Подвалы Массандры спас Куртмоллаев

Post navigation

Подвалы Массандры спас Куртмоллаев

2015-й — год семидесятилетия победы народов СССР над гитлеровской коалицией агрессоров. Но вместе с этим — 2015-й объявлен в России годом литературы. Именно поэтому мы стараемся опубликовать больше материалов о наших соотечественниках — поэтах, прозаиках, драматургах, публицистах, фольклористах, литературоведах.

 

Предлагаем вниманию читателей воспоминания ветерана партизанского движения в Крыму, доктора биологических наук Сейтумера Османова о своём односельчанине -уроженце Буюк Озенбаша языковеде Эмир-Асане Куртмоллаеве, ранее опубликованные в книге Османов С.О. ДОРОГА ДЛИНОЮ В ВЕК. — Симферополь: «ДОЛЯ», 2007 — 232 с.

 

Эмир-Асан КуртмоллаевЭмир-Асан Куртмоллаев (1902-1973) родился в крестьянской семье, где из детей-кроме него- были два младших брата и две сестры. Начальную школу он окончил в селе. Только после свержения царизма и образования Крымской АССР-в 1922 году он смог продолжать учёбу в педагогическом техникуме (в Тотайкое и Акъмесджите).

 

По окончании техникума один год работал преподавателем начальной школы в Эфендикое и продолжал учёбу на Восточном факультете Крымского педагогического института.

Годы учёбы в отделении крымскотатарского языка и литературы пединститута, а затем в аспирантуре на кафедре крымскотатарского языка того же института были чрезвычайно плодотворными для Э. Куртмоллаева в его становлении, как учёного — специалиста- языковеда по крымскотатарскому языкознанию.

 

Об этом подробные сведения приведены в статье кандидата наук филолога Басыра Гафарова «БЕЛЛИ ТИЛЬШНАС» (газета «Ленин байрагъы», январь 1978г.)

Языковед Э. Куртмоллаев более десяти лет работал на кафедре крымскотатарского языка пединститута и в НИИ крымскотатарского языка и литературы имени А.С. Пушкина. За эти годы Э.Куртмоллаев выполнил целый ряд научных исследований по крымскотатарскому языку и участвовал в составении четырёх школьных учебников, и стал одним из их соавторов.

На основе этих научных работ и учебников можно было защитить диссертации, получить учёные степени и звания, однако природная скромность ограничивала его интересы содержанием выполненных исследований в области крымскотатарского языкознания. Всё остальное не привлекало его внимания. Выдающийся языковед остался без учёных степеней и званий. В этом плане Э. Куртмоллаев не являлся единственным исключением. Сам автор этих строк докторскую диссертацию мог бы защитить на 15 лет ранее, чем это было сделано.

Патриот Эмир-Асан Куртмоллаев в самом начале Великой Отечественной войны решил, что его место среди защитников родины — на фронте. Супругу Анифе Сафаевну (врача-педиатра) и дочь Леньяр отправил к дальним родственникам в Алма-Ату, а сам в звании младшего лейтенанта и должности командира взвода в составе пехотного полка отправился на фронт. Младший лейтенант Куртмоллаев — участник тяжелых оборонительных сражений на Украине и на севере Крыма.

При входе в Буюк Озенбаш по шоссе из Бахчисарая на левой стороне дороги на возвышенности стоял домик, а во дворе пара конных подвод — показатель обеспеченности хозяина. Я знал хозяина дома Куртмолла агъа по прозвищу Къушакъсыз, двух младших браьев и двух сестер Эмир-Асана. С самим Эмир-Асаном мы познакомились и подружились, будучи студентами, в Акъмесджите (мы — выходцы из селений Крыма -другого названия этого города не знали). Каждый из нас, закончив институт, продолжал учиться в аспирантуре…

В марте 1942 года мы оба опять оказались в Симферополе Эмир-Асан прибыл, вырвавшись из вражеского окружения. Здесь у него была квартира, жили родственники супруги. Он не имел паспорта и военного билета. Таких мужчин оккупанты считали военнопленными, совершившими побег, и строго наказывали.

 

В Симферополе часто проводились проверки документов, облавы. У меня же сохранились паспорт, военный билет младшего лейтенанта и документ кандидата наук, полученный в Ленинграде. Кроме того, я имел небольшой опыт подпольной работы и мог помочь Эмир-Асану. Мы с ним явились к начальнику городской полиции. Куртмоллаев рассказал заранее выдуманную нами историю о том, как мародёры обокрали ценные вещи в его квартире, а также захватили его документы — паспорт, военный билет и другие. Я же — человек с паспортом и военным билетом как свидетель подтвердил всё что Эмир-Асан рассказал.

 

Я также говорил, что Э. Куртмоллаев человек науки, находится вне политики, не служил, на фронте не был. Полиция поверила — и Эмир-Асану выдали справку, заменившую «украденные» паспорт и военный билет. Если бы немцы разузнали об этом нашем трюке, то нам бы не сдобровать. Повезло. Эмир-Асан Куртмоллаев много месяцев пользовался справкой.

С этого момента подпольную работу — деятельность в Симферополе, а также в Сакском районе Крыма мы проводили вместе… С октября 1943 года к партизанской войне примкнули тоже вместе — сообща. Младший лейтенант Куртмоллаев командовал взводом в составе 7-го и 12-го отрядов (под командованием Михаила Парамонова). В его взводе, состоявшем только из крымских татар, были и уроженцы Озенбаша.

 

Со своим взводом он участвовал в многочисленных военных операциях, диверсиях на железной дороге, пускал под откос эшелоны с оккупантами и военной техникой врага. Во время боёв при освобождении Крыма 12-й партизанский отряд действовал в районе Ялты. Взвод Э. Куртмоллаева спас от уничтожения и разграбления известные всему миру винные подвалы Массандры…

После освобождения Крыма от оккупантов Э. Куртмоллаев со своим народом был выселен. Оказался в Булунгурском районе Самаркандской области Узбекской ССР. Позже он воссоединился с семьёй и жил в Алма-Ате.

Известный учёный — специалист вынужден был преподавать историю СССР, казахский язык. После запрета преподавательской деятельности крымским татарам — не членам КПСС (беспартийным) он работал чиновником Минпроса Казахстана. Позже Эмир-Асан принял предложение Ташпединститута и читал курс методики преподавания крымскотатарского языка студентам факультета языка и литературы.

Эмир-Асан Куртмоллаев был человеком выской культуры и моральных устоев. Он был корректен в обращении с людьми, очень внимательным и чутким семьянином. Обладал прекрасным мелодичным голосом, хорошо знал старинные песни крымских татар и сам охотно их исполнял. Никогде не отказывал, когда его просили спеть. Он не забывал своих родственников и друзей…

Эмир-Асан верил, что правда восторжествует, и народ крымских татар возвратится на свою родину — в Крым. Он умер в возрасте 71 года и похоронен в Алма-Ате. При жизни Э. Куртмоллаев так и не смог получить партизанский билет и удостоверение участника Великой Отечественной войны. Спустя два года после его смерти эти документы были вручены его вдове и дочери…

Юрий Бекирович Османов в приветствии (от редакции информационного вестника НДКТ «Арекет» в декабре 1992 г.) в адрес одного из представителей крымскотатарской интеллигенции (в связи с юбилейной датой) писал:
«Он принадлежит к той когорте блестящих, сформировавшихся до Великой Отечественной войны интеллигентов, которых отличал высочайший профессионализм в избранной ими сфере науки или человеческих знаний…

 

Для этой интеллигенции, воспринявшей традиции тех наших святых, кто был выпестован величайшим тружеником И. Гаспринским, путь к званиям и научной карьере лежал в русле их поиска истины. Тогда это было законом; сегодня, к сожалению, это исключение… В годы Великой Отечественной войны он сражался в подполье и партизанском движении Крыма. Сегодня он активно участвует в обсуждении проблем восстановления равноправия своего народа».

Это исчерпывающая точная характеристика сформировавшейся до Великой Отечественной войны интеллигенции, целиком и полностью применима и относится к выдающемуся исследователю крымскотатарского языка, патриоту, участнику ВОВ Эмир-Асану Куртмоллаевичу Куртмоллаеву — уроженцу Буюк Озенбаша. Его жизнь и деятельность являются одним из лучших примеров для воспитания нашей молодёжи.

Сейтумер Османов,

участник антифашистского подполья
и партизанского движения в Крыму,

доктор биологических наук,

 

г.Ташкент, октябрь 2002 г.

(Из книги: Османов С.О. ДОРОГА ДЛИНОЮ В ВЕК. — Симферополь: «ДОЛЯ», 2007)

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня