Какого цвета наша интеллигенция?

Post navigation

Какого цвета наша интеллигенция?

Предлагаем вашему вниманию критические заметки о роли и месте вчера и сегодня крымскотатарской интеллигенции. И есть ли она вообще в раздираемом противоречиями крымскотатарском сообществе… Читайте, думайте, спорьте, делайте выводы…

 

Брейгель. Притча о слепых

Любимцы генсека


Любимцев народа должен убивать не меч

чужестранца, а рука соотечественника

Старый колонизаторский принцип

 

«Вождь народов» Иосиф Сталин известен был и тем, что лично прочитывал и давал заключения по произведениям писателей, выдвигавшимся Союзом писателей СССР на соискание Сталинской (впоследствии Государственной) премии в области литературы.

 

Известен случай, когда его верный раб-секретарь Поскребышев, подавая очередной список потенциальных лауреатов, заметил, что писатели вовсе обнаглели, претендуя на расширение списка достойных советских мастеров пера. На что Сталин ответил, что произведение хорошего советского писателя может сделать на идеологическом фронте то, что не под силу отборным дивизиям, назвав при этом Поскребышева дураком.

 

Генсек знал, что говорил: вклад взращенных большевиками писателей и поэтов всех закабаленных новой империей народов в деле пропаганды идей большевизма огромен. В письме Кагановичу от 13 сентября 1929 года Сталин пишет:

 

«У нас уже есть теперь марксистские кадры в национальных областях и республиках, которые сумеют дать сокрушительный отпор буржуазным националистам…».

 

В стране Советов «правильные» писатели и поэты были самой привилегированной и высокооплачиваемой кастой с высоким социальным статусом, солидными счетами на сберкнижках. Образцом служения системе без сомнения являлся небезызвестный Сергей Михалков — автор текстов к трем (!) гимнам СССР: сталинскому, хрущевскому и ельцинскому, писатель-миллионер, бессменный депутат Верховного Совета СССР.

 

В Крыму кадры, выпестованные в Коммунистическом Университете Трудящихся Востока (КУТВ), весьма успешно проявили себя в борьбе с «велиибраимовщиной», когда лучшие национальные кадры во главе с председателем Крым ЦИК Вели Ибраимовым  — всего свыше 3,5 тысяч — были расстреляны, умерщвлены в Соловецких, Магаданских и иных лагерях. На смену национальным газетам «Терджиман», «Ватан хадими», «Голос татар», «Миллет» пришли «национальные по форме,  социалистические (интернациональные) по содержанию» новые «крымскотатарские» издания: «Яш къувет», «Ени Дюнья», «Красный Крым» с новой плеядой крымскотатарских марксистских кадров таких как Я. Азизов, Я. Мусаниф, Чагар, Ыргат Кадыр, Джемиль Сейдамет, Ильяс Тархан, чуть позже Юсуф Болат и другие «правильно понимавшие политику партии и доводившие ее до крымскотатарских трудящихся масс», по сути делавшие то, что не под силу было сделать большевистским палачам — убивать душу народа.

 

 

Ведь именно их руками и талантами писателя и поэта, пропагандиста и агитатора, органы НКВД открывали охоту на «буржуазных националистов» в числе которых оказались  Амди Герайбай, Асан-Сабри Айвазов, Абдулла Лятиф-заде, Джемиль Керменчекли, Асан Рефатов, Бекир Чобан-заде, Шевки Бекторе и другие. Большую часть этих пламенных патриотов 17 апреля 1938 года расстреляют. По иронии судьбы в этот же день будут расстреляны и их антиподы — «правильно мыслящие», так много сделавшие для вытравливания национального духа в сердцах крымских татар: Я. Азизов, специализировавшийся в печати на травле Асана Рефатова; Чагар, которому было доверена высокая должность за заслуги быть общественным обвинителем на судилище Вели Ибраимова; Я. Мусаниф — самый яростный враг национальных кадров Крымской АССР; Ильяс Тархан — поэт и писатель, последовательно проводивший политику Москвы в Крыму, беспощадно бичевавший все национальное…

