Что Госдума оставит татарскому языку?

Post navigation

Что Госдума оставит татарскому языку?

В распоряжении «БИЗНЕС Online» оказался текст скандального законопроекта о национальных языках после всех правок. Вопросы остались

«Это развязывает всю ситуацию», — с гордостью заявил председатель комитета по образованию и науке Госдумы Вячеслав Никонов по итогам состоявшегося накануне заседания рабочей группы, призванного найти компромисс в споре вокруг законопроекта, регламентирующего изучение национальных языков.

Что Госдума оставит татарскому языку?

Как выяснил «БИЗНЕС Online», часть острых вопросов оказались вынесены за рамки законопроекта, например, решать, в какой части быть государственным языкам республик, теперь предстоит минпросвещения РФ.

Мы констатировали очень серьезное продвижение к компромиссу

Родные языки остаются в обязательной школьной программе, при этом статус родного получает и русский язык — к такому компромиссу окончательно пришли авторы законопроекта об изучении родных языков и представители национальных республик в ходе расширенного заседания рабочей группы, которое прошло накануне в Госдуме РФ. При этом 19 июня 2018 на первые чтения в нижней палате парламента будет вынесен первоначальный вариант законопроекта, а все изменения будут вносится ко второму чтению. Тогда же правительство должно будет представить все необходимые подзаконные акты. Напомним, ранее стало известно, что Госдума перенесла рассмотрение законопроекта с осенней сессии на 19 июня, сократив сроки его обсуждения в регионах.

Как передает слова первого замруководителя фракции «Единая Россия» по законопроектной деятельности Андрея Исаева пресс-служба Госдумы, на документ поступили «разные отзывы от законодательных органов субъектов РФ, значительная часть субъектов концептуально законопроект поддержала, но были и замечания». «В результате обсуждений, которые прошли в рамках рабочей группы, мы констатировали очень серьезное продвижение к компромиссу, который может устроить все заинтересованные стороны», — добавил при этом председатель комитета по образованию и науке Госдумы Вячеслав Никонов.

Исаев также добавил, что «принципиальным моментом» является то, что, с одной стороны, «обучение национальным языкам республик, родным языкам остается в обязательной [школьной] программе, это обязательный предмет, который дети будут учить», с другой стороны, выбрать в качестве родного языка можно будет также государственный язык РФ — русский. «Подчеркну: право выбора языка — именно выбора, а не его изучения — будет добровольным», — вновь уточнил Исаев. Никонов добавил, что предлагается, что выбирать язык будут родители или законные представители детей перед первым и пятым классом.

Никонов пояснил, что рабочая группа предложила внести изменения в закон и указать русский язык не только как государственный, но и как один из национальных. «Это на самом деле развязывает всю ситуацию. При этом изучение родного языка остается обязательным, но одним из этих языков может стать русский язык», — сказал глава думского комитета.

Дополнительное изучение русского языка нарушает равные условия выбора

До нынешнего момента поправленный законопроект приходится обсуждать исключительно со слов участников рабочей группы, хотя в реальности значение имеет лишь то, что написано непосредственно в тексте документа. «БИЗНЕС Online» удалось получить в свое распоряжение новую редакцию законопроекта, которую мы проанализировали совместно с экспертами.

Во-первых, пункт, согласно которому предлагалось перевести родные языки в статус факультатива, из новой редакции законопроекта действительно исключен полностью. «То, что касается тех пунктов, которые нас не устраивали — добровольность, которая отводила родные языки к вариативной части учебной программы, — это убрали. Это хорошо, это услышано, насколько я все это правильно прочитал», — доволен координатор инициативной группы «Нет закону против родных языков» Айрат Файзрахманов.

Однако право выбрать в качество родного русский язык требует уточнений. Как отмечал ранее специалист по национальному образованию Марат Лотфуллин, понятие «родной язык» было придумано для того, чтобы обозначить все языки народов РФ единым термином, а не переписывать каждый из более 180 языков отдельно. Русский язык в этот перечень не входил как раз потому, что уже имеет статус государственного.

«Родные языки из факультатива перевели в обязательную часть, но включили возможность дополнительного изучения русского языка, что сводит на нет изучение нерусских языков и нарушает равные условия выбора», — отмечает Лотфуллин.

