динамика достаточно положительная. Например, теперь любой региональный чиновник десять раз подумает, прежде чем послать куда подальше какого-нибудь жалобщика, не ответить ему нельзя.

 

К тому же по итогам международных сделок с Пекином, Астаной и Москвой Узбекистан получил проекты общей сложностью в 50 миллиардов долларов. В ближайшее время эти деньги хлынут в республику. В остальном реформам нужно длительное время не только на законодательное закрепление, но и на обкатку на практике. Тем не менее власти страны задали генеральную линию и не намерены отходить от нее.

 

Артур Аваков

http://www.mk.ru

 

 

382
#Шавкат_Мирзиёев #Узбекистан http://milli-firka.org/c/DBAHECDA