Вольвач идет по следу рукописей Симиренко

Post navigation

Вольвач идет по следу рукописей Симиренко

Известный крымский ученый Петр Васильевич Вольвач в прошлом году отметил свое 70-летие. Большую часть своей жизни он посвятил изучению научного наследия всемирно известного украинского ученого-садовода Льва Платоновича Симиренко и возвращению его доброго имени потомкам. Юбилейная дата Петра Васильевича Вольвача стала для ученого-симиренковеда значимой, потому что она совпала с выходом в свет второго тома уникального труда Льва Симиренко «Крымское промышленное плодоводство». О ряде других круглых дат, ставших важными для Петра Вольвача, о неразрывно и причудливо переплетенных судьбах двух ученых этот рассказ.

НАЧАЛО ПУТИ И 50-ЛЕТИЕ НАУЧНОЙ КАРЬЕРЫ

Почти полвека своей жизни Петр Вольвач посвятил изучению и возвращению книг Симиренко в сокровищницу мировой научной мысли, а его доброго имени — в списки выдающихся ученых Украины. Выход в свет второго тома «Крымское промышленное плодоводство» он считает наиболее весомым своим вкладом в этом благородном деле. Во многом благодаря инициативам Петра Вольвача в 2005 году удалось добиться чествования 150-летия со дня рождения Симиренко на государственном уровне. А ведь в годы Советской власти, с момента убийства ученого большевиками в 1920-м году и вплоть до хрущевской оттепели, к нему было более чем прохладное отношение. И когда Петр Вольвач поступил в 1958 году на факультет плодоводства Крымского сельхозинститута, в учебном процессе имени Симиренко даже не упоминалось. А ведь Петр Васильевич вырос на яблоках сорта Симиренко. Будучи родом из Запорожской области, где отец заложил крупный колхозный сад сортом Ренет Симиренко, Петр Вольвач, придя в сельхозинститут, кроме названия яблока не знал об ученом и его трудах ничего. И вдруг, в закрытых фондах институтской библиотеки, листая закрытые каталоги, он натыкается на запрещенную в то время книгу Льва Симиренко «Крымское промышленное плодоводство». Это было для него настоящим открытием! И с тех пор его жизнь тесно переплелась с именем и семьей Симиренко. В 1962 году в журнале «Виноградарство и виноделие Крыма» появилась первая публикация Петра Вольвача о Симиренко. Впоследствии судьба свела Петра Вольвача с дочерью Симиренко Татьяной, и в течение 10 лет они общались, он работал в ее архиве. Вместе они в 1966 году впервые подняли вопрос о создании музея Симиренко. Тогда, впервые приехав на Млиевскую опытную станцию в родовое имение Симиренко на Черкасщине, он увидел перед зданием административного корпуса, построенного сыном Симиренко Владимиром, памятник… Мичурину. Сколько сил и трудов понадобилось, чтобы восстановить справедливость. Теперь на опытной станции создан музей, восстановлена церковь и родовое кладбище семьи Симиренко. А перед административным зданием станции установлен памятник Симиренко.

Петр Васильевич закончил аспирантуру Всесоюзного института растениеводства им. Н.И. Вавилова в Ленинграде и в 1968 году там же защитил диссертацию. Затем 10 лет работал на Крымской помологической станции в Бахчисарае, которая была структурным подразделением Вавиловского института.

Помология — это наука о сортах. У Льва Симиренко, кроме «Крымского промышленного плодоводства», есть фундаментальный труд по помологии, который он завершил в 1919 году, буквально перед самой своей гибелью. Труду этому суждено было выйти в свет только в начале 1960-х годов. Оригинал «Помологии» хранится в Черкассах в Краеведческом музее. Труд огромный — 12 томов!

Поразителен тот факт, что Лев Платонович был революционером-народником, за что в конце 19 столетия был сослан в Сибирь, а погиб от рук большевиков. Его сын — профессор Владимир Симиренко — был оклеветан, арестован в 1933, в 1938 расстрелян в подвалах НКВД. Супруга Льва Платоновича, известная польская революционерка Альдона Эмильевна Гружевская, умерла в 1934 году, не выдержав ареста сына.