 

 

 

Надо отметить, что практика использования против подвластного, покоренного народа представителей из его же среды была взята большевиками-интернационалистами из арсенала ранних колонизаторов. Например, при колонизации Африканского континента англичанами и вывоза негров для продажи в качестве рабов на плантации Америки англичане прибегли к услугам жрецов Вуду, которые окуривали соплеменников перед погрузкой на корабли, тем самым лишая соплеменников памяти и способности к бунту. В результате вывоз более чем 5 миллионов черных рабов (половина из них умерли уже в пути) обошелся без единого бунта на кораблях колонизаторов. Так что функции «правильно мыслящих» представителей в нашем случае (поэты, писатели, деятели курултай-меджлиса) есть ничто иное, как деятельность все тех же жрецов Вуду, лишавших за бусы и «огненную воду» своих соотечественников возможности и воли бороться за свои права.

 

Депортация 1944 года сравняла в трагедии всех: и «правильных» и оставшихся в живых «неправильных» крымских татар. Не затронула беда разве что Джемиля Сейдамета к тому времени писателя-карателя ГУЛАГА, а также Юсуфа Болата. Но едва наступила некая «оттепель» советского режима, (при том, что не был снят запрет крымским татарам на возвращение им их доброго имени и права вернуться на родину), как вновь появились «правильно мыслящие» поэты и писатели крымскотатарской национальности, заполнившие, издаваемые на крымскотатарском языке газеты и журналы «правильными» произведениями — «национальными по форме, интернациональными(социалистическими) по содержанию».

 

Вот один из образчиков того времени — «творение» нынешнего главы Союза крымскотатарских писателей Ризы Фазыла «Бакшиш»:

 

«Ма, огълум», — деп, узатты о

Къызыл къаплы бир китап.

Деди: «Шу ресимге бакъ да,

Бу китапнынъ адын тап».

 

…«Таптым, таптым!- деп, секирип,

«Ленин бабай!»- дедим де,

Къызыл къаплы шу китапны

Яваш алдым элиме.

 

…«Онынъ ады Улу Ленин

Сенинъ адынъ Леннурдыр.

Бунынъ там манасы исе.

Парлакъ Ленин нурудыр».

 

Бабамнынъ бу сезлерини

Дикъкъат иле динъледим.

— Ольсем, ленинджи олмагъа

«Даим азырым!»- дедим.

 

Риза Фазыл. «Бахшыш», «Тувгъан эдебият 4-7 сыныфлар ичюн», Ташкент, 1983 г.

 

Или же, подобное нынешнего заместителя муфтия Крыма, писателя и поэта Закира Куртнезира:

 

Ленин дедик — курешлерде биз пиштик,

Ленин дедик — азатлыкъкъа ириштик.

Ленин деймиз — партияны севемиз,

Ленин деймиз — эр бир иште енемиз!

 

…Ленин десем — къуванчым толып-таша,

Ленин десем — къальбим куле, шадлана.

Даим Ленин бизнен бирге ел Аша,

Ватанымыз кудретлене, яраша.

 

Закир Куртнезир. «Ленин», «Тувгъан эдебият 4-7 сыныфлар ичюн», Ташкент, 1983 г.

 

Творческая деятельность «патриарха» крымскотатарского писательского цеха на родине в Крыму отмечена изданием пустых антологий, в которых полностью отсутствуют периоды подлинно национальной поэзии и литературы: 1917-1920, 1924-1928 гг. Не переизданы в достаточном объеме самые значимые статьи Исмаила Гаспринского, совершенно предано забвению литературное наследие Абдурешита Медиева.

 

Зато изданы антологии, в которых в одном ряду собраны имена жертв и их палачей, как общее «национальное наследие». Запомнился Риза Фазыл и скандальной поэмой в честь кандидата в депутаты Людмилы Денисовой, соперничавшей на избирательном участке с кандидатом — крымским татарином — ветераном Национального движения, основателем микрорайона Каменка-Хошкельды Эскендр-ага Умеровым:

 

Эй, джемаат, ватандашлар!

Бизде сайлав оладжакъ!

Юртумызнынъ Радасынъа

Янъы векиль къонаджакъ.

 

Адымыздан сайлянып,

Шу Радагъа аза олып,

Векиль олып байланып,

Санъа-мана, Каменкъкгъа

Бир файда япамакъ…

 

… Он беш тек эркек ичерсинде

Бар бир беяз гогерджин.

Денисова Людмила о!

Айткъкан сезни беджерер.

 

Бизим намзет Денисова,

Тек она рей берейик!

Векиль этип оны сайляп

Ондан хайыр корейик!..

 

Риза Фазыл, Богурча (Каменка.) 25 июня 2000 г.

 

Не будь бараном!

 

Такими, с позволения сказать, «произведениями» во все времена зарабатывались звания, комфортная жизнь и статус «правильного» крымского татарина, на которого правящий режим мог положиться в деле воспитания биороботов. Возможно, позиция потребителей, полная отстраненность от проблем народа абсолютного большинства из нашей так называемой «национальной интеллигенции», можно объяснить тем, что свои школьные годы они прилежно зубрили, указанные выше «Тувгъан эдебият», «Акъбардакъ» и им подобные «шедевры». Как здесь не вспомнить обличающей оценки этой национальной образованщины, данной в свое время Исмаилом Гаспринским:

 

«История не знает такого оригинального «типа», какой наш интеллигент… Они никакого цвета не имеют. Он именно тем отличается от всех других интеллигентов, что цвета не имеет. Таким образом, мы имеем образованных татар, но не имеем татарской интеллигенции».

 

Нынешние, правда, отличаются от тех еще и тем, что не дали из своей среды, пожалуй, ни одного по уровню Усеина Тохтаргазы, Асана Чергеева, Аблякима Ильми, Абибуллы Одабаша или Джемиля Керменчикли. Зато пробравшись в Крым на спине своих простых соотечественников, прекрасно обустроились, не чувствуя при этом себя обязанными менее образованным соотечественникам.

 

В моменты активизации Национального движения именно из среды таких «правильных» раздавались и продолжают раздаваться призывы успокоиться и не мешать правительству разобраться с «ранее проживавшими в Крыму татарами». А благодарное руководство как делало, так и продолжает делать ставку именно на таких, как и автор нижеследующих строк:

 

Сенмез кунеш -Октябрьнинъ нуры къыздыра

Къуллыкъ юкин сильтеп аткъан инсан коксюни.

Эски дюнья бугъавыны къыра-сындыра,

Коммунагъа етеклей о Совет улькесин.

 

Шу улькеде огге кете меним де халкъым,

Эй, Октябрь! етеклейсинъ халклар элинден,

Эй, Октябрь! Сенден тапты озь бахтынъ,

Сен берген кучь ич тюкенмез онынъ белинден.

 

Ш. Селимов, «Октябрь». Сборник стихов «Акъбардакъ», Ташкент, 1974.

 

В этом же сборнике немало подобного идеологического мусора, прославляющего победу убийц выдающихся сынов и дочерей крымскотатарского народа, начавших свое правление в Крыму с убийства подлинно народного поэта Номана Челебиджихана и закончивших свою политику в отношении всего крымскотатарского народа его поголовным выселением:

 

Ал Октябрь догъгъан куню догъды акъикъат,

Ал октябрь догъгъан куню догъды сеадет.

Шу кунь кельсе гонюллерде севинч ола къат-къат,

Байрам этмек урь халкъыма мукъаддес адет.

 

Ш.Селимов, «Октябрь», Сборник стихов «Акъбардакъ», Ташкент, 1974.

 

Или следующее:

 

Ель, борандан къозмакъ истейим,

Асырымны озмакъ истейим,

Ракетадай кетмек истейим,

Мензилиме етмек истейим.

…Коммунизм! Коммунизмдир

Мени ель ве ракета эткен.

 

Ш.Селимов, «Елгъа чыкътым». Сборник стихов «Акъбардакъ», Ташкент, 1974 г.

 

В документах КГБ «достойных» представителей называли еще «умеренными». Вот, к примеру, выдержка из докладной КГБ при СМ Узбекистана, представленная секретарю ЦК КПУ В. Щербицкому:

 

«По сообщению КГБ при СМ Узбекистана, 15 июля 1973 года в Ташкенте состоялось собрание «умеренного крыла», на котором присутствовало около 20 человек представителей из Ташкента, Самарканда, Чирчика и Янгиюля. Собравшиеся осудили деятельность группы известного экстремиста Османова Бекира и приняли решение после возвращения «делегации» из Крыма, Киева и Москвы подготовить и распространить документ с информацией о ее результатах и критикой в адрес экстремистов»…

 

Предвижу, что кто-то из читателей, прочтя этот материал, непременно сморщит нос и скажет: «Зачем ворошить старое?..», «Зачем оскорблять память ушедших из этой жизни?..». Но, во-первых, не считаю, что христианские заповеди уместны для следования им мусульманами. Во-вторых, написанные ими лживые опусы как ложные ориентиры живут и процветают, искажая историю борьбы нашего народа, оскорбляя память действительно достойных сынов и дочерей нашего народа, отравляя самосознание настоящего и будущих поколений нашего народа:

 

…Къаттыбаш бир джаиль чыкъар минберге,

Мустафа Джемильни «батырар» кирге, —

Миллет кечмишини батырар ерге,

Халкъым, къузгъунларынъ сени ольдюре…

 

…Эр къырымтатарнынъ къорантасына

Ватангъа Мустафа ёл ачкъан эди.

Догърусын айтаджакъ олсакъ, аслында

Умют алевини о якъкъан эди…

 

Шакир Селим. «Къырымнаме» (дестан)

 

Можно было бы согласиться с тем, чтобы не упоминать имен этих «правильных» поэтов, если бы крымскотатарский народ не пребывал в статусе народа, подпавшего под колониальную зависимость, лишенный прав на свою землю, ресурсы, обеспечивающие его развитие и процветание. Но именно этот колониальный статус обеспечивает работой «правильные» кадры из его среды: трусливых «лидеров», муфтиев-крестоносцев, поэтов-лицемеров, которые на деле сами прекрасно осознают себе цену. Наследие Шакира Селима имеет и другие произведения, в том числе и сборник «Тушюнджелер» и стихотворения подобные «Добруджада яшагъан семетдешлеримизге». Но в нашем положение, скорее всего, будут тиражироваться славословия подобные вышеприведенным из «Къырымнаме».

 

Сам Шакир Селим перед своей кончиной по-своему «показал кукиш» бессменному лидеру курултай-меджлиса, которого боялся, как боялся всю жизнь товарищей из парткомов и органов, притчу под названием «Керванбашы ве Чалбаш Бора», в которой повествуется о прощании перед уходом из жизни караванбаши с верными спутниками всей жизни верблюдами его каравана. Почувствовав приближение Ангела смерти Азраила, караванбаши просит прощения за, порой, непосильную ношу, грубость и плохой корм и получает от них прощение. Но только одну единственную провинность верные спутники жизни не могут ему простить:

 

Керванбашы! Тек бир шейни ич багъышлап болмаймыз,

Сонъ ёлунъда бу гуняхны санъа юклеп ёллаймыз.

Сучынъ будыр: кечеркенмиз нидже сахра сыртындан,

Омюр бою юрсеттинъ сен бизни Эшек артындан…

 

Ш.Селим. «Керванбашы ве Чалбаш Бора», Акъмесджит, 2010.

