Будущее Крыма: Косово или Афганистан?

Post navigation

Будущее Крыма: Косово или Афганистан?

Возвращение в Крым крымских татар после полувекового изгнания и их противостояние с русской общиной и официальными властями Украины представляет особое явление в списке мировых национальных конфликтов. «Этническую агрессию» этой пассионарной национальности на свои исторические земли можно в каких-то чертах сравнивать с массовой иммиграции евреев в Палестину в первой половине прошлого века или испаноязычного населения в южные штаты США.

При этом на собственно этнические проблемы Крыма накладывается активное стремление усилить свое влияние на полуострове со стороны Турции, исламских государств, США и НАТО. От того, как сложится судьба Крыма, этого «ключа к Черному морю», во многом будет зависеть геополитический расклад в Причерноморье и возможности России отстаивать здесь свои национальные интересы.

Национальные образования: обмен стабильности в настоящем на нестабильность в будущем

В нашем диалектически устроенном мире одновременно действуют две прямо противоположные тенденции: усиление национального самосознания с разграничением соседей по признаку «свой-чужой» и создания нового национального самосознания из лиц различных национальностей. Одним из последних ярких примеров создания новой нации является Приднестровье, жители которого не делят себя на русских, молдаван и украинцев, а говорят о себе как о «приднестровцах». Исторические примеры показывают, что созданию единой нации способствует состояние войны, внешней или внутренней, тогда как в мирное время, видимо, преобладает тенденция усиления национальной самоидентификации, о чем свидетельствует рост числа сообщений о межнациональной напряженности в благополучной Европе.

В реальной политике решение национальных проблем простирается от идеи «плавильного котла» или мирного сосуществования рядом всех национальностей до жесткого постулата «одна нация – один язык – одна вера». Оба подхода имеют свои плюсы и минусы.

«Мирное сосуществование» позволяет относительно бескровно включать в состав государства различные народы, что, кстати, практиковалось в Российской империи и позволило ей расширить Московское княжество от берегов Балтики до Японского моря. Подобную же политику пытались проводить большевики на заре еще не слишком устойчивой советской власти. На XII съезде РКП (б) (17-25 апреля 1923 года) И.В. Сталин подчеркивал: «…необходимо, чтобы власть пролетариата была столь же родной для инонационального крестьянства, как и для русского, … чтобы она функционировала на родном языке, чтобы школа и органы власти строились из людей местных, знающих язык, нравы, обычаи, быт». Для реализации такой политики в 1924 году были в два раза снижены минимальные нормы численности населения для сельсоветов и районов при организации национальных единиц. Социолог Александр Клячин в работе «Этнические меньшинства и национально-государственное строительство на Украине в 1920-1930 гг.» приводит данные, что, например, на Украине с 1924 по 1929 годы число национальных сельсоветов выросло с 345 до 1031. Но когда в государстве наступает сложный период, оно распадается именно по национальным границам.

События последних десятилетий в мире наглядно показывают правоту профессора Кембриджского университета Эрнеста Геллнера, считающего, что несовпадение политических и национальных (национально-культурных) единиц неизбежно содержит условия для потенциального конфликта. При этом, пишет Геллнер, всплеск национализма соответствует периоду индустриализации, так как на отсталых окраинах, где «национальная культура воспроизводится всей повседневной средой, для него нет почвы и простора».

Одним из интересных поучительных национальных феноменов нашего времени является история и настоящее крымских татар.

Потомки Золотой Орды

Монголо-татары впервые появились в Крыму (Тавриде) в начале 13 века, во времена Золотой Орды. В 1443 году чингизид Хаджи-Девлет Гирей был провозглашен крымским ханом, с этого времени ведется отсчет правления в Крыму династии Гиреев. Первое упоминание этнонима «крымские татары» (а не просто «татары») зафиксировано в начале 16 века. Крымские татары – кърым татарлар – состояли из трех народностей: предгорных татар (татили татлар), южнобережных татар (ялыбойлю) и потомков ногаев (ногайлар) и были мусульманского вероисповедания суннитского толка.