ИЗ ИСТОРИИ «КРЫМСКОГО ПРОМЫШЛЕННОГО ПЛОДОВОДСТВА»

В 1908 году в России отмечалось 50-летие со дня образования Российского императорского общества плодоводов. Организация, объединявшая всех крупных садоводов империи, была настолько авторитетна, что сам Великий князь, брат царя, возглавлял это общество. К этой дате была приурочена Всероссийская выставка и объявлен конкурс работ по плодоводству в Петербурге. К тому времени Лев Платонович Симиренко имел немало публикаций по крымскому плодоводству.

В 1888 году он впервые появился в Крыму поправить свое здоровье, приехав из Восточной Сибири, где отбывал 8-летнюю ссылку. Остановился он у известного врача В.Н. Дмитриева. Живя в Крыму, рос и его интерес к достопримечательностям края. Натура его была деятельная, поэтому Лев Платонович начал изучать окрестности, знакомиться с виноградниками и садами. Так он постепенно увлекся крымским садоводством, тем более, что он с детства любил эту отрасль, а Новороссийский (ныне Одесский) университет окончил с ученой степенью кандидата естественных наук.

Сначала он изучал садоводство ЮБК — Алушты, Гурзуфа, Ливадии… Затем он начал изучать предгорья, объехал все крымские долины, не было более-менее известного в Крыму сада, который бы он не посетил.

Собранный материал он опубликовал в своем труде «Опыт исследования крымского плодоводства». И когда объявили конкурс, он свою рукопись объемом около 3000 страниц отправил в Петербург. Его работа получила первую премию и была отмечена большой золотой медалью.

100 лет назад, в феврале 1909 года, на заседании общества плодоводов Крыма этот труд докладывал врач и садовод Василий Таюрский. Доклад имел ошеломляющий успех, здесь же был образован издательский комитет. Председателем избрали Соломона Крыма, а самого Таюрского — секретарем. От имени плодоводов Крыма Василий Васильевич написал Открытое письмо к плодоводам всей России. Его напечатали все журналы Российской империи и за рубежом, был объявлен всенародный сбор средств на издание этого колоссального труда.

Лев Платонович по семейным обстоятельствам не мог быть на заседании этого общества. Он был занят своим питомником — первой и единственной на тот момент в России опытной станцией по садоводству. Он организовал ее в 1887 году на территории родовой усадьбы в 40 км от Черкасс. Но в Крым приезжал ежегодно, с 1888 по 1917 гг.

Издание книги состоялось в Москве, в 1912 году. Есть документальное подтверждение тому, что 25 апреля 1912 года в Симферополь прибыл император Николай II. В его честь в доме губернатора (ныне Институт повышения квалификации) был дан прием. Как обычно, от подданных были подготовлены подношения императору. Крымские садоводы поднесли большую корзину с фруктами и фолиант в особом золотом переплете — это был 1 том книги Симиренко «Крымское промышленное плодоводство». (Книга была издана в трех вариантах. Первая стоила — 20 рублей золотом, вторая — 12, третья — 9.).

Император посмотрел на величайший труд и был потрясен. В департаменте земледелия годами лежало ходатайство крымских садоводов об организации опытной станции на полуострове, но вопрос никак не решался. После того как книгу увидел император, буквально через несколько месяцев был издан высочайший указ, и в 1913 году впервые в Российской империи образуется Салгирская помолого-садоводческая опытная станция.

МЕСТНЫЕ СТАРОДАВНИЕ СОРТА, УВЫ, ИСЧЕЗАЮТ…

К 140-летию со дня рождения Л.П. Симиренко Петр Васильевич подготовил к изданию книгу «Местные стародавние сорта плодовых культур». Она буквально по листочку была собрана воедино из работ Льва Платоновича Симиренко. Петр Васильевич считает, что это очень ценная работа, практически в ней собран генофонд местных сортов плодовых культур. В одной из своих работ Лев Платонович писал: «Сорт «Козубаш» («Голова ягненка») — ценнейший, комплексно устойчивый сорт зимнего яблока. Он не повреждается плодожоркой и не поражается паршой. Не дай Бог, утратить его». Увы, он исчез, впрочем, как и многие другие.

