Юрий Османов был настоящим народным заступником

Post navigation

Юрий Османов был настоящим народным заступником

Юрий Османов был настоящим народным заступникомПознакомился в Интернете со статьей о Юрии Османове, одном из создателей и лидере Национального движения крымских татар (НДКТ). Он ставил своей целью возвращение крымских татар на историческую родину — в Крым. В начале 1990-х годов стал жертвой нападения в Симферополе и погиб при не до конца выясненных обстоятельствах.

 

Статью написала к 75-летнему юбилею Юрия Османова (01.04.1941-07.11.1993) член украинского ПЭН-клуба Гульнара Бекирова. Написала по антисоветскому националистическому шаблону, в духе политической конъюнктуры. Из нее трудно понять, чем Юрий Османов отличается, например, от председателя меджлиса Мустафы Джемилева…

Мне посчастливилось лично встретиться с Юрием Османовым. В конце осени 1990 года я побывал в Симферополе со штатным портативным магнитофоном по заданию редакции радиостанции советского общественного мнения «Мир и Прогресс». Мне предстояло записать ряд интервью с представителями основных политических сил полуострова — коммунистов, украинского «РУХ»а и татар… Выяснилось, однако, что в татарском национальном движении имеются радикальное и умеренное направления, стало быть, работу следовало вести сразу на двух направлениях.

Связаться с лидером радикальной Организации крымскотатарского национального движения (ОКНД) Мустафой Джемилевым не удалось. Сказали, что лидер радикалов в отъезде, кажется, в Турции. Пришлось ограничиться беседой с его малоизвестными сподвижниками в приемной ОКНД, располагавшейся тогда в начале улицы Крылова. Зато руководитель умеренного Национального движения крымских татар (НДКТ) Юрий Османов оказался на месте.

Он возглавлял Комитет по делам депортированных народов при областном Совете Крыма и имел небольшой офис в Доме Советов на площади Ленина. Здесь мне дали номер телефона Османова, резиденцией которого была одна из комнат гостиницы «Москва» у автовокзала. Там я и встретился с лидером НДКТ. Он произвел на меня приятное впечатление. У него было подвижное, умное интеллигентное лицо вполне светского человека. Открытое и дружелюбное. Держался он просто, хорошо владел русской речью. На вопросы отвечал охотно и откровенно. Мы беседовали на разные темы до поздней ночи, пока я не исписал, по меньшей мере, две магнитофонные кассеты.

Запомнилась глубокая мысль, высказанная Юрием Бекировичем Османовым в ходе беседы, которая актуальна и сегодня. «Пора переходить, — сказал он, — к нормальному существованию, преодолевать тюремную психологию, возникшую от того, что наш народ долгое время фактически жил как в тюрьме. Переход к нормальному образу мышления и жизни — болезненный процесс. Но при всем непонимании, при всем сопротивлении, которые по сей день встречаются со стороны партийных и государственных структур, нет иного пути, кроме как выйти на тесный контакт с Советской властью, сломать барьеры, использовать государственный механизм в интересах нашего народа. Собственно, Наказ народа и предполагает организованное на государственном уровне возвращение на родину».

Преодолевать тюремную психологию… Эти слова Юрия Османова врезались в память. Что означает тюремная психология? Наверное, то самое национальное самосознание, уязвленное обвинениями в измене и депортацией. Оно родилось, естественно, как реакция на несправедливость власти, прежде всего, со стороны той части крымских татар, которая приветствовала освободительную Октябрьскую революцию, которая вместе с другими советскими народами участвовала в социалистическом строительстве, защищала завоевания Советской власти в годы Великой Отечественной войны.

Идея об «измене» крымских татар не была изобретением Берии и Сталина. Ее внушили им извне. Кто? Скажем, информаторы. А информация поступала, видимо, от руководителей крымских партизан, боровшихся с оккупантами в невыносимых условиях. Другое дело — оценка информации. В ней должны были быть учтены не только подлинные факты измены, но и факты самоотверженной борьбы с врагом представителей партийного, комсомольского и советского актива крымских татар. В годы войны одно время возобладала именно такая оценка, когда Крымский обком в эвакуации выпустил прокламацию с осуждением повального обвинения крымских татар в измене…

Партизанская борьба а Крыму велась в беспрецедентных условиях, не сравнимых ни с каким иным регионом оккупированной территории СССР. Не удивительно, что с падением Керчи и Севастополя партизанское движение практически выдохлось. Стало быть, в решении о высылке крымских татар измена была поводом, а главное составляли иные мотивы. Какие? Особая неприязнь к крымским татарам? Вряд ли. Выселению подверглись другие, совсем малочисленные народности Крыма, а также ряд народов Кавказа и калмыки.

Возможно, именно восприятие Крымской автономии, как исключительно крымскотатарской, присущее как активу, так и основной массе крымских татар, внушило советским вождям сначала подозрение, а потом и решимость заселить полуостров более лояльным населением. Правда, были исключения. Предлагалось остаться Ахмет-Хану и другим крымским татарам, отличившимся на службе Отечеству. Но кто бы из них принял такое предложение, когда их родственники подлежали выселению…

Страх, обида, ожесточение — вот составляющие тюремной психологии. Лидеры крымских татар усматривают в депортации сходство политики царской России и Советской власти. Однако в этом есть и кое-какое отличие. До революции исход крымскотатарского населения совершался стихийно, в 1944 году — насильственно. В первом случае, значит, выселялись добровольно, хотя и в силу обстоятельств. Во втором — хотели остаться, но не дали. Но если хотели остаться, значит, не все так плохо, несмотря на репрессии, коллективизацию и закрытие мечетей. Значит, Советская власть заронила что-то иное в души людей, отвечающее их идеалам…

Пожалуй, послереволюционный энтузиазм и надежды, хорошо выразил «Октябрьский гимн» к открытию Первого Всекрымского Учредительного съезда Советов на музыку Александра Афанасьевича Спендиарова и слова Николая Владиславовича Рыковского.

Грянь над Таврией свободной
Гимн во славу Октября…
И да будет всенародной
Жизни новая Заря.

Крым республикою вольной
В федерацию вошел,
И земле широкодольной
Знамя Красное нашел.

Строки этих куплетов выглядят Одой вольности. Ведь царская Россия ассоциировалась в революционном сознании с «тюрьмой народов». Далее на передний план выступает восточная специфика края. Она позволяет понять причины первоначального поощрения революционным центром — Москвой — стремления крымских татар к национальной и государственной самобытности.

И раскинувшись у моря,
На Восток бросая зов:
— Братья! Будет мыкать горе,
Восставайте из оков…

Маяком горю я алым
Над безбрежностью морской
И помочь хочу усталым
Краснозвездною рукой.


Можно было бы выразиться и конкретнее: Крым, где разворачивались процессы татаризации административного аппарата и образования на крымскотатарском языке, светил маяком заморской Турции, где кемалисты вели борьбу против иностранной интервенции, за свободу и независимость. Маяк светил, однако, недолго. Кемалисты с помощью Советской России одержали победу, окрепли политически и экономически. Если убийство основателя и председателя местной компартии Мустафы Субхи и товарищей казалось вначале изолированным терактом группы реакционеров, то с провозглашением Турецкой республики в 1923 году компартия в этой стране попала под запрет.

Тем самым, Ататюрк выразил однозначное отношение к коммунистической агитации и единению с Советами на антиимпериалистической основе. В Москве возникли опасения, как бы кемалистская Турция не стала маяком для крымских татар, контакты их лидеров с турками стали вызывать подозрения и послужили компроматом в ходе репрессий против крымских троцкистов. И все же дело не доходило до депортации. Ее главной причиной стала война, война, сама по себе, во всем комплексе причин и следствий, война, послужившая катализатором политического радикализма.

Война обрекла крымских татар на изгнание, породившее их тюремную психологию. Но что значит освободиться от нее? Открыть шлюзы подавленной агрессивности или начать заново строить доброжелательные отношения с Советской властью? Первую составляющую этой альтернативы выбрал лидер ОКНД Мустафа Джемилев. Судя по некоторым его заявлениям, он даже не видит ничего предосудительного в крымскотатарском коллаборационизме.
Дескать, как Россия относилась к нам, так и мы относились к России. Но Россия относились к крымским татарам по разному, как и они — к России, особенно, в годы первой и второй немецкой оккупации Крыма. Репрессии же, коллективизация и голод были на известном этапе общим уделом всех народов Советской России. Когда же Советская власть, совершив работу над ошибками, стремилась нормализовать отношения с крымскими татарами и пойти им навстречу, Джемилев не шел на компромисс. Он осуществлял тесное взаимодействие с российскими диссидентами, антисоветской демшизой, сея недоверие власти к крымским татарам, создавая препятствия возвращению соотечественников в Крым.

Не это ли имел в виду Юрий Османов, когда говорил мне: «Я вижу большую опасность в том, что сегодня в условиях перестройки при всем благотворном влиянии этого процесса в нашем народе получают трибуну и выходят на поверхность люди, абсолютно некомпетентные и невежественные. То есть, деятели, которые сделали в свое время все для узаконения высылки народа».

Похоже, в позиции Джемилева, в отличие от Османова, большую роль играл и продолжает играть не столько чувство родины, сколько корыстный политический расчет…

Юрий Османов был настоящим народным заступником, совершенно свободным от тщеславия и властных амбиций. Вот что он говорил об участии своих сторонников в крымскотатарском движении:

«Я уверен, что наше движение никогда не будет ни организацией, ни партией. Оно сойдет со сцены, как только будет выполнен Наказ народа. Мы не имеем никаких собственных целей и интересов, лежащих вне задачи возвращения нашего народа на родину. Ныне процесс возвращения идет. Мы давно мечтали об этом и знали, что наступит этап восстановления исторической справедливости. И мы сразу же пытались разрушить барьер между Советской властью и нашим народом. Существуют разные мнения: хороша или плоха эта власть. Но не надо забывать, что эта власть государственная».

Сергей Мальцев
Печатается с незначительными сокращениями
Источник: http://trueinform.ru/modules.php?name=News&sid=45928

 

Похожие материалы

Ретроспектива дня