В 1478 году Крым попал в вассальную зависимость от Османской империи. С конца 17 века Крым стал объектом российской экспансии. Основная борьба за черноморское побережье разворачивалась в годы русско-турецкой войны 1769−1774 годов. По Кючук-Кайнарджийскому мирному договору 1774 года ханат был объявлен независимым государством. Все существовавшие привилегии татарской элиты были сохранены. Султанат получал право назначать духовных лиц, а Россия получала права контролировать деятельность властей Крыма. Однако последовавшие за тем конфликты между Османской империей, крымским ханом и Россией привели к тому, что указом Екатерины II в апреле 1783 года территория Крыма была присоединена к России и стала частью новой российской провинции – Новороссии. Крымская знать присягнула на верность императрице и была включена в состав дворянства империи.

Между Турцией и Россией с конца 18 до середины 19 века состоялось несколько войн, последняя в 1853−1856 годах, когда турецкие войска при поддержке войск Англии, Франции и Сардинского королевства оккупировали Севастополь.

После присоединения Крыма к России крымские татары становятся вечной картой в противостоянии России и Турции, которая всячески стимулировала миграцию татар из Крыма. Только за двадцать лет после 1774 года из Крыма в Добруджу и другие турецкие владения эмигрировало около 300 тыс. татар (почти 70%).

Татарский этнос при Советской власти

В начале 20 века по абсолютной численности русские в Крыму выходят на первое место (41,2%) с одновременным понижением доли татар (до 28,7%) и украинцев (8,6%). Это объясняется ассимиляцией украинцев в Крыму, уже в то время складывающемся как русскокультурный анклав. При этом татары очень медленно ассимилировались с другими национальностями Крыма. Как заключает Александр Клячин в своей статье «Динамика этнических систем расселения в Крыму (в связи с проблемой возвращения крымских татар)»: «… несмотря на чрезмерную полиэтничность Крыма подавляющее большинство крымских татар проживало в моноэтнических поселениях. Так, в селах, где крымские татары составляли 80% населения, проживало более 90% всех крымских татар Бахчисарайского района».

Свою роль в создании особого крымскотатарского менталитета сыграли московские власти, создав на полуострове Крымскотатарскую АССР. По Конституции Крымской АССР государственными языками провозглашались русский и крымскотатарский. Председатель ЦИК Крымской АССР Вели Ибраимов проводил политику в духе татарского национализма. В 1930-х годах националистические татарские движения были разгромлены, активисты уничтожены или сосланы в лагеря.

После революции среди татарского этноса была популярна идея образования независимого крымскотатарского государства и возрождении великого Крымского ханства (эта идея жива до сих пор, лидер Меджлиса Мустафа Джамилев в июле 2008 года заявил: «Когда-то значительная часть Украины была в составе Крымскотатарского ханства, сейчас мы — в составе Украины. То есть время от времени мы меняемся статусами»). Тогда создание своего государства татары связывали с помощью Германии и Турции. Поэтому оккупация Крыма войсками фашисткой Германии была восторженно встречена многими татарами. Немцы разрешили татарам возобновить мусульманские обряды, появились газеты и журналы на татарском языке, заработал татарский театр. По некоторым данным, на службу немцам перешло чуть ли не все татарское население Крыма.

По мнению Т. Лопухиной и С. Градировского («Особенности социокультурного преобразования Тавриды и социокультурной переработки крымскотатарского этноса»), депортация 1944 года была вызвана ставшим после войны очевидным фактом – крымскотатарский этнос не стал частью общности, именуемой «советским народом». Суммарное количество высланных на спецпоселение в Узбекистан татар, болгар, греков и армян составляло 238 тыс. человек.

К моменту развала СССР крымские татары заняли комфортное место в советском обществе. Как пишут Татьяна Лопухина и Сергей Градировский, крымские татары из преимущественно сельского населения в основном превратились в жителей городов, среди крымских татар был один из самых высоких в СССР процент лиц с высшим образованием и один из самых высоких жизненных уровней. Возможно, именно это, в соответствии с теорией Геллнера, привело к вспышке татарского национализма и борьбе за возвращение на родину.

В настоящее время в Крыму насчитывается около 300 тысяч крымских татар, они составляют около 13% населения полуострова. Примерно столько же находится в бывших местах ссылки и разбросано по всей России.