«Сейчас бы, — говорит Петр Васильевич, — организовать при КИПУ или Аграрном университете лабораторию, провести экспедиции, которые занимались бы сбором богатейших местных растительных ресурсов, особенно по плодовым культурам, да и по винограду не мешало бы. Ведь каждый год исчезают уникальные сорта крымских фруктов и ягод.

Крым и Кавказ — уникальные районы, где было развито чаирное плодоводство. Ни в одном уголке мира нет такого явления. В Крыму чаирные сады были сосредоточены в горах и предгорьях Бахчисарайского, Карасубазарского, Алуштинского районов. Остатки чаиров еще плодоносят, и там можно найти местные сорта. Например, в Бахчисарайском районе сохранились уникальная крымская рябина, сорт яблок Кандиль синап… К сожалению, — сокрушается ученый, — сегодня это никого не интересует.

Мы сейчас возрождаем этнические деревни. Я думаю, составной частью крымскотатарской деревни должен быть и сад того времени. С той же схемой посадки, с теми же сортами и возможно, с той же технологией ухода и уборки. Это то, что привлекало бы туристов. Это был бы своеобразный музей садоводства под открытым небом».

ИСТОРИЯ РУКОПИСИ СИМИРЕНКО

Первый том «Промышленного плодоводства» вышел в 1912 году в Москве в издательстве Кушнарева, безусловно, по инициативе Симферопольского отдела. Второй том должен был увидеть свет в 1914 году, но грянула Первая мировая война, и рукопись где-то затерялась. А третий том Симиренко задумывал издать в виде красочного Атласа плодов. Но тогда полиграфическая база России не позволяла печатать в цвете, и он повез рукопись в Мюнхен. Война и другие обстоятельства сложились так, что рукопись там и осталась. Таким образом, при жизни Лев Платонович смог издать только треть своего труда. Второй том затерялся в России, а третий — за границей.

Петр Васильевич, бывая в архивах, нашел ее отдельные главы. Убедился, что написаны они рукой ученого. Сын Льва Платоновича, профессор Владимир Симиренко, после гибели отца, в 1920 году став директором его опытной станции, пытался издать труд отца. Но он смог опубликовать лишь отдельные главы второго тома. По крупицам Петр Вольвач и его соратники восстановили второй том. Но самым сложным оказалось «пробить» издание готовых уже материалов. На это ушло много лет хождения по разным кабинетам и учреждениям. Наконец, издание осуществилось, книга увидела свет перед самым Новым годом. Вышла она именно к 100-летию со дня представления рукописи на конкурс, к 100-летию принятия решения Симферопольским отделом об ее издании, к 10- летию со дня находки рукописи и долгого «хождения по мукам» с целью ее издания.

В предисловии от составителя Петр Васильевич написал, что за сто лет меняется технология, садоводство очень динамичная отрасль, меняется ассортимент, поэтому для современного садоводства эта книга исторически ценна. Симиренко в своем труде очень глубоко и объективно оценил вклад крымских татар в земледельческие культуры. Он говорил, что это непревзойденные работники сада. Он пишет, что все работы в саду, даже сбор урожая с 12-метровых деревьев выполняют только крымские татары-мужчины.

Книга вышла тиражом 2000 тыс. экз. и только 600 из них остается в Крыму. Триста книг будет передано Министерству образования и науки АРК для комплектации учебных библиотек. А вторая часть будет распределяться по линии Министерства культуры.

Благодаря многолетним поискам Петра Вольвача, который в архивах и библиотеках Украины и России разыскал рукописи ученого-садовода, считавшиеся безвозвратно утраченными, теперь второй том труда Льва Симиренко стал доступен современным читателям и исследователям.

Теперь очередь за третьим томом. Петр Васильевич живет надеждой, что в Мюнхене он найдет и третий — Атлас плодов, составленный Львом Симиренко. Планов у Петра Васильевича много, волнуется лишь о том, успеет ли их реализовать.

Фериде ТАРСИНОВА

«Полуостров» №6 (310), 13 — 19 февраля 2009 г.

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня