Статьи
12.05.2017 07:10
Почему Россия погружается в кризис

Россия всё глубже погружается в трясину государственного кризиса. Её институты не справляются с задачей адекватного реагирования и устранения угроз. Это погружение в кризис происходит медленно и потому люди на психологическом уровне успевают к нему приспособиться и привыкнуть.

Правящая прослойка связана корневыми интересами с Западом и выходит за пределы России в своих источниках финансирования и существования

Люди ко всему привыкают - практика гитлеровских концлагерей дала этому феномену колоссальный реальный опыт. Самые ужасные условия существования, если их нельзя избежать, становятся приспособленной реальностью. Но несмотря на то, что народ привыкает к погружению в нищету и к прогрессирующему ослаблению и разложению властной верхушки, процесс разложения неумолимо продолжается. Метр за метром скрадывает он территорию, на которой обосновалась ныне правящая в России группировка.

 

В чём выражается этот кризис? В постоянном усилении нескольких главных тенденций, возникших на заре установления в России власти новой буржуазии. Преодолеть эти губительные тенденции не удаётся ни одному правителю после 1991 года и они лишь усиливаются, подобно метастазам, проникающим в разные органы общественного тела.


Это:

 

1. Непрекращающийся структурный кризис экономики - даже в нулевые годы рост торговли, строительства и банковского сектора был основан на доходах от экспорта сырья и энергоносителей, колоссальном импорте и кредитной накачке населения, тогда как в обрабатывающей промышленности прогрессировал и продолжает прогрессировать развал и падение. Заводы закрываются массово, превращаясь в торговые центры или площадки для складирования контейнеров с импортом. Даже прогресс в свиноводстве, птицеводстве и производстве зерна основан на импорте зарубежного оборудования ферм и техники, что не опровергает, а подтверждает главную тенденцию на архаизацию структуры промышленности. В семенном деле и яйцах, например, Россия полностью находится под властью импорта - у нас нет селекционного производства, оно убито. Исключением является ВПК, так как от его состояния зависит безопасность властвующей группировки.

 

2. Засекречивание реальной статистики и превращение её в инструмент пропаганды. пользующийся сфальсифицированными данными, есть признак того, что власть боится свидетельств своей неспособности поправить экономику, но хочет спрятать все доказательства этого.

 

3. Правящая прослойка связана корневыми интересами с Западом и выходит за пределы России в своих источниках финансирования и существования.

 

4. Нарастание бедности и вопиющего социального расслоения продолжается. Неравенство создаёт вопиющую социальную несправедливость.

 

5. Неудержимая коррупция стала частью государственной машины, что позволяет атаковать государство извне, формально атакуя коррупцию.

 

6. Непотизм кланово-олигархического уклада власти - во власть попадают исключительно на основе личной преданности, получая на кормление целые куски территорий и отрасли, и потом вельможные чиновники отдают своим детям ведущие корпорации и банки.

 

7. Все эти процессы сопровождаются медленным, но неуклонным ростом общественного недовольства и деградацией морали и гражданской мотивации.

 

Таким образом, кризис нынешней российской государственности есть кризис её капиталистического общественно-политического строя. Её экономического базиса. Кризис капитализма создаёт в России кризис тотальный: экономический, идейно-духовный. политический. Суммируясь, все эти кризисы создают кризис имеющейся государственной системы, кризис государственности.

 

Движущие силы кризиса

 

В России капитализм неизбежно принял черты колониального, ублюдочного и периферийного. Капитализма, где возродились черты даже феодального и рабовладельческого укладов. Такая гремучая смесь не может не создавать того, что Ленин зазвал "теорией слабых звеньев" в мировой капиталистический системе: существование нескольких укладов порождает небывалое обострение противоречий и приближает революционную ситуацию, когда верхи не могут править по-старому, а низы не хотят по-старому жить.

 

В таких ситуациях общество поляризуется на сторонников развития капитализма и сторонников его ограничения, тех, кто в том или ином виде симпатизирует социалистическим преобразованиям, приходит к осознанию их неизбежности и необходимости. Споры вызывает не сам факт признания необходимости социализма, а та или иная его модель. Сторонники социализма в разных его видах образуют лагерь так называемых "государственников" и "патриотов", сторонники развития капитализма образуют лагерь "либералов".

 

Никакие призывы подняться над классовыми противоречиями в классовом обществе не могут иметь успех. Они лишь обнажают умственную неадекватность тех, кто этими призывами занимается. Сознание всё-таки определяется не призывами, а бытиём. И если для всё более растущего числа людей это бытиё катастрофическое, сползающее к кризису. то никакие призывы не замечать обострившихся общественных противоречий не помогут предотвратить обострение политического противостояния богатеющих богатых и беднеющих бедных. Реакция ещё никогда и нигде не побеждала в долгосрочной перспективе, хотя ей удавалось на время "подморозить", затормозить ход социальных преобразований. Но потом они совершались скачком, через путь хаоса и насилия - не эволюцией, а революцией. Такова плата за уклонение от решения назревших проблем вовремя.

 

Либералы в России сейчас усиливают свой ресурсный потенциал. Они обладают более современными политтехнологиями, медийным, кадровым и финансовым ресурсом. Есть у них и административный ресурс. Они поддержаны Западом. В России назревает не социалистический, а именно либеральный революционный переворот. Если он случится, Россия прекратить своё историческое существование как единое государство в Евразии. Не видеть этого может только слепой.

 

Патриоты-государственники полностью парализованы тем, что в своё время они полностью встали на поддержку власти, закрыв глаза на её пороки. Свою позицию патриоты объясняли необходимостью постепенно трансформировать изъеденное пороками государство. Таким образом патриоты встали на поддержку лично Путина как главы государства. И тем самым потеряли субъектность, став продолжением испытывающего тяжёлый кризис государства.

 

При этом патриоты в полном смысле частью государства не стали, а превратились в нечто маргинальное, существующее между системами. Не оппозиция, не власть, а непонятно что. Патриоты утратили организационные контуры, примкнули к государству, будучи не в силах его изменить. И тем самым они попали в либеральный капкан. Их стреножили и нейтрализовали именно либералы, сыграв на ценностях патриотов. Теперь либералы набирают обороты в критике государства, а патриоты, связанные стратегическими соглашениями с властью, молчат. Кризис либерального государства в первую очередь ударил не по либералам, а по их оппонентам - такой вот получился парадокс.

 

В народе говорят: "Никогда не садись с чёртом наперегонки суп хлебать - у него всегда ложка длиннее будет". Государственники забыли классовый подход к анализу политики, забыли науку политэкономию - и потому попали в эту ловушку. Завели общие разговоры о прогрессе и развитии, забыв, что носителем прогресса бывает только определённый класс. Не бывает прогресса вообще. В России сейчас правящим классом является буржуазия, которая органически не способна к прогрессу. Она способна лишь к измене национальным интересам и регрессу. Забыв эти азы, патриоты обрекли себя на поражение. Они согласились с правом компрадорской буржуазии на политическую власть. Они хотели только немного её подправить. Сделать такой "капитализм с человеческим лицом". Сели с либеральным чёртом соревноваться и проиграли ему с треском.

 

Власть растеряна, хотя старается это тщательно скрывать. Денег у государства больше нет. Нет ни развития промышленности, ни социальных программ. Нет идей и стремительно тает авторитет. Дыры бюджета растут и затыкать их нечем. Израсходован ресурс обещаний, которые были даны, но так и не выполнены. Фактор Крыма исчерпан, на поверхности вновь прежние язвы. Коррупция полыхает как пожар, несмотря на отдельные показательные отставки, за которыми не следует посадок. Ничего, кроме противопоставления силы ОМОНа и Росгвардии нарастающему недовольству у власти не осталось.

 

Всякие прикормленные властью "Антимайданы", одиозные "Наши" и погрязшие в мелкотемье "Народные фронты" не оказывают на общественное мнение уже никакого влияния. Телевидение стало помойкой сплетен и низкопробных скандальных шоу, от которых молодёжь уходит в интернет, где правит либеральная оппозиция. Нет экономической модели развития, а есть либеральная буржуазная модель, которая исключает преодоление кризиса и одоление бедности.

 

Кризис капиталистической государственной модели России вовсе не есть кризис России как формы существования народов, её населяющих. Со всё большей очевидностью становится ясным: капитализм в России не может быть прогрессивным и суверенным, он может быть только периферийным и зависимым. Не тот климат, не та география. И, соответственно, не тот народ. Такой капитализм ставит Россию на неминуемую грань уничтожения. Капитализм не дал и не может дать России ни процветания, ни развития, ни справедливости. Русские могут долго терпеть нужду, но привыкнуть к несправедливости, смириться с ней они не смогут никогда.

 

Перспективы у буржуазной России в принципе нет.

 

Стать частью глобального капитализма, сохранив субъектность, Россия не сможет.

 

Неизбежный дрейф ищущих выживания элит в сторону вынужденного признания разумности основ социализма повлечёт в ближайшее время их раскол и столкновение. В поисках стратегии выживания социализм обретает черты стратегии, единственно возможной для России и её народа. Ясно, что нынешняя элита не будет признавать этот факт и продолжит существовать в рамках существующей парадигмы. Но тем самым она ускорит своё падение и крах её капиталистической государственности.

 

Тесто социализма в России пока не перебродило окончательно, ещё требуется время для исторического реванша, для вызревания новых общественных сил и ухода с арены сил старых, но никакие заблуждения части элиты и ориентирующихся на них масс не остановят общей закономерности развития исторического процесса: капитализм как система для России невозможен и критически опасен. Иллюзии закончились, просто кто-то осознал это раньше, а кто-то позже.

 

Признание этого факта не означает, что будут заимствованы прошлые модели. Это невозможно и не нужно. Модели будут другими. Но принципы останутся прежними. Будет синтез, но с преобладанием социалистических основ.

 

Россия может существовать только как страна системного антикапитализма. В этом её историческая особенность.

 

Александр Халдей

Источник: https://cont.ws

 

307
#Россия #кризис http://milli-firka.org/c/DBAHDKAA