Если закон будет принят в таком виде, принципиальным вопросом становится то, как именно, по какой методике будет преподаваться русский язык в качестве родного. Если те, кто его выберут, будут получать преимущество при сдаче ЕГЭ, возникнет дискриминация, и многие татароязычные родители будут вынуждены выбирать в этом качестве русский. С другой стороны, «культурологическая» подача предмета тоже многих не устраивает. Так что эти бои еще предстоят, но, видимо, уже вне стен Госдумы РФ.

Файзрахманов обращает внимание еще на один неприятный аспект: «Есть психологический момент — сейчас в школьных расписаниях не пишут „татарский“, „чувашский“ или „марийский“ язык, пишут „родной язык“. Визуально татарский язык из школы исчезнет. Негативный итог этого — у нас есть русский язык, но нет предмета под названием „татарский язык“».

Госязыкам оставили лазейку?

Не менее важные правки касаются судьбы национальных языков в другом качестве — как государственных языков республик. Из нового проекта исчезла норма, согласно которой их преподавание и изучение осуществляется исключительно на добровольной основе. Говорится лишь о добровольности выбора как родного, так и государственного языка (в Дагестане, например, ученикам нужно выбрать из множества государственных языков, а в Татарстане выбор безальтернативен — татарский). Но при этом ничего не сказано и про обязательность. Законом закрепляется лишь право на изучение государственных языков республик, но «не в ущерб преподаванию и изучению государственного языка РФ», то есть русского.

Что Госдума оставит татарскому языку?

«Депутаты передали государственный язык на откуп ФГОС, — делает вывод Файзрахманов. — Но по госязыкам закон не вносит ясности: будет ли госязык в обязательной части программы или в необязательной. Если он окажется в необязательной части, то укрепляется второсортность государственных языков в республиках. Если госязык войдет в обязательную программу, согласно ФГОС, то это хорошо, если в вариативную часть, то количество часов резко уменьшится. Это опять может привести к конфликту в родительском сообществе: нужно ли вводить этот предмет их классу? Кто-то будет хотеть ритмику, а кто-то, чтобы татарский язык преподавался…».

Напомним, что до конца прошлого года государственных языков республик во ФГОС не было в принципе. После настойчивых просьб представителей Татарстана минобразования РФ разработало вариант учебного плана, где на него отводится до двух часов в неделю. Это как раз и было тем знаменитым письмом от министра Ольги Васильевой, которого дожидался тогдашний вице-премьер РТ Энгель Фаттахов — он говорил об этом на сессиях Госсовета РТ. Увы, решение минобразования РФ не оправдало ожиданий татарстанских властей: госязыки отнесены в необязательную, вариативную часть учебной программы, формируемую по выбору участников образовательных отношений.

Соответственно, отредактированная версия законопроекта не закрывают форточку. Лоббисты со стороны Татарстана теоретически могут добиться изменения ФГОС на уровне теперь уже минпросвещения РФ. «Сейчас нам нужно требовать, просить, чтобы в обязательной части согласно ФГОС появился именно государственный язык, закон в этой форме не уточняет, в какой части он будет изучаться, но изучать его не запрещает», — добавляет Файзрахманов.

Однако надежда на то, что государственные языки при помощи ФГОС попадут в обязательную образовательную программу, весьма призрачна, поскольку сразу же после заседания рабочей группы Исаев процитировал слова Владимира Путина, которые и стали спусковым крючком всего этого процесса: «Точку в этом споре поставил президент Владимир Путин, сказав, что нельзя принуждать человека к изучению языка, который не является для него родным и который он изучать не хочет. На решение этого вопроса и был направлен этот законопроект», — отметил он.

Как слова непогрешимого гаранта Конституции соотносятся с обязательным изучением в школах иностранных языков — по-прежнему остается фигурой умолчания.

Наносит ли татарский ущерб русскому?

Лотфуллин также обращает внимание на несколько оскорбительную ремарку о том, что изучение госязыков республик может наносить ущерб преподаванию русского языка. По его мнению, это противоречит п. 7 ст. 1 закона «О государственном языке РФ», предусматривающему, что «обязательность использования государственного языка РФ не должна толковаться как отрицание или умаление права на пользование государственными языками республик, находящихся в составе РФ, и языками народов РФ».