 

Не требуется много ума, чтобы распознать в героях этой притчи известных в крымскотатарском политикуме персонажей…

 

Для нравственного здоровья нации очень важно своевременно и адекватно реагировать на поползновения отдельных лиц и сообществ извратить Истину — будь-то история Народа, хроника его борьбы, биографии и подлинный вклад отдельных персон в общую копилку борьбы народа за собственное настоящее и будущее. И здесь не может быть места никаким компромиссам, никакого либерализма, почитания авторитетов, как подлинных, так и мнимых. Ибо речь идет о фундаменте нашего Национального дома, о почве, на которой произрастет либо наш Крымскотатарский Сад либо Псевдонациональный пустырь.

 

К счастью для нас крымскотатарская поэзия не ограничивается лишь выше перечисленными «творениями». Есть огромный пласт, оставленный нам подлинными национальными поэтами, такими, к примеру, как Бекир Чобан-заде, Амди Гирайбай:

 

Аркъадашлар, джигитлер бугунь бизнинъ,

Бизмен бирге акъызлар эм де сизнинъ,

Энъ биринджи борджумыз джигит болмакъ,

Гъаемизчюн джан къыйып къанлы болмакъ…

 

«Гъаенъ ичюн къан акъыз, заман яшы»,

«Къандыр акънынъ йыкъылмаз темель ташы»,

«Хайынларны къайрып соймакъ керек»,

Джуртун якъып неслини джоймакъ керек.

 

Аранъызда хайынлар къалмагъан сонъ,

Халкъ ишинек ич аякъ чалмагъан сонъ,

«Къол тутушып, бирликип кетинъиз», —  дей,

«Мазлум Къырымны сиз азат этиниз», — дей,

 

…Къоркъакълардан сырамыз темиз болсун,

Къоркъакъ уйде отурсын, семиз олсун,

Биз олардан айрылып кетмелемиз,

Джигитликни шай исбат этмелимиз…

 

Амди Гирайбай. «Джашлыкъкъа».

 

…Миллионларман йыл кечсе де кинли джигит союмыз,

Ич джойтулмаз турар экеч мунълы джырлар, тоюмыз,

Бухар болып кокке чыкъар, бурчакъдайын джавармыз,

Кунь тувуштан тап батыгъа дерьядайын авармыз.

 

Эй Алтайнынъ тазеленген, солмагъан ал гуллери!

Узакълардан бир-бирине джырлагъан бульбуллери!

Екъмы бизде ич тиль, авуз, дертлешмеге, айтмагъа?

Джуйруклерни айландырып, къарт девирге къайтмагъа? …

 

Амди Гирайбай. «Алтайлыларгъа».

 

СЕН ДЕНИШМЕ!

 

Сен ДЕНИШМЕ, мурадынъ ичюнъ болса!

Омрюньде эр шейинъ ДЖЮРТчюн болса…

Барсын йыллар айлянсынъ йыллар билгенидай,

Барсьнъ джолун шашырсынъ Йылдыз, Кюн, Ай…

 

Сен АЙЛЯНМА, достчигъым, акъ джолундан!

Халкъкъа байрам, шенъликлер болгъан экен,

Ят еллерге онъгъанлыкъ толгъанъ экенъ.

 

Сен УНУТМА мукъаддес кедерлеринъ!

Джылап оскен о виран озь джерлеринъ…

Кординъ эр кес денишкен хатыр ичюн,

Сынгъандай бир джыллы чадыр ичюн.

 

Сен УНУТМА сюрюнмек ёкъ болгъанынъ!

Акъ джолунда джангъызнъынъ бек болгьанъынъ!..

 

Бекир Чобан-заде. «Къаттыбаш къузгъунъларынъ бириси».

 

Сеит БАТТАЛ

Похожие материалы

Ретроспектива дня