Национальное татарское государство вполне возможно

Пока нет точного ответа на принципиальный вопрос – что заставило 300 тыс. татар переехать в Крым с насиженных мест? Частично это можно объяснить развалом СССР, снижением уровня жизни, усилением национальных противоречий, наконец, всплеском «пассионарности», но, с другой стороны, в Крыму татары столкнулись с тем же самым только в еще более значительном масштабе. В качестве гипотезы можно предположить, что причиной миграции могла стать в значительной части скрытая материальная помощь переселенцам со стороны США, Турции и других мусульманских стран. Напрашивается историческая аналогия с Палестиной. В период британского мандата на Палестину с 1917 до 1948 года доля евреев на этой земле выросла благодаря помощи международных сионистских организаций с 9 до 31% (с 55 до 650 тыс.).

Хотя татары составляют в Крыму одну восьмую часть населения, перспективы создания независимого национального татарского государства не равны нулю. По оценке Алексея Полянского («Крымские татары: возможен ли конфликт на полуострове?»), учитывая высокую рождаемость среди крымских татар, их постоянный приток в Крым из республик СНГ, а также тенденцию к выезду русских с полуострова, через десять лет татары могут составить 40% всего крымского населения.

Для будущего Крыма и политики украинских и российских властей принципиален тот очевидный факт, что крымские татары категорически не приемлют украинскую или русскую ментальность и не способны ассимилироваться с местным населением. В начале 1990-х население относилось к возращению татар если не благожелательно, то без агрессии, сказывался комплекс пострадавшего народа, однако с каждым годом размежевание между национальностями на полуострове только усиливается. Татьяна Лопухина («Восприятие крымских татар молодыми крымчанами иных национальностей») констатирует закономерность: «Чем плотнее общение с крымскими татарами (на рабочих местах, в учебных заведениях, в быту – соседи, рынок), тем негативнее (в массовом, а не единичном случае) к ним отношение представителей иных национальностей и тем резче оценка их моральных качеств, интеллектуального уровня и т.д.»

К тому же уже сейчас крымские татары хорошо вооружены и организованы. Татарское население включено в жесткую вертикаль меджлисов всех уровней – от общекрымского до поселкового. Серьезную силу представляют созданные при попустительстве украинских властей так называемые отряды самообороны. Боевики проходят подготовку под руководством турецких, иорданских и чеченских инструкторов, военизированные формирования располагают складами с оружием и боеприпасами. По некоторым оценкам, в случае необходимости Меджлис в кратчайшие сроки может поставить под ружье около 15 тысяч хорошо оснащенных и обученных боевиков, такие цифры приводит А. Полянский.

В последние два-три года наблюдается активизация исламского фактора в жизни Крыма, в чем активно участвуют мусульманские организации Саудовской Аравии, Турции, Пакистана, Ирана. Турецкие власти открыто рассматривают Крым как зону своего влияния. Турция готовится помочь в нужный момент нарастить численность крымских татар. Так, переписи 1927 и 1955 годов не регистрировали в Турции ни татар, ни ногайцев. Однако в последнее время «крымских татар» обнаружилось в Турции чуть ли не 5 млн.

НАТО, США и Турция предпринимают активные действия по внедрению на полуостров. Уже получено согласие украинских властей на открытие в Симферополе и Севастополе «дипломатических представительств» США. Натовские корабли постоянные гости в Севастополе.

В качестве одного из вариантов развития событий Владимир Букарский рассматривает реализацию в Крыму косовского сценария («Крым: от оранжевых к зеленым»). К середине 10-х годов, считает Букарский, в Крыму вполне может вспыхнуть восстание, подобное косовскому восстанию 1981 года. Владимир Букарский напоминает, что бывший депутат Верховного Совета Крыма Э. Меметов еще в 1993 году заявил: «Мы планируем наши действия в расчете на многие десятилетия, даже столетия. Первейшая задача — запугать оккупантов (русских и украинцев), создать такую обстановку в Крыму, чтобы они сами бежали отсюда, как из Таджикистана».

Что ждет НАТО в Крыму?

Татары были нужны Киеву как союзник в борьбе с русским большинством населения автономии. Но самозахваты земли, почти открытое неповиновение украинским властям, яростное сопротивление украинизации и внедрению украинского языка заставили Киев сменить политику. Показательным событием в отношениях между властями Украины и крымскими татарами стал снос силовиками с применением БТР незаконных построек крымских татар на горе Ай-Петри в ноябре 2007 года. Элита Украины сопротивляется принятию инициированного крымскотатарским меджлисом Закона «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку». В законопроекте в противоречии с Конституцией Украины говорится о легализации меджлиса и курултая в качестве этнических органов власти; о признании депортированными всех татар поголовно, независимо от того, где и когда они родились (под такую категорию подпадают даже те, кто родится в будущем); о наделении татар льготами по этническому признаку и фактическом разделении крымчан на людей «первого» и «второго сорта».