При этом специалист уверен, что изучение татарского языка в республике никак не влияло на ухудшение показателей по русскому языку. «Критерием выполнения требований ФГОС к результатам освоения русского языка являются результаты итоговой аттестации. Например, результаты государственной итоговой аттестации по предмету „русский язык“ в 11-м классе в Татарстане остаются стабильно высокими на протяжении ряда лет: в 2017 году средний балл 11-классников из нашей республики равен 72,53 балла, что ниже среднего балла находящихся на первом месте московских выпускников (72,6 балла) и выше результатов выпускников Санкт-Петербурга, занимающих третье место (71,09 балла). Поэтому абзац о нанесении ущерба изучения одного языка изучению другого необходимо исключить», — уверен он.

При этом Файзрахманов отмечает, что исключение из школьной программы татарского языка как государственного ущемит права тех русских, которые хотели бы изучать татарский язык. «Преподавание государственного татарского языка дает хорошую возможность русскому населению изучать этот язык», — уверен он. «Я прогнозирую, что абсолютное большинство русского населения в качестве родного языка будет выбирать, естественно, русский, и единственная возможность у них изучать татарский язык — это изучать его в качестве государственного. Все равно в республике есть достаточное количество русских людей, которые хотели бы, чтобы их дети знали татарский язык. Выбрать в качестве родного татарский русские тоже могут, но эти вещи не соотносятся с самосознанием. Вроде бы человек и хочет изучать татарский язык, а таких на самом деле много, но, когда он значится именно как родной язык, это не совсем приятно людям. И я считаю это нормальной ситуацией, когда человек отвергает татарский язык как родной, если он не является татарином», — добавляет Файзрахманов.

Один коряк в Башкортостане не сможет учить свой родной язык, поскольку в законе есть такая оговорка

В новом варианте закона также осталась норма, согласно которой изучение языков даже по выбору будет производиться в рамках имеющихся в конкретной школе возможностей. Это значит, что изучать родной язык в школе ребенок будет только в том случае, если сразу восемь учеников одного класса выбрали один и тот же родной язык. Очень четко объяснил эту норму закона в эфире телеканала «Россия-24» Никонов: «Если ребенок с карякским языком в башкирской школе, то естественно, в пределах возможностей, если там есть учитель и соответствующая программа. <…> Поэтому, конечно, в пределах возможностей, — с ухмылкой отметил депутат. — У нас больше языков народов РФ, чем предметов, которые изучаются на этих языках».

«Один коряк в Башкортостане не сможет учить свой родной язык, поскольку в законе есть такая оговорка — „в пределах возможностей образовательной организации“, — соглашается с ним Файзрахманов. — Именно эти пределы возможностей нужно регулировать и, возможно, снижать количество человек, от которых может податься заявление. Если, например, в классе шесть чувашей, которые хотят изучать чувашский язык, им не дадут такую возможность. Сейчас норма — восемь детей. Я считаю, что нужно снижать количество учеников, которые требуют преподавания родного языка и, естественно, если один коряк просит, обеспечить формат именно очного обучения с финансовой точки зрения сложно. Я считаю, что должна быть создана система возможности дистанционного обучения: если есть один татарин в классе, который хочет учить татарский язык и живет в Якутске, поскольку в Якутске мало татар, то он должен подключаться к этой системе. Это тоже должно быть сертифицировано, это тоже должно быть введено во ФГОС, в примерные учебные планы. Если такая система будет разработана, это будет хорошей возможностью», — добавляет он.

Лотфуллин же считает, что слова «в пределах возможностей, предоставляемых системой образования» нужно из закона исключить, «так как система образования должна обеспечивать образовательные потребности не только одного богоизбранного народа, а всех народов РФ». «В Российской Федерации уже в течение ряда лет прекращена подготовка билингвальных учителей-предметников, владеющих родными языками, и утрачена система разработки и издания учебников на языках народов Российской Федерации. Поэтому данный пункт необходимо дополнить словами „в том числе подготовкой педагогических кадров, владеющих языками преподавания, и изданием УМК на языках народов Российской Федерации“», — вносит еще одну коррективу он.

К слову, участники рабочей группы в Госдуме упоминают о создании фонда национальных родных языков, который как раз и должен будет заняться разработкой учебных методик и пособий. Другими словами, эту работу решено перевести на федеральный уровень. То, что сами национальные республики задачу преподавать свои языки на должном уровне провалили, уже очевидно.

Гульназ Бадретдин,

Альфред Мухаметрахимов,

Алексей Брусницын

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/385078

Похожие материалы

Ретроспектива дня