В нашумевшем недавнем докладе экс-посла США на Украине Ставена Пайфера «Предотвратить кризис на Украине» говорится о вероятности гражданских волнений русского населения и столкновения с украинскими силами безопасности в Крыму. Присутствие Черноморского флота, пишет Пайфер, обеспечило бы готовые средства для России, чтобы защитить местных этнических россиян, создавая опасную ситуацию, в которой «российская военно-морская пехота и подразделения внутренних украинских сил безопасности могут войти в прямые столкновения с непредсказуемыми последствиями». В этом случае, убежден Пайфер, «хотя Украина не является членом НАТО и не имеет от него никаких гарантий, она, конечно, обратилась бы к Альянсу за поддержкой».

Трудно предсказать развитие ситуации на полуострове. Но с большой вероятностью можно предположить, что крымские татары попытаются использовать гражданские волнения в автономии для создания собственного государства, что не примут другие жители полуострова. Тогда натовские силы и вооруженные татарские формирования окажутся в состоянии войны с большинством населения, и ситуация в Крыму будет напоминать скорее ситуацию в Афганистане.

В заключении можно сказать, что национальные проблемы в принципе не имеют решения. Если следовать теории Геллнера, пока государственные границы не совпадут с национальными, потенциал конфликтов не будет исчерпан. Ожидать такого «рая» не приходится, поскольку «национальные границы» непрерывно изменяются.

Особенность Крыма в том, что здесь впервые в новейшем времени имеет место, образно говоря, «целенаправленная национальная агрессия», слегка подкрепленная историческими претензиями вековой давности. Она бы не имела шансов на успех, если бы не накладывалась на противостояние Запада и России, исламского мира и христианства, на мечты турок и русских о возврате былого могущества…

Использованные источники:

Richard S. Gallager // Soul of an Organization // 2003

Андреев А. // История Крыма // Монолит-Евролинц-Традиция, Москва, 2002, http://acrimea.narod.ru/

Букарский В. // Крым: от оранжевых к зеленым // АПН, 12 января 2005

Меджлис требует от Ющенко закон об «укоренении» крымских татар // Новый Регион – Киев, 07.11.2007

Калкатина В. // Значительная часть Украины была в составе Крымско-татарского ханства // Киевские Ведомости, Украина, 14 июля 2008

Клячин А.И. // Динамика этнических систем расселения в Крыму (в связи с проблемой возвращения крымских татар) // Этнографическое обозрение, № 2, 1992 г.

Клячин А.И. // Этнические меньшинства и национально-государственное строительство на Украине в 1920-1930 гг. // Этноконтактные зоны в европейской части СССР (география, динамика, методы изучения). М., 1989

Крупник И. // Причины «взрыва» национализма в нашей стране // Национальный вопрос в СССР: поиски объяснений, «ВЕК», Рига, 1990, № 3, цит. по http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Article/krup_prich.php

Лопухина Т., Градировский С. // Особенности социокультурного преобразования Тавриды и социокультурной переработки крымскотатарского этноса // http://www.archipelag.ru/authors/lopuhina/?library=1152

Лопухина Т. // Восприятие крымских татар молодыми крымчанами иных национальностей // Русский архипелаг, http://www.archipelag.ru/authors/lopuhina/?library=1153

Маркедонов С. // Пантюркизм как мечта, миф и реальность // Политком.RU, 18.02.2009

Полянский А.И. // Крымские татары: возможен ли конфликт на полуострове? // http://www.edrus.org/content/view/95/71/

Федоров А.Б. // Правовой статус Крыма. Правовой статус Севастополя // Издательство Московского Университета, 1999, http://www.ukrstor.com/ukrstor/fedorov-pravstatus.html

Посольство государства Палестины в г. Москве// http://www.palestine.ru

Снос самозахватов в Крыму может привести к чрезвычайному положению на Украине: крымские татары // ИА Regnum, 28.01.2009

Судетские немцы: трагедия германо-чешской истории // http://emigration.russie.ru/news/5/5777_1.html

Александр КОВАЛЬЧУК, кандидат исторических наук

materik.ru

 

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня